Людей запугали и в значительной части свели с ума, общество «разодрали в клочки»... Разве это происходит только в Бельгии?

Непокорный Брюссель. Как взбаламутить тишайшую Бельгию

Питер Брейгель (старший). Избиение младенцев. 1565-1567
Питер Брейгель (старший). Избиение младенцев. 1565-1567
Питер Брейгель (старший). Избиение младенцев. 1565-1567

Власти Бельгии последовательно и всерьез проводят политику массовой вакцинации против COVID-19: в стране запущена национальная прививочная кампания, составлены персональные графики вакцинации, организована рассылка приглашений в многочисленные прививочные центры, еженедельно в СМИ публикуются показатели, в зависимости от которых усиливаются или ослабляются карантинные меры.

В целом бельгийское общество довольно послушно следует призывам властей: цели национальной кампании вакцинации против COVID-19 достигаются почти во всех регионах страны. За редкими исключениями, к которым относится бельгийская столица — Брюссель.

Изображение: Юрий Вердеревский © ИА Красная Весна
Бельгия, Брюссель, 2013 год
Бельгия, Брюссель, 2013 год
год2013Брюссель,Бельгия,

Непокорный Брюссель

Жители бельгийской столицы вакцинируются неохотно, это наглядно демонстрирует статистика. По данным бельгийского института здравоохранения Sciensano, на 29 сентября 2021 года в Бельгии полностью вакцинировались 73% населения. Эти проценты резко отличаются от показателей Брюсселя, где доля полностью вакцинированных составляет всего 52% — то есть почти половина жителей столицы от COVID-19 не привилась.

Еще заметнее контраст по возрастным группам: если в возрасте 18–24 года в среднем по Бельгии вакцинированы 75%, то в Брюсселе — всего 43%; в возрастной группе 12–17 лет в Бельгии вакцинированы 67%, а в столице — всего 26%! Это при том, что в столице возможностей вакцинироваться больше, чем в других регионах — В Брюсселе созданы мобильные бригады вакцинации, проводятся рейды по приютам, вакцинируют бездомных, делают прививки в супермаркетах и школах. А значит, дело именно в сознательном нежелании жителей бельгийской столицы вакцинироваться.

Нежелание брюссельцев делать прививки от «ковида» всерьез озаботило бельгийские власти, которые месяцами обсуждают, как вынудить нежелающих вакцинироваться. Время от времени отдельные представители бельгийской власти заявляют желание ограничить невакцинированных в правах и сделать вакцинацию обязательной, но дело до этого еще не дошло. Пока что высокие чины бельгийской власти требуют убеждать и мягко принуждать делать прививки от COVID-19 — в Бельгии идет мощная пропаганда «ковидной» вакцинации.

Подчеркнем, бельгийские власти открыто заявляют, что отказ сделать прививку от COVID-19 априори считают «неправильной» позицией. В разворачивающихся в публичном пространстве «диалогах» не ставится целью выяснить правду или хотя бы допустить возможность правоты другой стороны. «Мягкое» бельгийское принуждение, по существу, является информационной войной против отказавшихся от «ковидной вакцинации», в которой противника хотят поразить, а не разговаривать с ним на равных. Ярким эпизодом информационной войны в Брюсселе стала история с «усталыми обозленными медсестрами».

Обозленные медсестры

17 сентября The Brussels Times опубликовала интервью с медсестрой отделения интенсивной терапии Кэролайн Робберехт, которая рассказала про чрезмерные нагрузки на медперсонал из-за роста числа заболевших COVID-19. «В настоящее время все те, кто лежит здесь, не вакцинированы, и это нас особенно злит, потому что этой ситуации можно было так легко избежать», — заявила медсестра.

По мнению медсестры, регулярный уход за больными «вытесняется» теми, кому была предоставлена возможность пройти вакцинацию, и кто от этой возможности отказался.

«Если бы вы спросили меня во время второй или третьей волны, я могла бы сказать: смотрите, эти люди не были вакцинированы, это не может быть их вина. Но теперь мы знаем, что у всех был такой шанс», — заявила медсестра. Робберехт целенаправленно настраивает общественное мнение против непривитых.

«Все люди имеют право на заботу, а теперь непривитые забирают ее у них. В конце концов, каждый платит цену за людей, которые отказываются от вакцинации», — заявила Робберехт.

Медсестра также обвинила правительство в том, что оно не сделало вакцинацию против коронавируса обязательной, особенно в Брюсселе, который, по ее словам, является «проблемным регионом». В противовес журналисты привели слова главы Брюссельской инспекции здравоохранения Инге Невен, которая ранее заявила, что обязательная вакцинация — это сложный вопрос для дискуссии, которая «не может иметь место в настоящий момент».

Почему позиция именно этой медсестры получило огласку в СМИ? И в чем, по сути, заключается ее позиция?

Во-первых, это интервью является манифестом социальной войны: медсестра сеет ненависть к непривитым, которые якобы «забирают» у привитых возможность лечиться и заставляют за себя «платить».

Во-вторых, есть веские основания считать, что позиция медсестры основана на подтасовке фактов. Ведь медсестра буквально утверждает, что все пациенты интенсивной терапии с «ковидом» на момент интервью были «отказниками». Но статистика (например, израильская) показывает, что в возрастных группах старше 60 лет (которая чаще заболевает и тяжелее переносит COVID-19) среди тяжело заболевших штаммом «дельта» большую долю составляют именно вакцинированные.

А если в Израиле и в Бельгии используются одни и те же вакцины — как может оказаться, что в одной стране большая часть тяжело заболевших возрастных людей вакцинированы, а в Бельгии тяжело заболевших возрастных вакцинированных людей нет вовсе? А если статистика не может так радикально отличаться, выходит, медсестра лукавит?

В-третьих, медсестра требует обязательной вакцинации и обвиняет власти в том, что они недостаточно активно обязательную вакцинацию продавливают. Заканчивается интервью цитированием слов главы инспекции здравоохранения Брюсселя, которые противопоставляются призывам медсестры — то есть создается картина, в которой «озлобленные медсестры» требуют обязательной вакцинации, а власти их как-бы окорачивают.

А насколько эта картина соответствует реальности? Неужели все медсестры в Бельгии эту позицию разделяют, а других позиций у медсестер нет?

«Наши дети — не морские свинки»

Еще год назад, в октябре 2020 года, 500 врачей и 2000 медсестер в Бельгии подписали открытое письмо, в котором предупредили об опасности вакцинации от COVID-19 и призвали «ковидную вакцинацию» отменить.

13 сентября 2021 года в Брюсселе вышли на демонстрацию против обязательной вакцинации и карантинных мер 3500 человек.

«Мы не против „ваксеров“, но сначала вы говорите, что вакцинация — дело выбора, а затем начинаете наказывать людей, когда они выбор сделали, — заявил президент Europeans United Том Мирт. — Вторая проблема заключается в том, что вы собираетесь дискриминировать людей на основании медицинского досье, а это не допустимо, эта информация должна сохраняться конфиденциальной».

Europeans United заявила, что никакое чрезвычайное положение не может оправдать такой «распад демократического конституционного государства».

26 сентября в Намюре прошел организованный медработниками протест под лозунгом «Наши дети — не морские свинки!». Около 5000 протестующих заявили, что взрослые граждане имеют право самостоятельно решать, делать ли прививку. Участники протеста подчеркнули, что они не против вакцинации в принципе, но против испытаний на них и их детях непроверенных препаратов. Среди лозунгов протестующих встречался и «Правительство врет, и СМИ в этом помогают!».

То есть, тысячи медработников в Бельгии имеют мнение, противоположное мнению «обозленной медсестры», и открыто протестуют против обязательной вакцинации.

Мягкое принуждение

Война с непривитыми в Брюсселе не ограничивается только информационным фронтом. 10 сентября бельгийский министр здравоохранения Фрэнк Ванденбрук назвал «безусловно возможным» лишение части свобод граждан, отказавшихся от вакцинации против COVID-19.

«Я думаю, что вы, безусловно, можете отказать людям, которые не вакцинированы, в ряде свобод, — заявил Ванденбруке. — Они также должны проходить тестирование каждый день, если хотят пойти в бар, а это скоро будет стоить денег. Это то, что необходимо срочно сделать в Брюсселе».

Два дня спустя фламандская католическая образовательная сеть в Бельгии заявила, что непривитым школьникам разрешат участвовать в туристических школьных поездках, но родители должны оплатить дополнительные расходы. Дело в том, что отрицательный результат теста на COVID-19 действует ограниченное время.

Например, для девятидневной поездки в Италию непривитому ребенку потребуется пройти три или четыре теста, каждый из которых стоит около 40 евро. В дополнение к этим постоянным расходам школы также будут учитывать все траты, связанные со штрафами, транспортировкой и издержками на возврат для ребенка, который должен вернуться домой из-за несоблюдения местных карантинных правил. Все эти расходы школы решили переложить на родителей.

И все же несмотря на все попытки «мягкого принуждения», значительная часть жителей Брюссельского столичного региона вакцинации избегает. Главным образом — молодежь, которая COVID-19 в основном переносит в легкой форме и не видит смысла колоться непроверенными вакцинами.

Про молодежные карантинные протесты в Брюсселе мы уже рассказывали на ИА Красная Весна: почти весь карантинный год бельгийская молодежь настойчиво протестовала против изоляции, а весной 2021 года организаторы серии протестных мероприятий «Бум» даже оформили манифест, в котором обвинили власти в лишении молодежи «вечеринок и объятий».

О пагубном воздействии изоляции на молодую психику в Бельгии вышла не одна публикация, многие специалисты обратили внимание на массовые психологические проблемы у бельгийской молодежи (депрессии, бессонницу, потерю смысла жизни, рост числа попыток суицидов и т. п.). Отдельный сюжет — негативное отношение и потеря доверия молодежи к полиции, которое настолько обеспокоило власти, что были созданы специальные рабочие группы для исправления ситуации.

Чем же можно уязвить молодежь, которая так жаждет общения, то есть кафешек и вечеринок? «Ковидными пропусками» на посещение вечеринок и кафе! Не вакцинировался? Регулярно плати за устаревающие в несколько дней тесты. Нет ковидного пропуска — никаких тебе вечеринок и кафе. Не удивительно, что когда власти Брюсселя объявили о «ковидных пропусках» в кафе, организаторы протестных «бумов» пообещали возобновить регулярные акции протеста.

Повлияли ли «ковидные пропуска» на молодежь? Мизерно — после их запуска в Брюсселе решили вакцинироваться 2% из возрастных групп 12–17 и 18–24…

Невеселые итоги

Карантинный год с его чудовищной изоляцией сильно ударил по бельгийскому обществу. Но ситуация развивается дальше: на смену карантину пришли «ковидные пропуска», при помощи которых бельгийская власть наращивает вражду между вакцинированными и отказавшимися от «ковидной прививки».

Об этом искусственно наращиваемом отчуждении 10 сентября предупредил профессор Маартен Ванстенкисте из университета Гента, который заявил, что общество в Бельгии раскололось на вакцинированных и невакцинированных, при этом 92% непривитых рассматривают «коронавирусные пропуска» как средство давления для того, чтобы они прошли вакцинацию, а расширение сферы применения CST воспринимают как ограничение свободы. Профессор предупредил, что «терпение вакцинированных людей заканчивается».

«И вакцинированные, и непривитые люди указали, что расширение CST может привести к расколу между двумя группами в обществе», — заявил Маартен Ванстенкисте.

История с COVID-19 в Бельгии вызвает стойкое впечатление, что наблюдаешь за многоходовой социальной войной. Людей запугали, атомизировали карантином, общество «разодрали в клочки» и в значительной части свели с ума… Но разве это происходит только в Бельгии, и мы не наблюдаем сходных процессов по всему миру?

Читайте также: Эту музыку быстро слили. О протесте против ограничений в Бельгии

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER