logo
Статья

Фашистская поступь канадской эвтаназии

Фашистский плакат "Так это закончится", пропагандирующий убийство неполноценных людей, 1935
Georg Pahl

Современное общество на высоких скоростях движется к катастрофе, которая произошла в середине 20 века. На прошлой неделе в СМИ появилось сообщение о том, что в Канаде было проведено исследование, согласно которому эвтаназия в Канаде может сэкономить для бюджета страны 139 миллионов долларов в год.

Данные подсчеты очень близки к цифрам фашистов 1939 года. В рамках программы «Т-4» с 1939 по 1941 годы фашистскими врачами было «сэкономлено» для Рейха более 885 млн марок путем принудительного умерщвления более 70 тысяч больных.

Целью программы «Т-4», активно навязывавшейся обществу в том числе как помощь самим больным, являлось очищение германской расы от физически неполноценных людей. Или как написал об этом один из врачей Освенцима доктор Ф. Кляйн — оздоровление нации: «Прочь уважение к человеческой жизни — я просто удаляю гнойный аппендикс из больного тела».

Даже в нацистской Германии непрерывно горящие печи крематория и ужас родственников убитых больных вызвали массовые протесты, поддержанные католической церковью. Протесты достигли пика в августе 1941 года, а к осени программа была остановлена. Правда, не под давлением, а по причине достижения запланированного результата. Даже убежденные члены НСДАП были в ужасе от программы. Так, руководитель женского нацистского движения Лёвис писала в частном письме жене верховного судьи НСДАП Вальтера Буха: «Моя вера в победоносное преодоление всех трудностей и опасностей, которые стоят на пути Великой Германии, до сих пор была непоколебимой, свято доверяя фюреру, я безоглядно продиралась через политические дебри, но при том, что сейчас надвинулось на нас, у человека, как выразилась одна юная национал-социалистка, работающая в расово-политическом ведомстве, земля уходит из-под ног… …крестьяне на Альбе, обрабатывающие свои поля и видящие эти фургоны, тоже знают, куда они направляются, более того, у них перед глазами труба крематория, из которой день и ночь валит дым. Нам известно, что среди неизлечимых душевнобольных есть много высокоинтеллектуальных людей, часть из них только относительно нездорова, а часть страдает временными расстройствами психики и в промежутках между припадками обладает абсолютно ясным рассудком и даже повышенным интеллектом. Неужели мало того, что их перед этим стерилизовали?..»

Недовольства в обществе заставили руководство партии изменить подход к умерщвлению не подходящих для нацистской Германии людей. И с ноября 1942 года начался второй этап программы принудительной эвтаназии. Председатель засекреченного Собрания врачей в Министерстве внутренних дел заявил, что «в психиатрических больницах умирает слишком мало пациентов, и что нет необходимости лечить большинство болезней, которые случаются». Чтобы исправить эту «проблему», людей стали сажать на «безжировую» или «безвитаминную» диету (под такими названиями она фигурировала в воспоминаниях врачей), которая называлась «Диета-Е». От такой диеты пациенты в течение трех месяцев умирали. Одна из медсестер вспоминала позже, что диета-Е «состояла из черного кофе или чая на завтрак и вареных овощей на обед и ужин, например, жгучий как крапива шпинат, капуста или картошка. Периодически пациентам, находящимся на диете-Е, разрешалось есть довольно много, так что мы, медсестры, даже говорили друг другу, что пациенты питались бы лучше, если бы еда распределялась более равномерно. Но именно пациенты, находящиеся на диете-Е, с одной стороны, страдали от ужасного голода, а с другой стороны, их желудки внезапно оказывались переполнены. В результате, они находились не только в условиях недоедания из-за диеты, но также страдали от неправильного питания». В этот второй период применения эвтаназии умерло 110 тысяч пациентов больниц. К маю 1945 года в психиатрических лечебницах Германии остались в живых только 15% больных.

И вот, спустя три четверти века «безжировая и безвитаминная» диета снова под предлогом благих намерений воскресает как принудительный метод лечения больных разной степени тяжести. В упомянутом интервью Кейт Келли рассказывает ужасающую историю. Ее мать была умерщвлена с применением метода, называющимся еще более безобидно, чем нацистская диета-Е: «Уход с комфортом» или «Ливерпульский путь помощи».

В современном мире чем более безобидно называется социальная программа, тем обычно страшнее ее содержание. Дочь не смогла остановить измор матери голодом, так как опека была оформлена на другого человека. «Я сидела с матерью шесть дней и ночей, и она крепко держала меня за руку, пока, наконец, не умерла от обезвоживания и голода, — рассказывает Келли. — И это произошло еще до того, как эвтаназия стала законной. Объяснения были такими: моя мать была старой, у нее была болезнь Альцгеймера. Медсестры в доме престарелых, где она находилась, заявили, что моя мать не страдает, что они видели более двухсот человек, умирающих таким образом, и что моей матери было комфортно. Однако ей совсем не было комфортно!»

Более двухсот человек, умерщвленных подобным образом только в одном канадском доме престарелых! Страшно подумать, что происходит в психиатрических клиниках и домах престарелых в остальном «просвещенном» мире. В Нидерландах тем временем эвтаназия становится все более частой причиной смерти. Уже 4,5% всех смертей относятся к этой категории. А это более 6700 человек. Большинство из них считались неизлечимо больными. Но растет процент и тех, кто уходит из жизни из-за простых проблем со здоровьем от старости, ранних стадий деменции или психиатрических проблем.

Врачи бьют тревогу. Так, Пенни Льюис, содиректор Центра медицинского права и этики Королевского колледжа Лондона заявила, что «если вы легализуете (эвтаназию — прим. ИА Красная Весна) на такой же широкой основе, что и голландцы, то увеличение (обращений к эвтаназии — прим. ИА Красная Весна) — это то, чего вы должны ожидать. Доктора станут более уверенно практиковать эвтаназию, и больше пациентов начнут просить об этом».

Ей вторит доктор Агнес ван дер Хайде, ведущий сотрудник Медицинского центра Университета Эразмуса в Роттердаме: «Похоже, что теперь у пациентов растет желание просить об эвтаназии, а у врачей — желание ее предоставлять». Но они не договаривают самого главного. Со временем под давлением циничных экономистов и специфических морализаторов список болезней, которые являются неизлечимыми и предполагают эвтаназию будет шириться все больше. А случаи принудительных «комфортных» убийств будут случаться все чаще, в том числе и со здоровыми, но неудобными власти людьми.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER