«Конфликт на ровном месте» — голосование по Лубянке раскололо общество

Борис Игнатович, Варвара Степанова. Красноармейцы. 1930
Борис Игнатович, Варвара Степанова. Красноармейцы. 1930
Борис Игнатович, Варвара Степанова. Красноармейцы. 1930

«Странные выборы», устроенные Общественной палатой Москвы по памятнику на Лубянке, раскололи общество — оба варианта, возвращение памятника Дзержинскому и установка памятника Александру Невскому, к настоящему моменту набирали почти равное число голосов.

Вокруг опроса, который стартовал на платформе «Активный гражданин» 25 февраля, кипят нешуточные страсти. Устроителей голосования обвиняют в фальсификациях, патриоты-за-Дзержинского и патриоты-за-Невского бьются в соцсетях, а либеральные деятели во главе с Алексеем Венедиктовым и Владимиром Познером «подливают масла в огонь».

Политолог, лидер движения «Суть времени» Сергей Кургинян заявил в комментарии изданию «Ваши новости», что Александра Невского могли сделать «разменной картой в очень сложной игре», которую затеяла компрадорская элита. Именно ее представители и сносили «Железного Феликса» в 1991 году.

«Эта часть маленькая, но влиятельная… Тогда, в 1991-м, они назвались спасителями России. А как теперь мы их именуем? Это точно не любимая обществом группа», — отмечает Кургинян.

Кургинян уверен, что идея о каком-то неприятии значительной частью общества возвращения памятника Дзержинскому «выдумана на пустом месте», причем «в условиях, когда обществу нужна определенность».

«Кто против Александра Невского? Никто не против. Но мы знаем, что памятник Дзержинскому был хороший. А тот, другой памятник, — плохой. Время такое — плохие памятники, плохая архитектура, какая-то загадка современной эпохи», — заявил лидер движения «Суть времени».

Изображение: © ИА Красная Весна
Александр Невский и Феликс Дзержинский
Александр Невский и Феликс Дзержинский
ДзержинскийФеликсиНевскийАлександр

Телеведущий Владимир Соловьев заявил в своем Telegram-канале, что само появление «альтернативы» возвращению на Лубянку Феликса Дзержинского и затевалось для внесения «раскола в общество».

«Ну и зачем нам еще один раскол в обществе? Конфликт на ровном месте… Или ради привнесения конфронтации в общество все и затевалось?» — недоумевает телеведущий.

«Вброс венедиктовского варианта с Невским чисто спекулятивный, — написал в Telegram историк и политолог Борис Якеменко. — Венедиктов не за Невского — он за кого угодно, лишь бы против возвращения памятника Дзержинскому».

Историк, главный редактор ИА REGNUM Модест Колеров заявил, что конфликтность голосования по памятнику на Лубянке «демонстрирует публичную слабость московских властей <…> на ровном месте разделивших общество пополам».

«Дзержинский — символ левой альтернативы, и яростное сопротивление идее восстановления памятника — это попытка эту альтернативу задавить любой ценой», — уверен Колеров.

Эль Лисицкий. Клином красным бей белых. 1920
Эль Лисицкий. Клином красным бей белых. 1920
1920белых.бейкраснымКлиномЛисицкий.Эль

Действительно, патриотические деятели, которые чаще всего солидарны по большинству вопросов, в искусственном голосовании по памятнику на Лубянке внезапно оказались по разные стороны баррикад.

Так, за возвращение «Железного Феликса» на Лубянку выступают Александр Проханов, Захар Прилепин, Дмитрий Лекух, Анатолий Вассерман, Дмитрий Пучков. Но многие православные деятели и даже некоторые военные выступили за установку памятника Невскому.

«К самой фигуре Феликса Эдмундовича я отношусь с уважением, хотя личность противоречивая. Но при этом я считаю, что восстанавливать памятник не нужно», — заявил ветеран подразделения «Альфа» Василий Верещак.

«Я считаю, что памятник Дзержинскому как произведение искусства, как скульптура, как монумент сделан замечательно. Он прекрасный… Но я считаю, что слишком много людей, пострадавших во время репрессий, слишком много горя», — заявила актриса театра и кино, народная артистка РСФСР Светлана Немоляева.

Ситуация выглядит еще более странной, если учесть, что искусственный конфликт между патриотами раздувается вопреки прямым обращениям политических властей страны и позиции президента России Владимира Путина.

«Самое главное, чтобы этот монумент способствовал консолидации общества, а не очередным распрям и склокам по поводу того, кто там стоит», — заявил спецпредставитель президента по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой еще до того, как было предложено голосование Общественной палаты Москвы.

Изображение: Кукрыниксы, Государственное издательство «Искусство», 1941 год, СССР
«Внуки Суворова, дети Чапаева» — советский плакат
«Внуки Суворова, дети Чапаева» — советский плакат
плакатсоветскийЧапаева» —детиСуворова,«Внуки

При этом сам президент России сделал заявление по памятнику на Лубянке еще в 2013 году на Большой пресс-конференции, — тогда тоже в обществе поднялась дискуссия о возможном возвращении памятника Дзержинскому и «альтернативах» этому.

«Мы должны с уважением относиться к каждому периоду своей истории… Но лучше, конечно, ничего не будоражить и не взрывать наш мозг какими‑то преждевременными действиями, которые бы раскалывали общество. Я надеюсь, что городские власти, в данном случае московские, будут это учитывать», — заявил Путин.

В 2013 году — учли. «Железный Феликс» не вернулся, но и «альтернативные варианты» продвигать не стали. А в 2021 году к позиции президента России и его спецпредставителя власти Москвы прислушаться уже не хотят?

Читайте также: Москва выбирает, кому поставить памятник на Лубянской площади — онлайн

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER