Эпидемия коронавируса вызывает беспорядок и напряжение на мировых рынках. Попробуем взглянуть, как эта эпидемия повлияла на рынок железной руды — основного сырья для черной металлургии.

Рынок железной руды «зачихал» из-за коронавируса

Изображение: Сергей Анашкин © ИА Красная Весна
Коронавирус и рынок железнорудного сырья
Коронавирус и рынок железнорудного сырья
Коронавирус и рынок железнорудного сырья

Несколько десятилетий бурного экономического роста вывели Китай в число мощнейших индустриальных держав и сделали его крупнейшим в мире импортером сырьевых ресурсов, в том числе железной руды. Всемирная ассоциация стали отмечает, что, выпустив в 2019 году 996,3 миллиона тонн стали, что составляет 53,3% ее мирового производства, Китай остался крупнейшим потребителем и импортером железорудного сырья (ЖРС).

По данным аналитиков «Альфа-банка», примерно две трети мирового потребления железной руды приходится на Китай. При этом собственные китайские месторождения имеют небольшие размеры и отличаются низким качеством руды. Основную часть своей потребности в ЖРС Китай покрывает за счет импорта. Главными поставщиками ЖРС в Китай являются горнорудные компании Австралии и Бразилии.

Очевидно, что на сегодняшний день влияние Китая на мировой рынок ЖРС является определяющим и ни с чем не сравнимым. Образно говоря, если китайская экономика чихнула — у поставщиков железорудного сырья во всем мире потекло из носа. Расползающаяся по миру эпидемия коронавируса еще раз подтвердила эту, на сегодняшний день ничем не отменяемую закономерность.

Еще в январе, когда введение в Китае карантинных мер против коронавируса привело к стагнации транспортного и строительного секторов экономики, а также автопрома, аналитики заговорили о предстоящих тяжелых временах для металлургической и горнорудной отраслей. Статистика подтвердила эти опасения. Падение выплавки стали в КНР в феврале прогнозировалось в диапазоне от 31 до 43 млн тонн. Это соответствует примерно половине годового производства стали в России. По данным таможенной службы КНР, экспорт продукции черной металлургии из Китая за первые два месяца 2020 года снизился на 27% по сравнению с тем же периодом предыдущего года.

Столь значительное падение производства вызвало существенное падение импорта железорудного сырья. Уже в январе, как сообщил интернет-ресурс Alacero.com, бразильский экспорт железной руды упал на 19% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. При этом две трети бразильского экспорта приходятся на Китай. В феврале эта тенденция получила развитие: долгосрочные контракты продолжали выполняться, но спотовые поставки ЖРС в Китай существенно снизились. В итоге, как сообщил ресурс Yieh.com, общий объем поставок железной руды из Бразилии в Китай в феврале сократился на 30,5% по сравнению с январем. При этом общий объем экспорта железной руды из Бразилии в феврале снизился на 17%.

Австралия, по данным портала metallplace.ru, в январе 2020 года снизила экспорт железной руды на 16%. Данные по экспорту ЖРС из Австралии за февраль еще не опубликованы, но с высокой долей уверенности можно предположить, что они окажутся немногим лучше бразильских.

Сокращение поставок ЖРС в Китай сопровождается ростом товарных запасов этого вида сырья. Так, согласно данным консалтинговой компании SteelHome, запасы железной руды в главных китайских портах на 6 февраля составили 131,1 млн т. То есть всего за неделю эти запасы выросли на 4,05 млн т.

Российские металлургические компании поставляют в Китай различные виды труб и металлопроката. Однако, как вспышка коронавируса в Китае повлияла на их бизнес, остается загадкой. Обращения российских изданий, специализирующихся на освещении работы металлургической и горнодобывающей отраслей, в отечественные компании с просьбой прокомментировать сложившуюся ситуацию остались без ответа.

Между тем косвенные данные позволяют утверждать, что вспышка коронавируса в Китае создала проблемы и для российских горняков и металлургов. Статистика железнодорожных перевозок показывает, что отгрузки стального проката и труб основными предприятиями металлургической отрасли на внутренний рынок и за рубеж в феврале снизились на 11% по отношению к январю. По данным MetalTorg.Ru, в годовом исчислении падение составило 1,9%. При этом, если внутрироссийские железнодорожные перевозки металлургической продукции в феврале по отношению к январским показателям снизились на 7,6%, то экспортные перевозки за тот же период упали на 15,6%. А как мы уже показали выше, проблемы сбыта у металлургов немедленно ведут к появлению аналогичных проблем у горняков…

Однако не все так грустно. Успехи борьбы с коронавирусом и связанное с этим экономическое оживление в КНР внушают оптимизм экономическим аналитикам. Так, американское агентство деловой информации Platts выражает надежду, что в марте многие китайские сталелитейные заводы завершат работы по техническому обслуживанию производства, которые они приурочили к вспышке коронавируса, и увеличат выпуск продукции. Аналитики финансовой корпорации UBS уверены, что по мере возобновления деловой активности «производство стали увеличится, а вместе с этим — и спрос на железную руду». Эксперты крупнейшей австралийской инвестиционной компании Macquarie полагают, что увеличение спроса будет оказывать существенное стимулирующее воздействие на рынки сырьевых товаров.

Тем не менее сильно обольщаться не стоит. Даже в случае благоприятного развития ситуации в мировой экономике спрос на сырьевых рынках будет восстанавливаться медленно, а мировая экономика сегодня отнюдь не демонстрирует радужных перспектив. Тем более, что в большинстве стран мира «поход» коронавируса с соответствующими экономическими последствиями только начинается.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER