logo
  1. Социальная война
  2. Переход российского телевидения на «цифру»
Аналитика,
Минпромторг откровенно говорит, что до трети телезрителей может остаться без телевидения в новом году. При этом, не говоря о том, как он намерен решать данную проблему. Но кроме этой трети, есть и другие проблемы.

Цифровое телевидение для всех? Нет, телевидение для избранных

Цифровизация телевиденияЦифровизация телевидения
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

В прошлой статье обсуждалась общая картина того, как и кто смотрит телевизор. В этой статье мы рассмотрим более узко одну наиболее тревожную категорию телезрителей: тех, кто использует аналоговый телеприемник. Напомню, по данным Минпромторга, таких устройств в стране насчитывается от 16 до 33 млн телевизоров (13–30% всех телеприемников страны).

Кроме этой, существует другая оценка, предоставленная замглавы Минпромторга Виктором Евтуховым, который ссылается на министерство цифрового развития. Евтухов, говоря о необходимости устанавливать специальные телеприставки для аналоговых телевизоров, заключает: может понадобиться «до 3, может быть, до 5 млн таких устройств».

Очевидно, что эти подсчеты исходят из приводившейся ранее оценки, замгендиректора МНИТИ Константина Быструшкина: «Наш подсчет основан на отчете Роспечати за 2017 год, согласно которому примерно 8% домохозяйств сейчас принимают только эфирное аналоговое ТВ. По данным Росстата, в России 52,9 млн домохозяйств, следовательно, из них 5 млн не принимают „цифру“».

Свести эти цифры к какому-то единому знаменателю довольно сложно, поскольку одни меряют в штуках, другие в килограммах. По мнению Быструшкина, на одно домохозяйство приходится приблизительно 2,1-2,3 телеприемника. Соответственно, если в 5 млн домохозяйств «цифру» не принимает ни один телевизор, то можно более-менее уверенно говорить о том, что 10 млн телевизоров из этих 16-30 млн расположены именно в этих домохозяйствах.

Где могут распологаться еще 6-20 млн — не сообщается. Очевидно, что во многих домохозяйствах есть и более новый телевизор, и старый. То есть в этих 52,9 млн домохозяйств содержатся не только эти 5, в которых цифровых приемников нет вообще, но и оставшиеся 6-20, которые обеспечены цифрой частично.

Но все это не учитывает того, что, кроме домохозяйств, телевизоры можно встретить буквально повсюду. В магазинах, в кафе и ресторанах, в пунктах охраны, на вахтах и так далее. Каждый, наверное, видел где-нибудь на проходной у местного сторожа старенький телевизор. Часто он довольно плохо показывает, иногда это бывает даже маленький черно-белый пузатик. Обычно это старые телевизоры, которые просто кто-то принес из дома, купив более новую модель, а старую унеся на работу.

Сколько таких телевизоров раскидано по стране, думаю, подсчитать не возьмется никто. Тут непонятно, как вообще считать. По количеству пунктов охраны? Поди подсчитай сами эти пункты охраны. Впрочем, важны не конкретные числа, а то, что это само по себе распространенное явление, которое не входит в число домохозяйств. То есть, когда Евтухов говорит о том, что нужно 3–5 млн приставок, он вообще не рассматривает возможности, что телевизоры могут находиться где-либо еще, кроме домов и квартир.

Кроме того, следует оговорить еще один момент. Даже если имеется телеприставка, к которой (допустим) можно подключить два и более телевизора, то проблема всё же остается: как подключить второй телевизор? Тянуть через всю квартиру кабель? Даже если это сделать, и два телевизора удастся подключить к одной приставке, то показывать они будут одно и то же и управляться одним пультом.

Минпромторг исходит из того, чтобы в каждом домохозяйстве было хотя бы по одному рабочему телеприемнику, а не из того, чтобы сохранилась доступность телевидения. Но это довольно странный подход, с учетом того, что если в домохозяйстве два телевизора, то это ведь, наверное, для чего-то было сделано?

Думаю, для многих знакома ситуация, когда кто-то готовит на кухне и смотрит фоном телевизор, а потом все собираются в комнате и вместе ужинают. То есть в разное время телевизор смотрят в разных местах. И отключение одного из них автоматически снижает доступность.

Есть и другая проблема. Достаточно ли в целом телеприставок для того, чтобы оснастить все домохозяйства? О прочих местах тут тоже не стоит забывать, но давайте разберемся хотя бы с домохозяйствами. Поставим вопрос даже немного иначе: существует ли внятная схема реализации 5 млн телеприставок конечным потребителям в короткий срок?

Информационное агентство «Rambler News Service» приводит сведения о росте спроса на ТВ и приставки. В частности, пресс-служба «М. Видео-Эльдорадо» отмечает, что «в третьем квартале 2018 года продажи ТВ выросли на 20% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года».

В пресс-службе «Яндекс.Маркет» также отмечают, что «количество кликов на модели телевизоров с поддержкой формата вещания DVB-T2 на „Яндекс.Маркете“ с 1 августа по 31 октября 2018 года на 60% больше, чем в аналогичный период прошлого года».

Телеканал «360» сообщает еще одно число, по информации от пресс-службы группы «М. Видео-Эльдорадо»: «За девять месяцев 2018 года в России было продано порядка 1,3 млн цифровых приставок DVB-T2, что всего на 5% выше, чем за аналогичный период прошлого года».

Из этих сообщений следует, что на данный момент какого-либо резкого всплеска интереса к телеприставкам со стороны покупателей не наблюдается. Вероятно, это может означать, что большинство телезрителей, которым может понадобиться телеприставка, о такой необходимости либо не подозревают, либо откладывают покупку на последний момент. Кроме того, у части телезрителей может попросту не быть средств на приобретение такой приставки.

Это в свою очередь означает, что всем этим пяти миллионам домохозяйств они потребуются практически одновременно. Опыт Тверской области, где отключение аналогового телевещания уже состоялось, показывает, как это может выглядеть на практике.

«В магазинах Тверской области также был зафиксирован рост цен на отдельные ТВ-приставки. Недорогие модели подорожали на 30-100%, а в сегменте, где цены выше 1000 рублей, было отмечено повышение на 5-80%» — пишет «Комсомольская Правда — Тверь».

В связи с этим можно представить себе, как будет выглядеть процесс оснащения домохозяйств телеприставками в масштабах страны. Даже если стараниями Антимонопольной службы удастся удержать цены, совершенно непонятно, смогут ли розничные сети в целом справиться с задачей. Если информация от «М. Видео-Эльдорадо» точна, то предстоит поставить пятикратную годовую норму телеприставок за несколько месяцев.

Тут стоит отметить и еще одну важную деталь. Все эти приставки, за редким исключением, производятся в Китае. Было бы понятно, если бы они полностью производились на отечественных предприятиях — тогда можно было бы заранее подготовить производственные мощности и сделать соответствующие предзаказы.

В данном же случае получается, что ставка сделана на то, что промышленность Китая справится с резко возросшим спросом на довольно нишевый товар. А кто-то интересовался у китайских производителей, смогут ли они поставить достаточное количество устройств за короткий срок? Хотелось бы верить.

В предыдущей статье было показано, что значительная часть телезрителей из числа тех, кто обладает аналоговым телеприемником, с большой вероятностью являются людьми пожилого возраста. То есть вопрос о дефиците, завышении цен и всём прочем рухнет именно им на голову. О том, как процесс цифровизации будет выглядеть в труднодоступных местах, — и вовсе сложно размышлять.

Всё это в совокупности может грозить настоящим телевизионным коллапсом. Весьма вероятно, что сразу его даже не будет заметно. Просто с прилавков исчезнут телеприставки и… да, пожалуй, и всё. Какие тут могут быть явные последствия? То, что телевизор перестанет показывать у нескольких миллионов человек, оказывается, сложно как-либо зафиксировать.

Несмотря на то, что крутых катаклизмов, может быть, и не случится, подобный резкий удар по привычкам миллионов граждан не может пройти без следа. Тем более, что речь идет о такой деликатной сфере, как информирование и формирование общественного мнения. Но вопрос о последствиях стоит обсудить отдельно.