1. Война с историей
  2. Взаимоотношения спецслужб
ИА Красная Весна /
В Зимней войне и в 1941 году очень часто бои между советской и финской армиями напоминали поединок двух боксеров, у одного из которых завязаны глаза

Поединок слепого и зрячего. О роли финской радиоразведки в поражениях Красной Армии

Изображение: Скопина Ольга © ИА Красная Весна
Вячеслав Никитин
Вячеслав Никитин
Вячеслав Никитин

Финская радиоразведка была одной из наиболее эффективно работавших спецслужб в мире во время Второй мировой войны. Ее работа стала причиной больших потерь Красной Армии во время Зимней войны (1939–1940) и в 1941 году на советско-финских фронтах.

К таким выводам пришел известный петербургский историк Вячеслав Никитин, недавно закончивший исследование истории финской радиоразведки. Его результаты будут изложены в готовящейся к изданию книге «Состязание с бурей. Финская радиоразведка против СССР».

Никитин ответил корреспонденту ИА Красная Весна на вопросы и рассказал о малоизвестной странице истории работы зарубежных спецслужб против Советской России во время Второй мировой войны.

ИА Красная Весна: Вячеслав Вячеславович, обсуждая историю борьбы финской радиоразведки против СССР в прошлой нашей беседе, мы подошли к периоду начала Второй мировой войны, с которым и связаны самые крупные успехи этой спецслужбы. Расскажите о них.

Вячеслав Никитин: О них можно рассказывать долго. Во время Зимней войны и в 1941 году финны дешифровывали порядка 80% трафика Красной Армии. Это привело к многочисленным «котлам» в Зимнюю войну, к окружениям частей РККА на Карельском перешейке и в Приладожье в 1941 году.

Еще один крупный успех, которого добились финны — это взлом дипломатического кода США.

В 1940 году открылось новое направление деятельности радиоразведки — это перехват дипломатического трафика. Прежде всего, финны стали охотиться за радиограммами дипломатических представительств США по всему миру. В результате уже в 1940 году на стол президента Финляндии стала ложиться информация стратегического характера о ситуации в мире, в первую очередь — в СССР и Германии.

ИА Красная Весна: Расскажите о роли финской радиоразведки в успехах финской армии во время Зимней войны.

Вячеслав Никитин: Фактически все сражения севернее Ладожского озера проходили под диктовку финской радиоразведки. Существует достаточно большой массив данных радиоперехватов во время Зимней войны в финском архиве. Объем радиоперехвата и объем дешифровки просто впечатляющие. Это уровень командования армиями, корпусами, дивизиями.

В Зимней войне и в 1941 году очень часто бои между советской и финской армиями напоминали поединок двух боксеров, у одного из которых завязаны глаза. Когда вечером дается приказ о начале утром следующего дня наступления, а финны об этом узнают за несколько часов до его начала, представляете, к каким последствиям это ведет?

ИА Красная Весна: То есть, не будь такой хорошо поставленной спецслужбы, какой являлась финская радиоразведка, наши потери в Зимней войне, все поражения наших дивизий, попавших в «котлы», их было бы намного меньше?

Вячеслав Никитин: Да, все эти «котлы» в Суомуссалми, на Раатской дороге, в Кухмо, корни этих явлений лежат как раз в успешных радиоперехватах.

Надо сказать, что очень большую помощь финнам оказали радиоразведки Эстонии и Латвии. С эстонской радиоразведкой для связи использовался специальный кабель Таллин — Хельсинки, проложенный по дну Финского залива, плюс имелся выделенный радиоканал. Сводки из Эстонии, где дислоцировалось достаточно большое количество советских ВВС, шли непрерывно.

Латвийская радиоразведка все свои немногочисленные ресурсы нацелила как раз на район севернее Ладоги, поскольку условия приема позволяли это делать. Результаты радиоперехвата передавались финскому военному атташе, а он уже использовал дипломатический канал связи для отправки разведсводок в Хельсинки.

ИА Красная Весна: Как изменилась работа финской радиоразведки в период между Зимней войной и Великой Отечественной?

Вячеслав Никитин: До Зимней войны позиции радиоразведки были откровенно слабыми, поскольку никто не верил в ее эффективность. Зимняя война показала, насколько эффективна эта служба, и что она может оказать влияние на ход военных действий. Поэтому уже в 1940 году произошло резкое изменение отношения правительства к деятельности радиоразведки.

Были сразу организованы курсы по подготовке криптоаналитиков и операторов перехвата. В радиоразведку был направлен достаточно большой контингент офицеров, которые прошли сквозь горнило сражений Зимней войны. За полтора года между Зимней и Великой Отечественной войнами численность радиоразведки выросла в 10 раз.

На начало Зимней войны численность финской радиоразведки была 75–79 человек, включая операторов радиоперехвата. В 1941 году, 18 июня, в первый день мобилизации был сформирован радиобатальон Ставки численностью тысяча человек. Он подчинялся непосредственно разведуправлению финской Ставки и занимался исключительно радиоперехватом в интересах командования финских вооруженных сил.

Появилась разветвленная структура с двумя центрами радиоперехвата и несколькими постами радиопеленгации. Деятельность центров радиоперехвата была структурирована. Один занимался перехватом и дешифровкой трафика Красной Армии, второй — трафика Балтийского флота.

Изображение: Военный музей Финляндии (SA-kuva)
Майор Халламаа с группой «взлома» дипломатических сообщений (1942 г.)
Майор Халламаа с группой «взлома» дипломатических сообщений (1942 г.)
(1942 г.)сообщенийдипломатических«взлома»группойсХалламааМайор

Была создана специальная дипломатическая группа, которая занималась перехватом и дешифровкой трафика посольств, прежде всего, как ни странно, посольств США в СССР, Швейцарии и других европейских странах. Были также взломаны дипломатические коды Турции, Ватикана, Португалии. Начальник радиоразведывательного отдела генштаба был командиром радиобатальона Ставки, то есть Рейно Халламаа совмещал эти две должности.

ИА Красная Весна: Как эффективная работа финской радиоразведки во время Зимней войны отразилась на ее позициях в мире?

Вячеслав Никитин: К концу Зимней войны финны накопили, наверно, самый большой опыт по взламыванию советских кодов, и, естественно, радиоразведки ведущих стран мира попытались как-то перенять этот финский опыт.

В начале марта 1940 года началось активное сотрудничество радиоразведок Великобритании и Финляндии. Финны предоставляли британцам огромное количество криптоаналитической информации. Взамен они получали самую совершенную технику пеленгации и приемное оборудование.

Финны даже разрешили англичанам организовать нелегальный центр прослушивания на территории английского посольства в Хельсинки. Это сотрудничество продолжалось до 22 июня 1941 года.

Также сразу после окончания Зимней войны началось масштабное сотрудничество радиоразведок Японии и Финляндии. Хотя первые контакты между японской и финской разведками относятся к началу 20-х годов. В 30-е годы японцы старались как-то внедриться в союз разведок Эстонии, Финляндии, Польши и очень активно сотрудничали со спецслужбами этих государств.

Это в первую очередь касается обмена информацией, потому что японцы предоставляли финнам огромный массив данных радиоперехвата. Они не могли сами его дешифровать, потому что у них не было столько носителей русского языка, а криптоанализ — это всегда союз лингвистов и математиков.

В обмен японцы получали методики взлома советских шифров, потому что одни и те же коды использовались советскими частями дальневосточных и европейских военных округов.

ИА Красная Весна: Расскажите о роли финской радиоразведки в окружении трех советских дивизий в районе Выборга в 1941 году.

Вячеслав Никитин: Финской радиоразведке удалось перехватить донесения коменданта выборгского гарнизона о том, что побережье Выборгского залива в районе полуострова Лиханиеми не защищено, и там войска отсутствуют. В результате подразделения финской 10-й пехотной дивизии начали операцию по форсированию Выборгского залива.

Финнам удалось перебросить всю дивизию достаточно быстро, практически без противодействия, на противоположный берег залива. Здесь образовался плацдарм. Путь отступления для советских войск по шоссе и железной дороге Выборг — Койвисто (ныне Приморск) оказался перерезанным.

А в последние дни августа 1941 года, когда части РККА пытались деблокировать основную дорогу Выборг — Ленинград в районе Кямяря (ныне Гаврилово), финнам тоже удалось перехватить радиограмму с приказом о подготовке атаки. И когда наши части поднялись в атаку, она не стала сюрпризом и была сорвана.

Оказалось, что эти три наши дивизии были вынуждены отходить из Выборга не по шоссе, а по каким-то лесным дорожкам и тропам. Они оказались забиты техникой, что еще более затруднило движение, и войска попали в кольцо.

ИА Красная Весна: Знали ли спецслужбы СССР о существовании радиоразведки в Финляндии? Какую работу проделывала советская сторона, чтобы минимизировать вред от ее деятельности?

Вячеслав Никитин: Здесь, к сожалению, однозначного ответа на этот вопрос я дать не могу, поскольку степень осведомленности наших спецслужб в том или ином процессе далеко не всегда известна в силу закрытости спецслужб. По моему мнению, наверняка знали, потому что деятельность такого рода, как ни старайся, всё равно скрыть невозможно. Тем более что оперативные позиции советской разведки в Финляндии всегда были достаточно сильны.

Но сказать, что принималось какое-то очень сильное воздействие и противодействие, я не могу. Прежде всего, такие выводы можно сделать, изучив те системы шифрования, которые применялись в Красной Армии, и их низкая криптостойкость.

Только когда убедились в том, что финская разведка читает практически всю нашу армейскую шифропереписку, только к 1944 году у нас в армии были введены достаточно криптостойкие системы шифрования и передачи информации, которые исключили ее дешифровку. Вот уже в 1944 году финская радиоразведка не имела возможности читать сообщения, передаваемые в высших звеньях управления Красной Армии, а до этого могла.

ИА Красная Весна: Как финская радиоразведка взаимодействовала со спецслужбами Германии и ее союзников во время Великой Отечественной войны?

Вячеслав Никитин: Вопрос этот действительно очень интересный. О нем информация, как ни странно, стала появляться только в последние годы. Вообще, военное сотрудничество с Германией — это не самая популярная тема в Финляндии.

Очень большой пакет документов по этому вопросу содержится в архивах ЦРУ. Дело в том, что американцы в 1945 году развернули настоящую охоту за представителями германской радиоразведки и отловили их достаточно много. И протоколы их допросов сохранились.

Самый интересный пакет документов — это протоколы допросов Вильгельма Феннера, который возглавлял криптоаналитическое бюро абвера, работавшее по советскому направлению. Он подробнейшим образом рассказывает, как было налажено сотрудничество немцев и финнов.

Против СССР работало сразу несколько спецслужб Германии. Каждый род войск в Германии имел свою разведку — это и ВВС, и сухопутные силы, и военно-морской флот. Министерство иностранных дел имело собственную дипломатическую радиоразведку. Кроме того, Германом Герингом был создан так называемый Исследовательский институт люфтваффе, фактически игравший роль партийной разведки.

Все эти спецслужбы работали против Советского Союза и активно сотрудничали с финнами. Были офицеры связи в германских штабах и в финском штабе в Миккели, был налажен обмен криптоаналитической информацией и результатом так называемого сырого радиоперехвата (недешифрованных текстов радиограмм).

Изображение: Военный музей Финляндии (SA-kuva)
Майор Рейно Халламаа (указывает рукой) с группой сотрудников в Миккели (1942 г.)
Майор Рейно Халламаа (указывает рукой) с группой сотрудников в Миккели (1942 г.)
(1942 г.)Миккеливсотрудниковгруппойсрукой)(указываетХалламааРейноМайор

Очень большую роль в сотрудничестве сыграл руководитель абвера адмирал Канарис. Он передал финнам ряд ключей к американским дипломатическим шифрам.

Финнам удавалось перехватывать сообщения военного атташе США в Советском Союзе из Куйбышева и из Москвы. Эти сообщения несли информацию и о военном потенциале Советского Союза, о его мобилизационных возможностях. В то же время, перехватывая сообщения военных атташе США по всему миру, финны узнавали о военном потенциале Германии, что тоже было очень важно.

Это позволяло финской разведке прогнозировать ход событий на Восточном фронте и давать какие-то экспертные оценки. В 1943 году стало ясно, что Германия войну проигрывает. В это время обозначилось стремление верхушки Финляндии к миру. Оно базировалось, в том числе, и на результатах радиоперехвата.

Что касается сотрудничества с сателлитами Германии. У финнов был специальный радиоцентр, который осуществлял связь с дружественными разведками.

Было очень мощное сотрудничество с Венгрией, с которой был прямой радиоканал связи.

Всю войну продолжалось мощное сотрудничество с Японией. Финский центр радиоперехвата в годы войны базировался в Сортавале, где был постоянный представитель японского генштаба.

Изображение: (из личного архива В. Никитина)
Оператор радиоперехвата за работой
Оператор радиоперехвата за работой
работойзарадиоперехватаОператор

ИА Красная Весна: Расскажите о каких-нибудь историях, связанных с деятельностью финской радиоразведки, которые малоизвестны.

Вячеслав Никитин: Есть одна история, очень показательная в плане финско-германского сотрудничества разведок. Об этом практически никто не знает. Речь идет о разгроме каравана PQ-18.

Историю каравана PQ-17 знают все, благодаря роману Пикуля и кино. А вот то, что был разгромлен еще и следующий караван, после которого вообще отправка караванов прекратилась, малоизвестно.

А караван был разгромлен благодаря радиоперехвату. Мне удалось найти все документы, кто перехватил, в какое время. Перехват был осуществлен в 14:30 по местному времени 6 сентября 1942 года в Медвежьегорске операторами моторизованной роты радиоразведки. Дешифровку радиограммы с графиком пути каравана осуществили два бывших петербуржца.

На следующий день график движения судов каравана был передан немцам. В результате были потоплены 13 судов каравана.

Читайте также: Запад до сих пор хранит в архивах тайны о войне финской радиоразведки против СССР

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER


Другие статьи из сборника «Украинство»