Поможет ли европейцам выжить эвакуация на Дальний Восток России? Интервью

Иван Айвазовский. Всемирный потоп (фрагмент).1864 г.
Иван Айвазовский. Всемирный потоп (фрагмент).1864 г.
Иван Айвазовский. Всемирный потоп (фрагмент).1864 г.

В мире нарастает истерика по поводу экологических проблем и изменения климата. Лидеры сильнейших и богатейших стран, начиная с президента США Байдена, говорят, что человечество столкнулось с самым масштабным вызовом в истории: необходимо остановить потепление климата.

Эту священную войну с выбросами CO₂ поддерживают и богатейшие люди мира, такие как Билл Гейтс, который вкладывает значительные средства в стартапы по созданию альтернативного топлива и ведет активную пропаганду зеленой энергетики и образа жизни.

Миллионы простых людей отказываются от употребления мяса и продуктов животноводства по причине того, что некоторые исследования показывают, что именно животноводство якобы виновно в львиной доле парниковых выбросов.

О реальной ситуации в энергетике, последствиях ее декарбонизации и о том, с какой целью затевается столь масштабная перемена в развитии, корреспонденту ИА Красная Весна рассказал главный редактор журнала «Геоэнергетика инфо» Борис Марцинкевич.

ИА Красная Весна: Сейчас многие говорят об устойчивом развитии, что от нефти и углеводородного топлива будут отказываться, а вместо этого будет использоваться зеленая энергетика и производимое из различных агрокультур биотопливо. На ваш взгляд, это возможно?

Борис Марцинкевич: Тезис об устойчивом развитии соотносится с 17 целями ООН до 2035 года. Те, кто говорят, что это связано с отказом от углеводородов, намеренно искажают информацию, поскольку в этом списке из 17 целей на 7 месте стоит обеспечение надежным доступом к электроэнергии населения планеты Земля.

По данным статистического комитета ООН, на сегодняшний день 700 млн человек вообще не обеспечены электроэнергией. Еще миллиард человек имеют ограниченный или прерываемый доступ к электроэнергии.

Только на 13 месте стоят экологические цели. Те, кто говорят, что устойчивое развитие связано прежде всего с экологией — просто врут. Прежде всего, необходимо 1,5 млрд человек обеспечить электроэнергией в XXI веке.

Теперь что значит отказ от углеводородного топлива. Давайте посмотрим на статистику Европейского союза.

За отопительный сезон 2020/2021 года поставлен рекорд за всё время наблюдения по объему изъятия газа из подземных хранилищ — 66,5 млрд кубометров.

15 мая 2021 года цена на крупнейшем газовом хабе Европы (TTF голландский) составила $348 за 1000 кубометров.

В январе, когда средняя температура в Европе составляла -18 °C, цена составляла $342. Впервые за время наблюдения, ведения статистики весенние цены превысили те цены, которые установились во время аномально холодной зимы.

Конечно, можно при этом продолжать говорить, что нужно прежде всего развивать альтернативную генерацию за счет солнца и ветра. Это прерывистая альтернативная генерация. Слово «прерывистая» здесь принципиальное.

Человек не научился управлять ветром и солнцем. Соответственно, та генерация, которая идет на этих электростанциях, может быть в любой момент прекращена. Что, собственно говоря, зимой этого года мы и наблюдали.

Техническая терминология описывает эту зиму как черный холодный штиль: нет ветра, высокая облачность и мороз. Альтернативная генерация в таких условиях работать не может. Население Европы мерзнуть не привыкло, поэтому в срочном порядке происходит переход на природный газ.

Поэтому уцелевшие от декарбонизации угольные электростанции работают с превышением всех мыслимых нормативов — людям холодно.

ИА Красная Весна: Но это ведь абсурдная ситуация — при таких обстоятельствах проводить политику декарбонизации.

Марцинкевич: Ситуация более чем абсурдная. Сейчас наступает летний сезон. В Европе, точно так же как и в России, наступает аномальная жара. Соответственно, станции, работающие в смешанном режиме, вырабатывающие не только электроэнергию, но и тепловую энергию — перестают работать. Потому что они не вырабатывают тепло и тут же проигрывают в конкурентной борьбе солнечным и ветряным электростанциям.

Но населению и промышленности требуется работа кондиционеров. Соответственно, спрос на электричество снова растет.

В когенерационном режиме обычно работают угольные электростанции для того, чтобы увеличить КПД. Они отключаются, значит, возрастает нагрузка на газовые электростанции. Соответственно, опять растет спрос на газ.

Читайте также: Золотая нефть. Куда уходит черное золото и что приходит на смену? Интервью

Традиционно, в первых числах мая выходят в ремонтные сессии месторождения, расположенные в норвежском секторе Северного моря. Поставки со стороны Норвегии уменьшаются, что мы и видим по цене.

При этом упования на то, что, когда цена станет высокой, придет сжиженный природный газ из Катара или с заводов, расположенных на территории США, не оправдываются. Потому что цены на азиатском рынке за тысячу кубометров выше приблизительно на $35. СПГ движется туда, где выше цена.

Европа получает результат того, что она отказывается от практики долгосрочных газовых контрактов. Она за это боролась, она видит торжество того принципа, который она героически отстаивала.

Так на самом деле выглядит декарбонизация и отказ от тепловых электростанций.

ИА Красная Весна: Понятно, так выглядит реальная картина. Тем не менее, на Западе, не прекращая, начиная с Байдена и далее на всех уровнях, говорят о том, что необходимо отказываться от углеродной экономики чуть ли не полностью, внедряют альтернативные виды топлива: биодизель, биоэтанол. Макрон заявил, что должен быть сделан водородный самолет и так далее. При этом большая ставка делается именно на сельскохозяйственные источники получения топлива. Это не вяжется со здравым смыслом и не вполне понятно, почему это происходит.

Марцинкевич: Основным организатором этого процесса в свое время выступила МЭА — Международное энергетическое агентство. Это организация, в которой участвует 28 государств, создана она в 1974 году с целью борьбы за «энергоэффективность» и другие красивые слова. Но поскольку создана она странами, которые зависят от импортных поставок углеводородов, то правильное название данной организации — «АнтиОПЕК».

Если ОПЕК борется за стабильный сбыт нефти, то МЭА борется за возможность покупателей диктовать цены, контролировать поведение продавца.

Причины совершенно понятные. Сохранять зависимость, тем более после кризиса 1973 года, не хочется. Были неоднократные попытки что-то делать.

Тогда же, в середине 1970-х, пытались поднять тему водородной энергетики. Выяснилось, что это не имеет экономической составляющей, это не рентабельно.

Водород является вторичным энергетическим ресурсом, он не может стоить дешевле, чем ресурсы первичные.

Простая житейская логика. Если то, что можно использовать напрямую, стоит в два раза дешевле, чем то, что надо сначала каким-то образом произвести, а уже потом использовать, то никто этим пользоваться не станет.

Далее была попытка снизить зависимость за счет развития возобновляемых источников энергии (ВИЭ), то есть солнечных и ветряных электростанций.

К ВИЭ относится и гидроэнергетика, но на территории Европы гидроресурс использован практически по максимуму, а идти на затопление крупных территорий для их строительства никто на хочет.

Можно посмотреть статистику. Самая высокая доля ВИЭ в энергетическом балансе среди стран Европы в Германии. Самые высокие цены для конечных потребителей в Германии. Второе место по использованию ВИЭ — Дания. И по цене второе место также занимает Дания.

Причина в том, что мы не можем диспетчеризировать выработку электроэнергии.

Условно, сидит диспетчер и он знает, что в таком-то месте вырабатывается столько киловатт*часов в течение дня. Но он не может этого сказать, потому что у него вот эта точка перестанет вырабатывать электроэнергию. Из-за того, что тучка пришла — солнечная электростанция выключилась. Настал штиль — по всему побережью никто ничего не вырабатывает.

Как с этим бороться? Потребитель не поймет слов о том, что нужно ждать подходящей погоды. На такие случаи нужно держать в запасе дополнительные электростанции. Чаще всего газовые, которые быстрее всего выходят на 100% мощности. Они так и называются — пиковые электростанции, пикинеры.

Вот на тот момент, когда пик спроса, но нет солнца, нет ветра, их нужно быстро включать.

Что значит быстро включать? Чтобы они работали, нужно дополнительные газопроводы протянуть, построить саму эту электростанцию, обеспечить ее режимную смену — при условии, что эта электростанция будет работать, только когда плохая погода.

Поскольку выработка электроэнергии в Европе находится в руках частных компаний, представьте себе, что вы владелец такой электростанции. Вам надо платить работникам деньги, нужно обеспечить, чтобы газ в любой момент мог идти, а работает она у вас, условно, 4 часа в сутки. А если погода солнечная, то вообще не работает.

Будете вы такое строить бесплатно? Нет. Разумеется, всё, что будет потрачено на строительство пиковых электростанций, вы включите в базовый тариф, порадовав тем самым потребителя.

Читайте также: Роспотребнадзор планирует перевести школьников на веганскую диету?

Что в результате видит Европа? Во-первых, растут расходы в бытовом секторе, во-вторых, растет стоимость конечной продукции, теряется конкурентоспособность на глобальных рынках.

ИА Красная Весна: Это выглядит не рационально. Зачем терять конкурентоспособность? Кроме того, они ведь намерены под разговоры об экологии отказаться не только от углеводородов, но и от животноводства.

Марцинкевич: Это «фининтерн». У которого накоплены средства, и их девать просто некуда. Вот он их набрал и надо что-то новое придумать.

Можно продолжать играть в нефть — она держит на себе огромное количество финансовых ресурсов. Со всей этой биржевой торговлей и прочим. Но денег становится всё больше. Их продолжают эмитировать и европейские банки, и американская ФРС. Девать их особо некуда, они концентрируются в руках людей, которые должны придумать, во что их вкладывать. Вот изобретение.

Читайте также: Западная элита губит население ради борьбы с глобальным потеплением?

Теперь о тех, кто говорит, что декарбонизация — это всемирный тренд. Это специальные люди, у которых на глобусе есть Северная Америка и Европа, а больше ничего нет. Еще где-то в углу Австралия «болтается».

Но на планете, на которой мы с вами живем, больше континентов и частей света.

Если брать статистику 2020 года, то в мире новых угольных электростанций построено почти на 50 гигаватт. Из этих 50 гигаватт 30 построил один Китай. Чтобы было понятно, вся совокупная энергетическая мощность России — 250 гигаватт.

То есть весь мир, слушая про то, что нужно заниматься декарбонизацией, строит угольные электростанции.

ИА Красная Весна: Тогда что это всё такое? Зачем они об этом говорят? Это ведь довольно серьезные люди, если они что-то говорят, то они таким образом хотят получить какой-то результат. Тем более, в это вовлечен президент США, такие люди, как Билл Гейтс, европейские лидеры и так далее.

Марцинкевич: Давайте смотреть, кто выступает во главе тренда на декарбонизацию. Англия, Франция, Испания — страны, на территории которых угольные месторождения выработаны полностью.

Многие банки, находящиеся в руках международных консорциумов, отказываются субсидировать, финансировать, кредитовать строительство новых тепловых электростанций.

При этом где живет полтора миллиарда человек, имеющих трудности с доступом к электроэнергии — понятно. Это Африка и Юго-Восточная Азия.

Если этим странам навязывают развитие именно ВИЭ, то что мы видим? Создать объединенную энергосистему не получится. Потому что если у тебя всё производство электроэнергии зависит от погоды, то ничего стабильного ты сделать не сможешь.

Какие производства имеют непрерывный цикл? Химия, металлургия, цветная металлургия, многие отрасли машиностроения. Если ты начал производство какой-нибудь турбины для электростанции, то остановиться и подождать, пока наступит хорошая погода, не получится.

Более того, если вы просто хотите съездить на сафари, остановились в гостинице, а там кондиционер не работает, вы туда второй раз не приедете.

В результате менее развитые страны в статусе развивающихся будут оставаться всегда. А привилегированное положение Евросоюза и США будет всегда привилегированным. Тем самым у них всегда будет возможность диктовать свою волю.

ИА Красная Весна: То есть они используют концепцию устойчивого развития как средство неразвития других?

Марцинкевич: Да, совершенно верно. Потому что развивать объединенную энергосистему за счет солнечных электростанций не получится. Даже несмотря на многочисленные крики о том, что есть пустыня Сахара, давайте ее всю утыкаем солнечными панелями.

Египет попробовал — отказался. Потому что в пустыне песок. Он либо как наждачка всё «вытирает», либо надо придумывать способ, как мыть эти панели. В пустыне. Везти туда воду, придумывать, как утилизировать отходы, если пользоваться какими-то химическими средствами.

ИА Красная Весна: Тем не менее, сами страны Запада идут во главе этого процесса. Помимо декарбонизации энергетики, эта идея охватывает огромные массы людей. Население Европы и США стремительно веганизируют, строятся заводы для производства биотоплива, в США приняты законы, согласно которым социальные программы, которые финансировались нефтедолларами, теперь должны будут финансироваться из налоговых поступлений от продажи наркотиков, которые спешно легализуются.

Читайте также: Доходами с марихуаны поддержат образование США, заместив доходы с нефти

Марцинкевич: Прекрасно. Только у них население быстро кончится.

ИА Красная Весна: Судя по всему, их это вполне устраивает.

Марцинкевич: Собственно, прошедшая зима в Техасе это показала. Штат «дает дуба», но дизельные электростанции никто не везет. Просто фантастика какая-то.

У нас, в России, когда кто-то замерзает, военные волокут дизельные электростанции, еще кто-то что-то тащит…

ИА Красная Весна: Да, даже подводные лодки подключают…

Марцинкевич: Всё, что угодно. А здесь…

А что касается отказа от животноводства, то это может быть удар по азотным удобрениям.

ИА Красная Весна: Расскажите подробнее.

Марцинкевич: Если происходит отказ от мясной промышленности, то будет снижаться потребность и в растениеводстве. Значит, удобрений столько не надо: давайте сворачивать их производство.

Читайте также: Основной ресурс России заброшен! Как прожить без химических удобрений? Интервью

И будут сворачивать до тех пор, пока население не вымрет окончательно и бесповоротно.

ИА Красная Весна: Это хорошо вписывается в тренд на органическое земледелие в Европе, при котором в основном происходит механическая обработка почвы, и применение биологических препаратов без внесения химических удобрений и пестицидов.

Марцинкевич: Тогда для этого нужно, чтобы население Европы было не 400 млн, а где-нибудь 100 млн. Тогда будет всем счастье. И земли тогда всем хватит.

Читайте также: Под органическое земледелие в ЕС хотят отвести до 25% сельхозугодий

ИА Красная Весна: Учитывая, что органическое земледелие без стандартного земледелия не сможет прокормить всё население Европы, то оно со временем и станет 100 млн. Ждать придется не долго.

Марцинкевич: Всё происходит быстро. Единственное, что может выручить — у нас на Дальнем Востоке неосвоенных территорий много, можем принимать на эвакуацию. Якутия, Чукотка, Камчатка — места полно. Если вывозить миллионами, освоят быстро.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER