logo
Новость
/ Санкт-Петербург

На круглом столе, посвященном Солженицыну, показали его антиисторичность

Кругллый стол, посвященный солженицынству. Санкт-Петербург, библиотека имени В.И. ЛенинаКругллый стол, посвященный солженицынству. Санкт-Петербург, библиотека имени В.И. Ленина
© ИА Красная Весна

О собственном признании Солженицына, что при написании книги «Архипелаг ГУЛаг» он не опирался на исторические данные, рассказал член движения Суть времени, популярный ЖЖ-блогер (arctus) Олег Судаков 15 декабря в ходе доклада на круглом столе, посвященном 100-летию Александра Солженицына и проходившем в одной из библиотек Санкт-Петербурга.

Докладчик рассказал о встрече Солженицына со студентами Цюрихского университета 20 февраля 1975 года. В ходе этой встречи студентами был задан вопрос, почему в книге «Архипелаг ГУЛаг» имеется подзаголовок «опыт художественного исследования»?

Ответ писателя заключался в том, что «все прямые документы или уничтожены, или так тайно хранятся, что к ним проникнуть нельзя», а «большинство свидетелей убито или умерло». В связи с чем Солженицын делает следующий вывод: «Итак, писать обыкновенное научное исследование, опирающееся на документы, на цифры, на статистику, не только невозможно мне сегодня, или кому-либо сегодня, но боюсь, что и никогда никому».

Докладчик отметил, что данная встреча записывалась на пленку, а ее текст был опубликован как в зарубежной печати, так и в России (27 мая 1992 года в «Литературной газете»).

Напомним, в своем произведении «Архипелаг ГУЛаг» Солженицын приводит многократно завышенные цифры жертв политических репрессий. При этом он ссылается на данные доктора экономических наук И. А. Курганова (Кошкина), который во время Великой Отечественной войны добровольно перешел на сторону немцев, сотрудничал с власовцами, а после войны переехал в США, где был использован в информационной войне против СССР.

В начале 1990-х годов доктор исторических наук Виктор Николаевич Земсков, работавший непосредственно в архивах МВД и КГБ, подготовил историческую справку о реальных масштабах репрессий, которые оказались принципиально меньше озвученных Солженицыным. При этом о Курганове Земсков отзывался как о представителе псевдонауки.