Собянин остановил «войну» между сторонниками Дзержинского и Невского. Но почему она вообще началась и вышла на такой уровень?

«Битву за Лубянку» остановил Путин?

Изображение: Рембрандт. Пир Валтасара. 1635
Вмешательство высших сил
Вмешательство высших сил
Вмешательство высших сил

После провальных «выборов памятника» для Лубянской площади темой общественной дискуссии стал вопрос: кто виноват в скандале и кому понадобилось на ровном месте устраивать раскол в обществе?

«Рыцарь революции» Феликс Дзержинский и святой князь Александр Невский — знаковые фигуры для патриотического сообщества. Оба исторических деятеля внесли огромный вклад в защиту российской государственности.

Предложение поставить памятник Невскому вместо «Железного Феликса», снесенного «перестройщиками» в 1991 году, было оскорблением для просоветски настроенных патриотов (а это — большинство), и адресно — для корпорации, связывающей себя с Дзержинским.

Кроме того, это стало провокацией против ряда православных организаций, которые, по меткому выражению телеведущего Владимира Соловьева, «со всей православной решительностью начали бороться с чекистами».

«Почему нельзя одновременно уважать Дзержинского и Невского? Я просто даже не понимаю, откуда это противопоставление», — недоумевает телеведущий.

Изображение: kremlin.ru
Владимир Соловьев
Владимир Соловьев
СоловьевВладимир

«Наживку» проглотили и многие левые патриоты — например, сторонникам памятника Невскому припомнили, как его образ использовался против СССР в пропаганде власовцев… Как будто победитель тевтонцев должен отвечать за тех, кто, спустя почти тысячу лет, пошел в услужение к их «последователям»!

Так кто же устроил «информационную диверсию» и зачем? Соловьев уверен, что «зачинщиками» провокационного голосования являются «Эхо Москвы» в лице Алексея Венедиктова и Общественная палата Москвы во главе с Константином Ремчуковым.

Спору нет, радует, что мэр Москвы Сергей Собянин остановил «диверсию». Но ведь как-то она началась, почему-то не была пресечена сразу, вышла на серьезный уровень, была поддержана мощными информационными ресурсами…

«Тут вопрос в другом: а зачем же вообще надо было сталкивать людей друг с другом? Неужели не могли до этого провести социологию?.. Решение Собянина правильное, но принимать его нужно было до того, а не после того», — оценил решение столичного градоначальника депутат Госдумы от «Единой России» Николай Гончар.

Изображение: Пётр Данилов © ИА Красная Весна
Сергей Собянин
Сергей Собянин
СобянинСергей

Собянин заявил, что Лубянская площадь «пока» останется пустой. Столичный мэр остановил не только странное интернет-голосование, но и начавшуюся задолго до того дискуссию о возвращении памятника Дзержинскому.

Между прочим, эту дискуссию начали «Офицеры России», а поддержали видные деятели патриотического сообщества во главе с Александром Прохановым. Она нашла очень широкую поддержку в обществе… и была «ловким движением рук» превращена в противостояние между сторонниками Дзержинского и Невского, от которого всех «спас» Собянин.

Либеральные деятели, и не только Венедиктов и Ремчуков, многое сделали, чтобы устроить этот скандал и стравить ненавистных им коммунистов с не менее ненавистными православными. Стоит приглядеться, например, к заявлениям телеведущего Владимира Познера, который сначала оскорбил Церковь, заявив, что принятие Православия — это «трагедия России», а потом вдруг выступил за памятник Невскому.

Изображение: open.gov.ru
Алексей Венедиктов
Алексей Венедиктов
ВенедиктовАлексей

Венедиктов еще до начала интернет-голосования сообщил, что «остановил бюрократический договорняк», согласно которому якобы на Лубянку должен был без лишнего шума вернуться «Железный Феликс».

«Ему удалось вывести ситуацию из состояния подковерной инициативы в общественное обсуждение, — оценивает роль своего единомышленника либеральный публицист Григорий Ревзин. — Если бы не это, мы бы в один прекрасный момент обнаружили, что Дзержинский восстановился на Лубянке».

«Партия силовиков, ФСБ-шники, хотели (вернуть памятник Дзержинскому — прим. ИА Красная Весна), Собянин их послал на три буквы», — откровенничает ведущая «Эха» Юлия Латынина. Понятно, что Латынина в данном случае отражает понимание ситуации у определенной части либерального сообщества.

При этом другая часть этого сообщества, к которой относится Ксения Собчак, тоже заявляет, что историю вокруг Лубянки устроили близкие к Собянину фигуры, а никак не либеральные журналисты. Правда, с целью не «дать отпор чекистам», а отвлечь внимание от протестных митингов Навального.

Изображение: Кирилл Загурский © ИА Красная Весна
Оппозиционер Алексей Навальный
Оппозиционер Алексей Навальный
НавальныйАлексейОппозиционер

Насколько одно исключает другое? Разве нельзя предположить, что кто-то захотел «и рыбку съесть, и косточкой не подавиться» — сместить акценты новостной повестки, утереть нос условным «чекистам», отпраздновать 800-летие Александра Невского, а заодно пристроить проект знакомого скульптора…

Если все это «провокация либералов», то почему именно либералы первыми набросились на Венедиктова, который предложил Невского в качестве альтернативы Дзержинскому? Если для патриотов оба герои, то для них «оба хуже».

Бурю негодования в связи с предстоящими «выборами» еще 19–20 февраля выразили Николай Сванидзе, Сергей Митрофанов, Никита Соколов, Иван Курилла, Павел Пучков, Николай Руденский, Юрий Гладильщиков…

Все они так или иначе сошлись во мнении, что Невский нужен как «информационная затычка в качестве памятника на Лубянке» (как выразилась журналист Ольга Тропкина), а поставить хотят «очередного Салавата Щербакова» (российский скульптор).

Изображение: Цитата из видео «Щербаков Салават(царь Александр ) автор ролика-Геннадий Драгунов» пользователя Youtube Геннадий Драгунов
Салават Щербаков
Салават Щербаков
ЩербаковСалават

Началось голосование. Целый ряд столичных и федеральных крупных СМИ, далеко не либеральной направленности, начали явно продвигать установку памятника Невскому. Платформу «Активный гражданин» (которую не Венедиктов контролирует) с самого начала обвинили в нечестной игре.

Откуда взялись 55% за Александра Невского, когда большинство опросов на ТВ и в интернете демонстрирует поддержку большинством граждан восстановления «Железного Феликса»? Особенно если, как оказалось, голосовать могли не только москвичи?

Почему счетчик много часов «стоял» на значениях 51% за Невского и 49% за Дзержинского, а очень и очень многие москвичи не смогли ни зарегистрироваться, ни проголосовать? Почему опрос решили «свернуть», когда проголосовало всего 300 тыс. человек — ничтожный процент от числа тех, кто мог и хотел отдать свой голос?

«Ну понимаете, когда у вас проголосовал миллион, трудно сделать 55%, а когда у вас 300 тысяч, это делается примерно за 20 минут… Единственная задача тут была — продемонстрировать высокую вовлеченность граждан в этот процесс, что Дзержинского не ставят», — заявил тот же Ревзин, но уже после голосования.

Близкой версии, между прочим, придерживается политолог с противоположными взглядами Сергей Черняховский. Но по его мнению, досрочная остановка голосования — это провал и «почетная капитуляция» организаторов.

«Власть поняла, что осуществляемые „накрутки“ не позволяют удержать первенство (Александра Невского — прим. ИА Красная Весна)… По-существу, они заявили о почетной капитуляции», — заявил Черняховский.

Изображение: (cc) Сергей Нехлюдов
Юлия Латынина
Юлия Латынина
ЛатынинаЮлия

Так что делала «власть», то есть те, кто может влиять на редакционную политику крупных СМИ и непосредственно на голосование? И какая именно «власть»?

Никакого единства «либерального лагеря», системных и несистемных либералов, по большому счету, не было — иначе Собчак, Сванидзе, Латынина и Венедиктов не устраивали бы распри между собой, а в едином порыве поддержали Салавата Щербакова так, как будто это Навальный от скульптуры.

Условные «силовики», представители офицерского сообщества, ветеранские организации, те же «Офицеры России» и поддержавшие их патриотические деятели явно всерьез настроились на возвращение «Железного Феликса», причем через суд. «Битва на Лубянке» им была явно не нужна.

Русская православная церковь тоже не собиралась устраивать соревнование между Невским и Дзержинским — об этом заявлял представитель Московского патриархата Владимир Легойда и до начала голосования и после его остановки.

Кремль долгое время наблюдал за процессом со стороны и устами пресс-секретаря Дмитрия Пескова заявлял, что вопрос установки памятников является прерогативой именно московской власти…

Изображение: kremlin.ru
Пресс-секретарь Президента Дмитрий Песков
Пресс-секретарь Президента Дмитрий Песков
ПесковДмитрийПрезидентаПресс-секретарь

Главный редактор ИА REGNUM Модест Колеров еще до остановки опроса отметил: «Ситуация с голосованием демонстрирует публичную слабость московских властей, взявших рискованный курс на раскол общественного мнения и на ровном месте разделивших общество пополам. Мало у них до этого проблем было».

Политолог Максим Жаров убежден: «Восторгающиеся Собяниным, отменившим „игру в наперстки“ с памятником, выглядят глупо — решение принимал явно не он. Так резко, на полном ходу, это жульничество мог остановить только Путин».

Конечно, это смелое предположение. Но ведь именно президент России еще в 2013 году, когда тоже возникла идея поставить что-нибудь вместо памятника Дзержинскому на Лубянке, призвал «не взрывать мозг» и «не раскалывать общество».

С тех пор обществу «взрывали мозг» много раз, в частности пенсионной реформой, которая сильнее всего обрушила рейтинги именно президента и правящей партии. Или, например, карантинами с «прогулками по расписанию» и блокировкой социальных карт — которые вряд ли помогли обуздать эпидемию, но очень сильно взбесили граждан… А кто это делал, лорды?

Читайте также: «Конфликт на ровном месте» — голосование по Лубянке раскололо общество

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER