logo
  1. За рубежом: реальный мир
  2. Продвижение гендерной идеологии и борьба с ней
Токио, / ИА Красная Весна

В Японии профсоюзы выступили против «сексистских норм» дресс-кода

Идеальные работники
Идеальные работники
Цитата из х∕ф «Cтрана хороших деточек». Реж. Ольга Каптур. 2013. Россия

Около 60% респондентов опроса Японской конфедерации профсоюзов (Rengo) заявили, что они связаны на работе правилами дресс-кода, которые устанавливают компании, демонстрируя дискриминацию по гендерному признаку. Об этом рассказывает 19 ноября газета The Mainichi Shimbun.

Больше всего среди тех, кто придерживается этой точки зрения, оказалось работников гостиничного и ресторанного бизнеса (86,7%), а также сотрудников финансовой и страховой сферы — 71,4%.

22,6% участников опроса в возрасте от 20 до 69 лет заявили, что «к одежде мужчин и женщин применяются разные критерии». 20–30% респондентов ответили «да» по каждому из следующих вопросов — «мужчины должны носить костюмы и галстуки», «мужчины не могут носить серьги» и «женщины должны краситься». Среди установок руководства оказались требования к мужчинам носить волосы только черного, а к женщинам — только каштанового, «не выделяющегося», цвета.

Конфедерация занялась этим вопросом после того, как по стране прокатилась волна протестов против принуждения носить высокие каблуки на работе под лозунгом #KuToo. Это вариация названия кампании #MeToo по борьбе с сексуальными домогательствами, а также каламбур, основанный на значении японских слов «kutsu» (обувь) и «kutsuu» (боль).

Куми Иноэ, исполнительный директор департамента соблюдения гендерных прав и равенства в сфере занятости Rengo, прокомментировала ситуацию так: «По крайней мере 30% людей принимают гендерные правила в отношении моды на рабочем месте как нечто, с чем нельзя ничего поделать. Обществу необходимо изменить восприятие этого вопроса. А Министерство здравоохранения, труда и социального обеспечения должно включить в число руководящих принципов своей профилактической деятельности борьбу с гендерно-дискриминационными дресс-кодами как с одной из форм властного притеснения».