logo
Статья
  1. Мироустроительная война
  2. Южная Осетия — 10 лет непризнания
«На сам комбинат они не пошли, но обстреливали сильно. Помню, как они недалеко от нас прямой наводкой расстреляли из танка машину с семьей и детьми. Все сгорели заживо»

Хлеб под огнем: интервью с сотрудником хлебозавода Цхинвала

Аза КабисоваАза Кабисова
Сергей Кайсин © ИА Красная Весна

В ночь с 7 на 8 августа 2008 года Грузия напала на Южную Осетию, начав обстрел мирного населения республики из установок залпового огня «Град». Позднее в ход были пущены танки, пехота и авиация. Хлебозавод Цхинвала продолжил выпекать хлеб под обстрелами. Работали и днем и ночью. Бомбы падали везде, но работники не покинули своих мест.

О работе хлебозавода Цхинвала в военные дни и после войны рассказала бухгалтер-кассир предприятия Аза Кабисова. В день 10-летия независимости Южной Осетии Азу Алексеевну наградили медалью за организацию работы предприятия.

Корр.: Сколько всего было работников на предприятии?

А.К.:  На хлебозаводе тогда числилось 250 сотрудников. Работа у нас посменная и, когда началась война, на работе была только ночная смена. Нас всех тогда вызвал директор и попросил сделать все, что в наших силах, чтобы обеспечить непрерывную работу комбината. Пришли все, кто смог добраться, и больше не уходили, работали сутками и готовы были защищать наше производство. Комбинат продолжил выпекать хлеб, а мы охраняли предприятие, чтобы с ним ничего не случилось, чтобы все было на месте, подбадривали женщин, чтобы не боялись, следили за тем, чтобы наш магазин всегда был открыт, чтобы люди в любое время могли получить хлеб.

Корр.: Была ли возможность где-то укрыться?

А.К.:  В то время на территории предприятия было убежище, в подвале которого прятались от обстрелов работники комбината и люди, живущие поблизости. Прятались все вместе эти пять дней.

Корр.: Там отдыхали, спали?

А.К.:  Да разве там уснешь? Мы не могли ни есть, ни спать. Грузинские военные ходили, выкрикивали оскорбления и кричали «выходи!», стреляли по окнам, гранаты бросали. Здесь стояли их танки.

Корр.: Вижу табличку на Вашем доме, находящемся рядом с хлебозаводом, указывающую на то, что здесь был первый очаг сопротивления.

А.К.:  Здесь грузинские военные останавливались. Тут у них был пункт сбора, потом они разъезжались по городу.

На сам комбинат они не пошли, но обстреливали сильно. Помню, как они недалеко от нас прямой наводкой расстреляли из танка машину с семьей и детьми. Все сгорели заживо. Страшные были дни.

Корр.: Как в те дни развозили хлеб по городу?

А.К.:  Было очень важно доставить наш хлеб людям, чтобы они не голодали. Наше предприятие было единственным, которое тогда не закрылось. Да и не могли частные небольшие пекарни обеспечить выпуск такого количества хлеба, как мы. Хлеб развозили на наших хлебовозах, но к нам также приходили люди и предлагали свою помощь. Они на своих машинах развозили хлеб под бомбежками. Многие из них погибли. Мы ведь были в окружении, не всегда удавалось прорваться — по машинам вели прицельный огонь.

Корр.: Как после войны изменилась жизнь на предприятии?

А.К.:  Нам все помогали восстанавливаться. Конечно же, в первую очередь, Россия. Но было много и частных пожертвований из Осетии, из России. Нам не только полностью отремонтировали старое здание хлебозавода, но и построили новое. У нас теперь очень красиво. А еще нам удалось модернизировать и расширить наше производство — теперь выпекаем хлеб для всей республики.

Корр.: В чем специфика вашего предприятия?

А.К.:  При производстве нашей продукции мы используем только рецепты советских времен. Поэтому такого вкусного хлеба, как у нас, нет нигде!

Читайте номер газеты «Суть времени» к 10-летию независимости Республики Южная Осетия