19
сен
2021
  1. Социальная война
  2. Продовольственная безопасность
Интервью ИА Красная Весна /
Почему не работает Доктрина продовольственной безопасности и как это изменить

Рост цен на продукты связан с «дырами» продбезопасности — экономист

Петр Кончаловский. Овощи (фрагмент). 1916
Петр Кончаловский. Овощи (фрагмент). 1916
Петр Кончаловский. Овощи (фрагмент). 1916

Многие граждане нашей страны начали замечать, что количества денег, выделяемых из бюджета семьи на покупку продуктов питания, стало не хватать. Такое положение дел вызывает много вопросов — если продукты и дальше так будут дорожать, то это напрямую ударит по безопасности страны. Власть требует от бизнеса не завышать цены, но ситуация кардинально не меняется.

О том, что происходит в стране с ценами на продовольствие и как они влияют на продбезопасность РФ, корреспонденты ИА Красная Весна побеседовали с главным научным сотрудником СибНИИЭСХ СФНЦА РАН, ведущим научным сотрудником ИЭОПП СО РАН, доктором экономических наук, профессором Ириной Васильевной Щетининой.

Изображение: © ИА Красная Весна
Ирина Щетинина
Ирина Щетинина
ЩетининаИрина

ИА Красная Весна: Ирина Васильевна, как на ваш взгляд обстоят дела в нашей стране с продовольственной безопасностью?

Ирина Щетинина: В России с целью обеспечения продовольственной безопасности на протяжении многих десятилетий принимались различные меры на федеральном и региональном уровнях, а в 2010 году была утверждена первая Доктрина продовольственной безопасности. Это позволило в определенной степени преодолеть перестроечную разруху 90-х годов прошлого века, когда наше агропромышленное производство в некоторых регионах было отброшено по ряду показателей на уровень 1930-х годов.

Социально-экономическая и политическая ситуация в стране и в мире менялась, и это потребовало новых подходов к обеспечению российских граждан продуктами питания. В результате Правительством была разработана и указом Президента РФ от 21 января 2020 г. утверждена новая Доктрина продовольственной безопасности (Доктрина 2020).

Насколько эффективной стала эта Доктрина, сможем понять через нескольких лет. Однако уже сейчас можно отметить, что одним из положительных моментов Доктрины 2020 является расширение видов продукции, признанных жизненно необходимыми для поддержания здоровья населения. В частности, в этот перечень впервые внесены овощи и фрукты. По ряду продуктов (сахар, растительное масло, рыба) увеличены индикаторы уровня самообеспечения. Кроме того, в новой Доктрине 2020 уточнены потенциальные риски и угрозы. Однако она содержит и некоторые существенные недостатки, способные поставить продбезопасность страны под угрозу.

Изображение: © pkk.rosreestr.ru
Публичная карта Росреестра
Публичная карта Росреестра
РосреестракартаПубличная

Первым недостатком Доктрины 2020 является то, что она гарантирует только физическую и экономическую доступность пищевой продукции, не учитывая систему взаимоотношений в обществе в отношении продуктов питания, которая может сложиться среди беднейших слоев населения в случае чрезвычайных ситуаций или возникновения других социальных проблем. То есть в Доктрине не указана необходимость социальной доступности продуктов питания.

Вторым концептуальным недостатком новой Доктрины можно считать подход к определению продовольственной независимости, которая должна подразумевать полную продовольственную самостоятельность России, то есть возможность обеспечения населения продуктами питания на 100% за счет собственного производства.

Но так как речь в новой Доктрине идет об уровне самообеспечения страны зерном, молоком и некоторыми другими сельскохозяйственными продуктами на 90–95%, а фруктами и ягодами лишь на 60% от потребности для здорового образа жизни, то можно говорить только о продовольственной безопасности, но не о независимости. Население страны при таком уровне производства продукции агропромышленного комплекса (АПК) не может быть независимо от внешнего обеспечения продуктами питания.

Третий недостаток Доктрины 2020 связан с тем, что для расчета уровня самообеспечения используется отношение объема отечественного производства продовольствия к объему их фактического внутреннего потребления. Однако при этом совершенно упускается из виду, что фактический уровень потребления по ряду важных продуктов питания (хлебопродукты, молоко, овощи, фрукты и др.) не соответствует рекомендуемым медицинским нормам.

В итоге установленный нормативный уровень самообеспечения заведомо искажает реальную картину обеспечения страны продовольствием за счет собственного производства. Более правильным был бы подход, по которому пороговый уровень самообеспечения рассчитывался путем сравнения произведенного объема отечественного продовольствия с объемом их потребления по медицинским нормам (табл. 1).

Изображение: Щетинина И. В. Документы новые – проблемы старые. О доступности продуктов питания в России // ЭКО. 2021. № 6. С. 77–98. DOI: 10.30680/ECO0131-7652-2021-6-77-98.
Таблица 1. Уровень потребления и самообеспечения продуктами питания  трудоспособного населения России, в среднем 2017–2019 гг. Источник здесь и далее: Щетинина И.•В.•Документы новые•— проблемы старые. О доступности продуктов питания в России // ЭКО. 2021. №•6. С.•77–98. DOI: 10.30680/ECO0131-7652-2021-6-77-98
Таблица 1. Уровень потребления и самообеспечения продуктами питания трудоспособного населения России, в среднем 2017–2019 гг. Источник здесь и далее: Щетинина И. В. Документы новые — проблемы старые. О доступности продуктов питания в России // ЭКО. 2021. № 6. С. 77–98. DOI: 10.30680/ECO0131-7652-2021-6-77-98
10.30680/ECO0131-7652-2021-6-77-98DOI:С. 77–98.№ 6.2021.ЭКО.//РоссиивпитанияпродуктовдоступностиОстарые.проблемыновые —И. В. ДокументыЩетининадалее:издесьИсточник2017–2019 гг.среднемвРоссии,населениятрудоспособногопитанияпродуктамисамообеспеченияипотребленияУровеньТаблица 1.

Кроме этого, с физической доступностью товаров в новой Доктрине тоже не все так гладко. Указанное в ней определение физической доступности было несколько изменено по сравнению с Доктриной 2010. Теперь под этим подразумевается обеспеченность «населения разными видами торговых объектов по продаже продовольственных товаров и объектами по реализации продукции общественного питания».

Такая трактовка, по сути, разрушает единство технологической и рыночной цепочки движения продукции от товаропроизводителя до потребителя. Акцент в Доктрине 2020 сместился от производства отечественной продукции в сторону рыночной инфраструктуры. То есть вместо обеспечения населения продуктами питания ушел к обеспечению только объектами торговли и общественного питания.

ИА Красная Весна: К каким последствиям данная ситуация может привести?

Щетинина И. В.: Данный подход к пониманию и оценке физической доступности продуктов питания приводит к следующим проблемам.

Если мы, согласно Доктрине 2020, контролируем не производство продовольствия и инфраструктуру доставки продуктов до потребителя, а только наличие объектов торговли и общепита, то это не гарантирует наличия в них продуктов питания. Пустые овощные полки магазинов на востоке России в начале пандемии 2020 года это хорошо продемонстрировали, когда закрыли границы для импорта овощей из КНР и других стран. Но и без пандемии, по официальным данным Росстата, например, по мясу и молоку за счет собственного производства во многих регионах своими силами мы можем заполнять полки магазинов ежедневно лишь на ничтожно малую величину (табл. 2).

Изображение: Щетинина И. В. ЭКО. 2021. № 6. С. 77–98. DOI: 10.30680/ECO0131-7652-2021-6-77-98.
Таблица 2. Потенциальная обеспеченность региональных торговых объектов мясными и  молочными продуктами, произведенными в некоторых субъектах РФ
Таблица 2. Потенциальная обеспеченность региональных торговых объектов мясными и молочными продуктами, произведенными в некоторых субъектах РФ
РФсубъектахнекоторыхвпроизведеннымипродуктами,молочнымиимяснымиобъектовторговыхрегиональныхобеспеченностьПотенциальнаяТаблица 2.

ИА Красная Весна: Получается, Доктрина продовольственной безопасности не такая уж и безопасная?

Щетинина И. В.: Получается так. Посудите сами. В рамках Доктрины 2020 не ограничивается объем импорта продукции в наши магазины, в том числе из стран дальнего зарубежья, что может отрицательно сказаться на качестве питания населения России и на доходах отечественных товаропроизводителей.

И здесь возникает также противоречие с требованием соблюдения установленного уровня самообеспечения страны продовольствием, так как наличие объектов торговли и общепита не гарантирует их заполнения отечественными продуктами питания. Это, в свою очередь, ведет к тому, что внутренний рынок сбыта может оказаться менее доступным для отечественных производителей продукции по отношению к более дешевой, но менее качественной импортной продукции, как это было до введения Россией ответного продовольственного эмбарго на западные санкции.

Кроме того, отечественная продукция беспрепятственно может идти на экспорт, а менее качественная, но более дешевая импортная — на российский рынок. При этом формально уровень самообеспечения сельскохозяйственной продукцией, сырьем и продовольствием и обеспеченность объектами торговли и общественного питания будут соответствовать Доктрине 2020.

В Доктрине 2020 указаны задачи развития транспортно-логистических цепочек. Однако контроль только торговых объектов и объектов общепита, как прописано в Доктрине, не будет способствовать целенаправленному развитию кооперации и интеграции между отраслями агропромышленного комплекса (АПК), а также другими отраслями и сферами экономики. То есть определение физической доступности в Доктрине 2020 не способствует формированию и развитию в России агропромышленных кластеров для более эффективного и комплексного развития экономики и территории страны.

ИА Красная Весна: Что нужно сделать для повышения нормальной физической доступности продуктов?

Щетинина И. В.: Если обратиться к международному опыту, то оценка продовольственной безопасности и доступности продуктов питания включает в себя целый комплекс индикаторов, учитывающих физическую доступность продовольствия не только по количеству объектов торговли и общепита, но и по уровню производства, по соотношению экспорта и импорта, развитости транспортной сети и прочее.

В России многие из этих показателей тоже необходимо контролировать для повышения продовольственной безопасности. В частности, уровень развития транспортной сети является одним из важных критериев доступности продовольствия в России.

Территориальные протяженность и климатическое разнообразие в стране создают условия, при которых в регионах возможен высокий уровень обеспеченности одними видами продуктов питания при отсутствии других. В частности, на Дальнем Востоке уровень самообеспечения рыбой некоторых регионов почти в 5 раз превышает норматив (22 кг в год на человека), а в Центральном и Приволжском федеральных округах на душу населения приходится только 400 г производства рыбы в год.

Уровень самообеспечения овощами превышает необходимый в Южном и Северо-Кавказском ФО, тогда как в Северо-Западном составляет только 26%; в Уральском, Сибирском и Дальневосточном — лишь треть от нормы. Фруктами ни один федеральный округ России не обеспечивает население в полной мере за счет собственного производства (табл. 3).

Изображение: Щетинина И. В. ЭКО. 2021. № 6. С. 77–98. DOI: 10.30680/ECO0131-7652-2021-6-77-98.
Таблица 3. Уровень самообеспечения основными продуктами питания населения  федеральных округов Российской Федерации, в среднем 2015–2019 гг.
Таблица 3. Уровень самообеспечения основными продуктами питания населения федеральных округов Российской Федерации, в среднем 2015–2019 гг.
2015–2019 гг.среднемвФедерации,РоссийскойокруговфедеральныхнаселенияпитанияпродуктамиосновнымисамообеспеченияУровеньТаблица 3.

ИА Красная Весна: По факту мы имеем неравномерное распределение производства продуктов питания по стране, выровнять которое можно за счет транспортной инфраструктуры и грамотного управления логистикой?

Щетинина И. В.: Да, в стране крайне важен контроль развития транспортной сети и эффективной логистики продуктов питания.

Требуется также строгое квотирование вывоза продукции АПК за рубеж. Экспорт должен быть допустим только для излишков жизненно важных продуктов питания. На данный момент излишки есть только по зерну и картофелю. Однако и в этом случае излишками можно считать только те объемы производства, которые остались после обеспечения кормами отечественного животноводства, создания достаточного семенного фонда и резервов на случай форс-мажорных обстоятельств.

Кроме того, обязательно надо установить в сфере торговли и общественного питания обоснованный уровень допустимого соотношения отечественных и импортных продуктов питания, предлагаемых населению России. Этот сложный вопрос требует тщательного изучения и проработки для обеспечения продовольственной безопасности как всей страны, так и каждого региона.

Но, помимо Доктрины 2020, есть еще и другие законодательные новации, которые в имеющемся виде снизят экономическую доступность для населения пищевых продуктов.

Продолжение следует…

Читайте также: Борьба с COVID-19: избыточные меры или объективная необходимость?

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER