25
март
2021
  1. Война идей
Тони Зиверт / Газета «Суть времени» №422 /
Социолог и публицист Герхард Вальтер Ханлозер так охарактеризовал подход антинемцев: «Изолируйте себя, будьте сильными, станьте индивидуалистами и потребителями, чтобы вы никак не походили на немецких товарищей»

Антифа в Германии сегодня: дух ненависти продолжает жить

Исторически подлинная гильотина для Софи Шолль
ШолльСофидлягильотинаподлиннаяИсторически
Исторически подлинная гильотина для Софи Шолль

В прошлой статье мы вкратце рассмотрели трагическую историю немецкого антифашистского движения. И увидели несколько причин слабости этого движения. Здесь и некая иллюзорная уверенность в своей правоте немецких коммунистов, и катастрофическая индивидуализированность немецкого общества, и определенная духовная неуверенность интеллектуалов-коммунистов. И много еще чего.

В этой статье взглянем на состояние современного антифашистского сопротивления. И начать предлагаю с рассказа об одной из икон антинацистского сопротивления — Софи Шолль. Она родилась в 1921 году в семье интеллектуалов, ей было всего лишь 14 лет в 1935 году, когда были приняты нюрнбергские расовые законы. Есть архивные документы, рассказывающие, как она в 15 лет защищала творчество Генриха Гейне, которое было тогда уже запрещено Геббельсом. Для нацистов Гейне проповедовал слишком левые, слишком антимилитаристские взгляды, и к тому же, как известно, был евреем. На такие обвинения ответ Софи был простой: «Кто не знает Гейне, тот не знает немецкой литературы».

Сопротивление Софи со временем только набирало силу, особенно после того, как ее друзья и родственники подверглись репрессиям со стороны нацистов. В 1942 году в Мюнхенском университете она основывает группу сопротивления — «Белую розу». К началу 1943 года она была замечена местными нацистами, арестована и вместе с другими членами движения казнена — гильотинирована, что само по себе довольно необычно, и, видимо, было особой демонстрацией идейного противостояния.

О казни Софи Шолль и о деятельности «Белой розы» снято множество фильмов. Во всех отмечается сильный дух Софи Шолль и приверженность гуманистическим идеалам. Даже Советская Армия — уже в июне 1943 года — использовала факт студенческого сопротивления в информационной войне.

Образ Софи вдохновляет и часть сегодняшнего антикарантинного движения Querdenken. В этом движении отсутствует какая-либо яркая идеологическая окраска, хотя, безусловно, оно имеет некоторый уклон вправо. Но недовольство ковидной истерией правительства создает широкую объединяющую базу. В связи с историей антифашистского движения примечателен один случай, имевший место на демонстрации в Ганновере 22 ноября. Выступление двадцатидвухлетней Яны из Касселя набрало за один вечер больше одного миллиона просмотров в социальной сети. Это, как все понимают, много. Что же так впечатлило пользователей интернета? На видео Яна сравнивает себя и свою деятельность с Софи Шолль.

«Я чувствую себя, как Софи Шолль, так как уже месяцами активно действую в сопротивлении коронавирусному безу­мию, произношу речи, присутствую на демонстрациях, раздаю листовки и вчера даже зарегистрировала демонстрацию»,  — отмечает Яна в своем выступлении.

Вскоре после этих слов видно, как к ней подходит мужчина средних лет. Он ее нагло прерывает и высказывает свое мнение — что сравнение с Софи Шолль является чушью, и вообще, это ее выступление — безобразное безумие. Далее происходит нечто довольно неожиданное: вместо адекватного ответа (пусть даже такого же наглого) в адрес мужчины Яна прямо на сцене начинает рыдать. Она, конечно, отвернулась, но из-за микрофона всё равно все всё услышали.

Как же уязвимо оказалось сердце молодой активистки!

Этот пример наглядно показывает, в каком буквально плачевном состоянии находится какая-никакая, но всё же традиция антиавторитарного, антифашистского сопротивления. В сети сразу началась критика. Сам министр иностранных дел Хайко Маас выказал презрение к Яне: «Кто себя сегодня сравнивает с Софи Шолль — высмеивает то мужество, которое было необходимо, чтобы действительно выступить против нацистов». Понятное дело, что у рыдающей на сцене девушки мужества маловато… И Маас подвел итог: «Ничто не объединяет коронавирусных протестующих с борцами Сопротивления». Выступление Мааса дополнило бесконечное количество различных комментариев, интервью, статей и так далее.

Случай Яны является весьма показательным. Трудно представить более яркий пример, при помощи которого можно было так удачно дискредитировать антифашистское крыло ковидных протестующих. И понятно, что немецкий истеблишмент больше всего боится именно этого крыла. Ведь признаки фашизации общества сегодня уже налицо: политику вершит узкий круг людей, специализирующийся на манипуляции широкими массами; глобальное неравенство находится на абсолютном историческом максимуме и никакой позитивной тенденции не наблюдается; люди всё больше превращаются в скот, который кормят интернет-развлечениями.

И тут — такой информационный подарок как Яна! Истеблишмент буквально накинулся на него, чтобы сделать из Яны как можно более показательную антиСофи, чтобы никто даже близко не подумал связать ковидные протесты с чем-то действительно народным, подлинным. И никого не волнует тот очевидный факт, что подобная подача всё более толкает ковидные протесты, которые и так особо не отличались левым интеллектуализмом, в правоэкстремистское русло. А может быть, это кому-то и нужно?

Ведь что такое борьба с правым экстремизмом сегодняшнего немецкого правительства? Это, в первую очередь, очень выгодный и крупный бизнес, никак не нацеленный на подавление правого экстремизма. Об этом говорит нескончаемое количество скандалов — будь то в бундесвере или в полиции, или еще где-то — которые длятся десятилетиями. Не проходит и года, чтобы не разразился очередной крупный скандал. Их перечисление заняло бы слишком много времени. Вот недавно политика убили. И ничего. Если бы действительно кто-то хотел покончить с правым экстремизмом — с ним бы покончили. Но, видимо, намного выгоднее держать этот правый экстремизм наготове, прикармливая его с руки.

И ведь как всё кстати! 25 ноября, то есть буквально через три дня после выступления Яны на антикарантинной демонстрации в Ганновере, правительство Германии принимает пакет мер по борьбе с правым экстремизмом на сумму около одного миллиарда евро. Проект призван «лучше понять причины возникновения правого экстремизма и расизма, противостоять действиям правых как сильное, единое государство, и усилить продвижение демократического гражданского общества». Что ж, можно поаплодировать — великолепно проведенная спецоперация!

Возникает простой вопрос: что это за эксперты, которые уже столетие «борются и борются» и всё никак не поймут, в чем же «причина появления правого экстремизма и расизма»? Чем занималось немецкое правительство каждый раз, когда оно после очередного скандала, связанного с правым экстремизмом, заявляло о недопустимости оного и необходимости борьбы с ним?

Понятно, что идет распределение крупных финансовых средств. И вполне можно допустить, что часть из них будет потрачена на благие начинания. Но системные проблемы — например десятилетиями стагнирующий уровень зарплат — никак не решаются. А ведь это один из крупнейших источников недовольства в народе. Всё постоянно дорожает, а зарплаты не растут. Да ладно, бог с ними, с зарплатами. Дайте людям нормальные возможности к развитию! Но ведь нет. Принцип любого развития сразу же оказывается объектом нападок постмодернистов или еще кого-то.

Нет, это делается не для решения системных проблем немецкого общества. Их «незачем» решать. Это делается для запугивания общества.

Нет сомнения, что очень крупная часть выделенных средств тем или иным способом окажется в руках левых радикалов. Какими способами? Есть специальные спортивные клубы, специализирующиеся на создании агрессивно настроенных левых драчунов. Есть и специальные лагеря, где такую школу ежегодно проходят многие сотни граждан Германии. Идет финансирование различных фондов, занятых созданием листовок и буклетов во имя толерантности и гендерного воспитания уже с самого раннего возраста. При этом все реальные способы решения проблемы правого экстремизма, те решения, которыми пользовалась в свое время советская система, клеймятся как наследие абсолютного тоталитаристского зла.

Но зато такая система финансирования ставит в зависимость от государства все леваческие организации. А значит, в данной ситуации никак нельзя ожидать от них свободы мысли. Какая критика ковидной истерики? Зачем бороться против беспрецедентной некомпетентности немецкой бюрократии, о которой сейчас не говорит только ленивый? Зачем выступать против де-факто целенаправленного травмирования целого поколения подрастающих граждан? Это всё невозможно. На поверку остается лишь бессмысленная борьба против «растущего правого экстремизма», в том числе и внутри антикарантинного движения Querdenken.

В связи с этим совсем не удивительно читать о следующих фактах «деятельности» пресловутой антифа (замещающей, по чьей-то задумке, антифашистский протест).

Например, Кен Йебсен, основатель крупнейшего альтернативного СМИ ken.fm, который не только критикует правительство за ковидную истерику, но также и выступает за полноценную дружбу с Россией, во время своего выступления подвергся нападению со стороны антифа. Ее сторонники стали кидать фейерверки прямо на сцену. Кен Йебсен смог вовремя покинуть площадку, иначе наверняка получил бы ранения.

В Штутгарте во время шествия Querdenken один из демонстрантов, профсоюзный деятель, был жестоко избит, буквально до полусмерти, людьми в масках из антифа. Когда мужчина уже лежал без сознания на земле, преступник в маске приставил незаряженный пистолет к голове и нажал на курок. Символический жест, не так ли? Профсоюзный работник долгое время находился в реанимации, его жизнь была в опасности.

Но что же полиция? Действия полицейских сильно отличаются от города к городу, но обычно они никак не реагируют на проявление жестокости со стороны антифа. Например, во время очередной демонстрации Querdenken в городе Констанц в начале октября прошлого года один из антифа бросил на сцену фейерверк, который, к счастью, не взорвался, но всё равно попал выступающему на сцене в голову. Полиция задержала этого человека, взяла его данные, но никаких обвинений потенциальному убийце предъявлено не было. При этом обнаружение взрывчатки типа фейерверка на каком-нибудь стадионе приводит к пожизненному запрету на посещение всех стадионов Германии и может преследоваться как уголовное преступление.

Как только намечается демонстрация Querdenken, местные филиалы антифа сразу же мобилизуют контрдемонстрацию. И только ждут приказа сверху, чтобы начать какую-то провокацию. Очень показательна здесь последняя демонстрация Querdenken 20 марта этого года в Касселе. Городские власти разрешили проведение демонстрации числом до 6 тысяч человек, а приехало — 20 тысяч. При этом власти то ли действительно не успели, то ли не захотели мобилизовать достаточное число полицейских. И, конечно же, на демонстрацию заявились и антифа из «Союза против правых» (Bündnis gegen Rechts).

И симпатии полицейских оказались на стороне Querdenken. Что, заметим, совсем неудивительно, ведь правительство уже который месяц теряет поддержку своих граждан из-за массовых коррупционных скандалов и своей страшной некомпетентности. Ну так вот, с двадцатью тысячами представителей Querdenken полицейские повели себя очень уважительно, а несколько выскочек из антифа были жестоко избиты самими полицейскими.

Такое поведение сразу привело к массовой критике полиции со стороны всех леваческих политиков и организаций. Тут же посыпались сотни комментариев в Twitter. Глава местного полицейского отделения был вынужден созвать комиссию по расследованию происшествия.

Для более глубокого понимания феномена антифа стоит взглянуть на ее историю. В Германии антифа является прямым наследником уничтоженных протокоммунистических студенческих движений Западной Германии. Одним из основных прототипов немецкой антифа стала организация «Коммунистический союз» (Kommunistischer Bund, KB). Главной отличительной чертой КВ была ее независимость от идеологии Советского Союза или Китая. Это означало, что в КВ было разрешено создавать различные течения. Эта деталь особенно важна, так как уже буквально через два десятилетия от коммунистических убеждений в КВ не осталось и следа.

К 70-м годам веры в историю, в ее восходящее поступательное движение в КВ уже практически не существовало. Такой пессимизм отличал их от прочих коммунистических движений, которые всё-таки еще как-то верили в способность пролетариата победить в классовой войне. В КВ же в то время доминировало мнение, что вот-вот произойдет очередной кризис капитализма и события 30-х годов в Германии опять повторятся.

Неудивительно, что КВ тем самым ушел от идеи опоры на пролетариат. Они стали использовать новые социальные движения, как, например, антиядерное. На время такой подход помог им достичь определенного успеха — численность КВ на пике составила около 4 тысяч человек. Немецкий политолог Георг Фюльберт отметил способность КВ «совмещать в своей политической повестке новые темы в обществе, объединяя их при этом с собственными старыми теоретическими элементами». В связи с этим он назвал КВ «левой трюфельной свиньей».

Но еще до развала СССР и объединения Германии КВ потеряла большинство своих членов. Видимо, коммунизм не оказался для них достаточно лакомым. Многие перекочевали к «зеленым» или еще куда-то. А сам Коммунистический союз прекратил свое существование уже к 1990 году. Большая часть откололась от него и создала движение так называемых антинемцев.

Антинемцы для нас интересны тем, насколько стремительно они деградировали до полной апологетики американцев, индивидуализации и потребительства. Социолог и публицист Герхард Вальтер Ханлозер так охарактеризовал подход антинемцев: «Изолируйте себя, будьте сильными, станьте индивидуалистами и потребителями, чтобы вы никак не походили на немецких товарищей».

Их буквальным лозунгом стал «Больше никакой Германии», что является прямой отсылкой к фразе: «Больше никакого фашизма». А любая критика Америки воспринималась как латентный антисемитизм. Так, они оправдывали вмешательство Буша в Ирак в 1991 году, поддержали антитеррористическую операцию США после 11 сентября. И так далее.

Но мало этого, они стали подавлять и все остальные антифашистские группы. Например, существующая с 1991 года организация Antifaschistische Aktion/Bundesweite Organisation («Общефедеральная организация антифашистской акции», АА/BO) сочла необходимым самораспуститься в 2001 году именно из-за идеологического конфликта с антинемцами. Последние стали настолько доминировать в антифашистской повестке, что иную трактовку антифашизма нельзя было просто представить.

Такая трансформация движения из протокоммунистического в тупую апологетику американцев наводит на мысль о наличии в процессе спецслужбистского фактора. Уж слишком фантастическая трансформация, согласитесь!

Здесь стоит отметить, что и среди правых экстремистов постоянно видна спецслужбистская рука. Самым показательным примером стала крупнейшая демонстрация Querdenken в Берлине 28 августа 2020 г. Сама демонстрация Querdenken проходила крайне мирно. Она собрала несколько десятков тысяч демонстрантов, крупнейшая центральная улица Берлина, улица 17 Июня, была переполнена людьми.

В преддверии акции все СМИ постоянно предупреждали о провокации со стороны правых радикалов. Да и спецслужбы сами согласились, что знают о призывах к штурму Рейхстага. Можно было бы предположить, что берлинские полицейские усилят защиту Рейхстага. Но в этот день произошло то, что якобы (подчеркну — якобы) шокировало всю немецкую общественность: правые экстремисты проникли к Рейхстагу. Как выяснилось, в какой-то момент Рейхстаг осталось защищать только трое полицейских. Эти трое за героическую защиту получили ордена. Но от вопроса, как же берлинская полиция могла оказаться настолько некомпетентной, практически все отмахнулись: мол, в этот день происходило слишком много всего и людей просто не хватило.

На самой демонстрации прозвучало множество интересных докладов. Но вместо освещения их тезисов практически все немецкие СМИ сконцентрировались только лишь на «штурме Рейхстага». И именно после этого штурма начали активизироваться практически все местные отделения антифа по борьбе с Querdenken. С некоторым удивлением и чувством дежавю я наблюдал за штурмом Капитолия 6 января в США. Складывается ощущение, что алгоритм дискредитации крупных протестных движений написан в единой штаб-квартире.

Таким образом, мы наблюдаем, как выстраивается процесс борьбы с несистемными протестными движениями. Сначала необходимо провести провокацию, потом правильно отработать медийно. А потом уже в дело вступят идеологически пустые организации и будут выполнять то, на что они запрограммированы. Или просто — тупо отрабатывать полученные деньги.

Немецкий историк Герман Плоппа в своей статье «Антифа и конец контролируемой оппозиции» от 24 октября 2020 года высказал мнение, что именно изучение правил дискредитаций крупных протестных движений должно дать шанс на настоящую альтернативу. Безусловно, эти правила дискредитации необходимо изучать. Именно это и делается в рамках теории гибридных войн, стоящей в основе работы информагентства Красная Весна и движения «Суть времени».

Но лишь изучение этих правил не спасет протестные движения, такие как Querdenken. И уж точно не будет гарантировать отсутствие рыданий молодой Яны.

Этого категорически недостаточно. Фашизм сегодня переродился практически до неузнаваемости. И пока фашизм постоянно переливался в различные формы, антифашистское движение оставалось бездарным, беспомощным, отчужденным от своей творческой сути. И в конце концов оно полностью себя дискредитировало. Результат налицо: классический «беспомощный антифашизм» умер вскоре после развала Советского Союза. А ростки нового антифашизма настолько жалки, что они лишь продолжают наихудшую традицию своих предков — всё ту же традицию беспомощности.

Всему глобальному антифашистскому движению необходимо полноценное духовное обновление. И в первую очередь обновлены должны быть те духовные основы, которые только и формируют человека. Без этого духовного обновления никогда не будет полноценного протеста, который, я верю, всё-таки дойдет до финишной прямой. Обязан дойти.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER