Обзор основных событий недели в Северной столице с 5 по 12 октября

В Петербурге вновь появилась должность «теневого губернатора»?

В бандитские 90-е ходило поверье, что Северной столицей руководят два губернатора — дневной и ночной. Осенью 2020 года Петербург вновь ощутил двоевластие, причем «царь Ковид» начинает все сильнее диктовать свои условия — он влияет и на политику, и на экономику, и на культурную жизнь — в общем и целом, на все сферы жизни мегаполиса.

Акакий Акакиевич возвращается с вечера
вечерасвозвращаетсяАкакиевичАкакий
Акакий Акакиевич возвращается с вечера
Изображение: Борис Кустодиев. 1905 год

Петербург во власти коронавируса — «пороха не было», полевой госпиталь и бум разводов

Степень этого влияния можно оценить по статистике, которая, как известно, вещь упрямая, а в сложившихся условиях глобальной «ковидной» истерии на нее особенно обращают внимание в федеральном центре.

Оставим за скобками подозрения в играх с цифрами заражаемости и смертности от COVID-19 в Петербурге. Во-первых, это не всегда возможно доказать, а во-вторых, даже если что-то подобное и имеет место быть (в сторону занижения, разумеется), то оно не сработало. Петербург показывает худшие цифры в России по показателю летальности от коронавируса, который в четыре раза превышает московский показатель — в Петербурге к 5 октября летальность составила почти 6,9% (в Москве — 1,7%).

Еще летом городские власти задались вопросом, почему Петербург является безоговорочным антилидером по смертности от COVID-19. Ответ на этот вопрос отчасти дала комиссия Минздрава РФ, которая в начале октября нагрянула в Северную столицу с ревизией городской системы здравоохранения.

Выводы последовали достаточно фундаментальные — первым по значимости в списке замечаний следует отсутствие вертикали управления системой здравоохранения города, то есть в кризисный момент в Петербурге не было единого центра принятия решений, координирующего управление региональным здравоохранением. Это породило дисбаланс в работе амбулаторного и стационарного звена.

В этой связи вспоминается байка про Петра Первого, которого комендант одной из крепостей не встретил пушечным салютом, как полагалось по его статусу:

— На то было 100 причин! Во-первых, у нас не было пороха!..

— Достаточно!

По сути, уже первым выводом можно было ограничиться, потому что такие проблемы как нарушение требований по перепрофилированию медицинских стационаров на COVID-19, неравномерная нагрузка на стационары, проблемы с отслеживанием состояния больных высокого сердечно-сосудистого риска, пугающие граждан очереди из скорых у больниц, низкая выявляемость коронавируса (1,5% положительных тестов при среднем показателе по России в 2,6%) являются следствием управленческой неразберихи.

Не говоря уже о всеобщей доковидной оптимизации здравоохранения, в результате которой, по разным данным, число коек инфекционного профиля в стране в целом сократилось со 140 тысяч в 1990 году до 59 тысяч к 2019 году и остро чувствуется нехватка медперсонала среднего и младшего звена.

Теперь это на скорую руку компенсируется разворачиванием полевого госпиталя в Ленэкспо, который городские власти разморозили на минувшей неделе, и отвлечением внимания от пациентов с другими, зачастую более тяжелыми заболеваниями. Это станет неизбежным после того, как будет удовлетворен запрос губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова в адрес Министерства здравоохранения России на 1 тысячу коек в федеральных больницах на территории Петербурга под лечение больных COVID-19.

Всё это вкупе порождает перекосы в виде возвращения «дистанционного обучения», на которое за неделю перевели 81 класс в 39 школах Петербурга, а также студентов ЛЭТИ и СПбГУ, и другие острые социальные проблемы вроде возросшей в 4,5 раза смертности от психических расстройств во время пандемии и увеличения в 10 раз за пять месяцев числа разводов в Петербурге (238 разводов в мае 2020 против 2479 — в сентябре).

С другой стороны, не позавидуешь сегодняшним городским властям, которые, озираясь на Москву и успокаивая граждан отсутствием тотального карантина, могут лишь оттягивать коллапс системы здравоохранения путем введения более мягких, чем весной, но всё же ограничений — так, Беглов распорядился продлить до 29 ноября имеющиеся ограничения и призвал горожан старше 65 лет самоизолироваться.

Всё это происходит на фоне мрачных прогнозов городского комитета по здравоохранению, допустившего, что в лучшем случае к 24 января в Петербурге будет почти 39 тысяч инфицированных COVID-19, в худшем — почти 49 тысяч уже ко 2 января с учетом всех госпитализированных с COVID-19 и пневмонией.

Как коронавирус на бюджет Петербурга влиял

На минувшей неделе Смольный утвердил проект городского бюджета на 2021 год, согласно которому его дефицит должен сократиться со 111 млрд рублей (по плану на конец «коронавирусного» 2020 года) до 87,2 млрд рублей. По плану доходная часть в 2021 году составит 623,5 млрд рублей, расходы — 710,7 млрд рублей.

Однако если реальная работа над бюджетом 2021 года еще впереди, то с «ковидным» бюджетом 2020 года все гораздо интереснее из-за постоянных корректировок, которым он подвергается в течение последнего полугодия. Осенью стало ясно, что весной Смольный преувеличил негативные последствия карантина, когда городское правительство настояло на снижении плана по доходам на 100 с лишним миллиардов рублей и на удвоении заложенного дефицита — до 111 млрд.

В разгар весеннего разгула пандемии Смольный запланировал доходы в 2020 году в размере 573,8 млрд, теперь же ожидания стали несколько оптимистичнее — 610 млрд. Доходная прибавка в 34 миллиарда сложилась из налога на прибыль (плюс 10,5 млрд сверх весенних планов), НДФЛ (+ 2,9 млрд), акцизов (+ 6,8 млрд), имущественных налогов (+ 1,2 млрд) и финансовых вливаний от федерального центра: Москва дала на целых 18,3 млрд больше, чем планировал Смольный в начале лета.

При этом в правительстве, которое на фоне весеннего пессимизма наращивало дефицит бюджета за счет сокращения доходов, после увеличения доходной части собираются раскидать только 25 из 34 миллиардов прибавки. Таким образом, расходная часть увеличится с 685 млрд до 710 млрд рублей, с новым плановым дефицитом бюджета в размере 99,6 млрд вместо запланированных ранее 111 млрд рублей.

В итоге 25 млрд будут освоены в рамках текущих обязательств Смольного: 8,6 млрд рублей пойдут на здравоохранение (из них 4,3 млрд — на выплаты медикам), 6 дополнительных млрд — на нужды теплоснабжающих компаний в рамках компенсации льготных тарифов; еще миллиард будет вложен комитетом по развитию транспортной инфраструктуры, скорее всего, в софинансирование строительства первого участка (от Витебского проспекта до Западного скоростного диаметра) Широтной магистрали скоростного движения; комитет по труду и занятости получит 3,6 млрд рублей на допвыплаты безработным, число которых в Северной столице за время пандемии увеличилось с 14 тысяч до 108 тысяч человек; еще 1,3 млрд федеральных денег пойдут на оплату услуг ЖКХ для некоторых групп горожан. На 4,3 млрд вырастет статья расходов для 18 районных администраций.

При этом расходы на «социалку» остались на том же уровне в 67,7 млрд, но претерпели внутренние перераспределения — в частности, более 1 млрд рублей будут переброшены на строительство оранжевой ветки подземки (при этом сдача станций «Горный институт» все равно состоится в 2023 году, на год позже запланированного), еще почти миллиард на нужды системы здравоохранения передал комитет по строительству, сняв их со строительства школ и детсадов.

Что в Петербурге оказалось неподвластно коронавирусу?

И всё же есть то, что не меняется в городе на Неве после того, как Ленинград стал Санкт-Петербургом, а именно — десоветизаторский зуд некоего меньшинства, негласно объявившего войну с историей, которая дорога просоветскому большинству граждан нашей страны.

К слову, в 2014 году из более чем 1400 граждан, опрошенных на улицах Петербурга членами движения «Суть времени», более 73% высказали отрицательное отношение к изменениям «советских» названий на «исторические». В 2017 году на телеканале «Россия-1» из 4822 проголосовавших зрителей 89% выступили против того, чтобы убирать из городской топонимики названия улиц, связанных с эпохой СССР.

В последние годы десоветизаторы, считающие советский период проклятием для России и пытающиеся стереть любые упоминания о нем, предпринимают (пока неудачные) попытки переименования городских топонимов, доставшихся в наследство от советской эпохи.

В последние годы неравнодушным гражданам Петербурга, отстаивающим право на историю, а следовательно право быть человеком, удавалось отбивать переименования улицы Жака Дюкло, Советских улиц, Свердловской набережной и так далее. Всякий раз инициатива о переименовании возникала под «благородным» предлогом о возвращении исторического названия.

По такому же сценарию развивалась ситуация и 23 сентября 2020 года, когда Топонимическая комиссия Санкт-Петербурга одобрила переименование улицы Книпович под видом «возвращения исторического названия», коим якобы является «Смоляная улица». На этот раз инициатором переименования выступил митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий.

Читайте также: Как «без политики» переименовывают улицы в Петербурге

В данном случае Топонимическая комиссия решила, во-первых, махнуть рукой на культурно-исторический подход, заложенный в ее принципах — не надо быть ученым, чтобы узнать из открытых источников, что Смоляной улицей называлась ранее лишь малая часть улицы Книпович (топоним появился на карте Ленинграда в 1976 году). То есть ни о каком «возврате исторического наименования» речи не идет, речь идет об элементарной политизации процесса, которая неизбежно породит раскол в обществе.

А, во-вторых, по привычке члены Топонимической комиссии забыли спросить о готовящемся переименовании петербуржцев. Нет, все формальности были улажены — онлайн-опрос под покровом коронавирусной истерии в июне был все же проведен на сайте Администрации Петербурга, однако всем известно, что подобные опросы, в которых один человек может поучаствовать по несколько раз, вряд ли можно считать репрезентативными.

Читайте также: Предприниматели Петербурга выступили против переименования улиц

Активисты движения «Суть времени» провели свой опрос среди жителей домов на улице Книпович и среди петербуржцев, работающих на улице Книпович. В итоге пункт 2.8 Положения о Санкт-Петербургской межведомственной комиссии по наименованиям (Топонимической комиссии): «Учет и анализ общественного мнения по вопросам наименования (переименования) объектов <…>» вынуждено было отрабатывать гражданское общество.

Читайте также: Жители Петербурга подали обращение против переименования улицы Книпович

Итогом «учета и анализа общественного мнения» по поводу переименования улицы Книпович стала подача коллективных обращений против переименования на имя губернатора Петербурга Александра Беглова — как от жителей улицы, так и от предпринимателей и сотрудников предприятий, расположенных на улице Книпович. Ведь меньшинство не должно навязывать свою волю большинству, тем более в такой важнейшей сфере человеческой жизни, как сохранение исторической памяти. Потакание же таким инициативам, по ошибке ли, по недосмотру ли — всё ведет к подрыву доверия граждан к избранной ими власти.

Акакий Акакиевич возвращается с вечера
вечерасвозвращаетсяАкакиевичАкакий
Акакий Акакиевич возвращается с вечера
Изображение: Борис Кустодиев. 1905 год
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER