logo
  1. Война с историей
  2. Жертвы репрессий
Новость, / Тверь

Катынь и Медное — ложь о «расстрелянных НКВД» поляках всё более очевидна

Плиты с именами польских граждан в мемориале «Медное» в Тверской областиПлиты с именами польских граждан в мемориале «Медное» в Тверской области
Владимир Моисеев © ИА Красная Весна

Готовится к печати в Твери книга «Тайна Катынского расстрела. Свидетельства. Разгадки», разоблачающая миф о расстреле органами НКВД пленных польских военных, об этом 25 июля сообщило агентство «ВЕСТИ. Тверская область».

В сообщении говорится, что идет активный сбор средств на издание книги «Тайна Катынского расстрела. Свидетельства. Разгадки». Меньше чем за два месяца удалось собрать более ста тысяч рублей. Деньги поступают из разных стран — России, Болгарии, Польши, США и других.

Два захоронения — в Катынском лесу (Смоленская область) и в селе Медное (Тверская область) являются двумя составными частями одной большой фальсификации. Авторы этой исторической фальсификации пытаются доказать, что в этих двух точках органами НКВД были расстреляны несколько тысяч пленных польских солдат и офицеров.

Однако в последние годы известные ученые, историки, общественные деятели со всего мира опровергают версию о причастности советских чекистов к смерти польских военнопленных, как в Катыни, так и в Медном.

Результаты четырнадцатилетнего расследования уголовного дела по Медному изложены в меморандумах Министерства юстиции России. Из 243 эксгумированных останков в Медном опознано только 16. И хотя эксперты говорят о недоказанности факта расстрела поляков работниками НКВД и даже самого факта наличия останков польских военных на территории мемориала, всё еще продолжает существовать официальная версия о массовом захоронении польских граждан в Медном.

В сообщении отмечается, что в сфабрикованности Катынского дела также нет никаких сомнений. В подготовленной для печати книге на двухстах девяти страницах собраны уникальные материалы, недоступные ранее широкому читателю. Печать книги планируется в Твери. Примечательно, что ее автор — американский ученый Гровер Ферр, профессор из университета Монтклер. Это его вторая работа, посвященная данной тематике.

«Я признателен коллегам и патриотам Твери за вашу борьбу с ложью, за вашу настойчивость по отстаиванию правды. Ложь о советской вине в Катыни, которую в мире воспринимает как правду, будет признана величайшей ложью не только Второй мировой войны, но и в истории всего двадцатого века», — сказал Гровер Ферр в видеообращении к будущим читателям книги.

На первую его книгу «Катынский расстрел. Опровержение „официальной версии“» также собирали средства всем миром.

Напомним, в 1943 году немецкой пропагандой был создан миф о том, что пленные поляки были расстреляны не фашистами осенью 1941 года, а органами НКВД еще в 1940 году. Эта версия категорически была отвергнута советским руководством. Специальная комиссия под руководством академика Бурденко убедительно показала лживость немецкой версии. Однако в 1990-е годы ее вновь вернули в общественно-информационное пространство.

Комментарий редакции

Мемориал в Медном был открыт в сентябре 2000 года, с тех пор вот уже 19 лет он является одним из символов победившего исторического ревизионизма в России. Ревизионизм этот носит ярко выраженный пораженческий характер, поскольку главная его задача — наложить печать вины на весь советский период.

«Пораженческий» подход находит отклик в либеральной среде и в некоторой части властного истеблишмента, изолировавшего себя от повседневных реалий России. В то же время социологические опросы последних лет настойчиво свидетельствуют о резком неприятии пересмотра советской истории широкими массами российского населения.

Очевидно, что противостояние этих двух подходов в ближайшее время обострится до опасного предела.

Если возобладает «пораженческий» ревизионизм, то дальнейшее легко предсказать: наша великая Победа будет объявлена поражением, герои — обманутыми фанатиками, а предатели — мстителями за ужасы тоталитарного режима. Как говорится, со всеми вытекающими последствиями, вплоть до декоммунизации по жесткому сценарию, как это делалось с поствоенной Германией.

Музейная практика в Медновском мемориале свидетельствует о том, что тема репрессий вызывает все меньший интерес — с каждым годом проводится все меньше экскурсий, поток посетителей также уменьшается.

В этих условиях Российское военно-историческое общество (РВИО), которое определяет идейное наполнение экспозиции мемориала в Медном, пытается найти новое содержание, которое даст толчок развитию музея. В последний год здесь проводятся молодежные мероприятия военно-патриотической направленности. Однако концепции музея нет, ее ждут из РВИО. Но для полноценного обновления концепции необходимо менять статус музея и отказаться от темы репрессий.

Большой вопрос к министру культуры Владимиру Мединскому, возглавляющему также и РВИО — готов ли он к серьезному решению вопроса или оставит его «дозревать» стихийно?