logo
  1. Война с историей
  2. Обеление фашизма
Аналитика,
Перевирание Великой Отечественной и реабилитация предателей — это попытка опровергнуть смысл русской истории XX века, а значит лишить нынешнюю Россию оснований для суверенитета

Зачем российские "интеллектуалы" вызывают дух Гитлера?

Быков, Гитлер и ВласовБыков, Гитлер и Власов
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

В конце 2018 года известный оппозиционный журналист и поэт Дмитрий Быков позволил себе на одном из публичных мероприятий в Санкт-Петербурге назвать Гитлера освободителем России и объявить, что он очень бы желал после «новой перестройки» издать биографию генерала Власова. В частности, Быков заявил: «К сожалению, российская гражданская война 40-х годов включала в себя практически массовое истребление евреев. И те, кто собирался жить в свободной России, освобожденной гитлеровцами, вынужден был согласиться с тем, что на подконтрольной гитлеровцам территории полностью истребляли евреев. Такой ценой покупать российское счастье, я думаю, никто не был готов».

Объясняя «непопулярность» Гитлера в России, Быков сослался на то, что «инфильтрация евреев в русскую культурную жизнь в тот момент была уже достаточно значительной». По мнению оппозиционера, только «зоологический антисемитизм» фюрера помешал завоевать ему популярность у советской интеллигенции. «А тот, кто не дружит с интеллигенцией, в России не победит никогда», — резюмировал он.

Конечно, после того, как история получила огласку и в прокуратуру посыпались заявления от граждан, возмущенных призывами к реабилитации нацизма, Быков дал задний ход. На «Эхе Москвы» он оправдывался тем, что занимался только цитированием «коллаборантов». Нацизм, дескать, ему чужд, в отличие от большевизма, который видится ему «спасительной альтернативой». Но слово не воробей…

Высказывания поэта Дмитрия Быкова, с одной стороны, выявляют проблему реального наличия некоей силы, занимающейся обелением фашизма. С другой — эти рассуждения известного и авторитетного интеллектуала позволяют многое расставить по своим местам.

Откровения Быкова, кроме того, что несут в себе пронацистскую риторику, являются еще и саморазоблачением. Всегда есть соблазн, особенно у молодежи, соединить интеллектуальные качества автора с моральными. Сказать себе, что умный — справедлив, а обладающий многими знаниями — честен. Но на примере высказываний Быкова становится очевидно, что ни великолепные знания русской и советской литературы, ни ораторское мастерство не могут прикрыть откровенно «шулерских» приемов интеллектуала-русофоба.

Предлагаем разбор выступления Дмитрия Быкова от секретаря Союза писателей России, кандидата искусствоведения Романа Круглова.

«Эти высказывания Дмитрия Быкова, как и многие другие, строятся на подмене понятий. В определенный момент оратор безаргументированно говорит об освобождении России гитлеровцами, а дальнейшую риторику строит на этом абсурдном утверждении. Автор, по своему обыкновению, действует как карточный шулер — те, кто не заметили передергивания, остаются в дураках. Быков —блестящий полемист с прекрасной памятью; к сожалению, уровень образования и сознательности в обществе таков, что часть аудитории его обманов не замечает. Однако в данном случае, полагаю, он публику недооценил.

Быков говорит о том, что российский социум был не готов к освобождению (имея ввиду сопротивление немцам) — освобождению от чего? К освобождению России от российского социума, разумеется, народ не был готов, и евреи здесь не при чем. О какой гражданской войне 40-х годов идет речь? Очередное передергивание. Несомненно, высказывания Быкова направлены на создание положительного образа нацизма и являются попыткой фальсификации российской истории.

Противопоставление интеллигенции и народа (которые в годы Великой Отечественной войны были как никогда едины) — излюбленная мысль подобных деятелей. Если интеллигенция не служит народу, то для чего же тогда она существует? С точки зрения Быкова — видимо, для самой себя (и для евреев, конечно).

„Свободолюбие“ как философия предательства, а также отказ от нравственности (не по-ницшеански, а просто из страха перед ответственностью!) — это развенчание себя как человека, вот каков общий смысл реабилитации Власова. Это снижение онтологического статуса человека — даже не до животного, а до какого-то уже совсем другого существа. Нечто дьявольское.

Прямой предтеча Быкова — противопоставленный народу интеллигент Петр Верховенский из романа Ф. М. Достоевского «Бесы», проповедовал так: «…учитель, смеющийся с детьми над их богом и над их колыбелью, уже наш. Адвокат, защищающий образованного убийцу тем, что он развитее своих жертв и, чтобы денег добыть, не мог не убить, уже наш. Школьники, убивающие мужика, чтоб испытать ощущение, наши. Присяжные, оправдывающие преступников сплошь, наши. Прокурор, трепещущий в суде, что он недостаточно либерален, наш, наш. Администраторы, литераторы, о, наших много, ужасно много, и сами того не знают!»

Характерно, что Быков в своих лекциях, насколько может, пытается развенчивать Достоевского — дескать, стиль у него слабый и мысли путанные (разумеется, текстом это не подтверждается — очернить гениального писателя не так просто).

Аналогичным образом Быков критикует и Ницше — идеолога совсем другого рода. С чего бы вдруг? Думаю, дело в том, что Ницше был яростным противником оправдания и узаконивания человеческих слабостей: «…Горе! Приближается время самого презренного человека, который уже не может презирать самого себя. … «Что такое любовь? Что такое творение? Устремление? Что такое звезда?“ — так вопрошает последний человек и моргает».

Мещанское мельчание человека, наблюдаемое Ницше, достигло в наши дни иного уровня — уровня расчеловечивания. Последний человек уже не бережет здоровье, а стремится к окончательной утрате воли (принять сторону сильного), утрате остатков смысла (неразличение принципов) и, как следствие, к распаду — «Распад, как выяснилось, был тайной мечтой … потому что созидать давно было незачем…» (Д. Быков «Эвакуатор»). Очевидно, стремление к распаду и объясняет неприятие всего настоящего, могучего, великого — в частности, Достоевского и Ницше.

Не может не настораживать, что Быков осмелился на такие публичные речи, — по-видимому, будучи убежденным в своей безнаказанности. Это выступление говорит о том, что Быков считает ценностные основания русского общества достаточно размытыми, чтобы, как тот учитель, смеяться со своими учениками над их Богом и их колыбелью. Перевирание Великой Отечественной и реабилитация предателей — это попытка опровергнуть смысл русской истории XX века, а значит лишить нынешнюю Россию оснований для суверенитета. В сущности, к освобождению России от российского социума (вроде того, которое нес Гитлер) Быков и призывает».