История человечества — это постепенный перевод живого существа в объект, в артефакт. Наш генетический код узнается постепенно, и это нормально

Страх перед COVID-19 является двигателем прогресса — философ Аттали

Джозеф Мэллорд Уильям Тёрнер. Потоп (гравюра Дж. П. Куилли).1828 г.
Джозеф Мэллорд Уильям Тёрнер. Потоп (гравюра Дж. П. Куилли).1828 г.
Джозеф Мэллорд Уильям Тёрнер. Потоп (гравюра Дж. П. Куилли).1828 г.

1 августа финансист, политик и философ, советник последних пяти президентов Франции и идеолог постмодернизма Жак Аттали разместил в Twitter ссылку на свою статью на сайте Центра международных отношений и устойчивого развития. Статья называлась «Предуготовимся к тому, что грядет». В ней философ заявил, что он впадает в ярость, наблюдая, как неповоротливый мир, столкнувшись с вызовом глобальной пандемии коронавируса, не хочет меняться. А вызов, или пандемия, с которой столкнулся мир, как утверждает ученый — это лишь катализатор еще более мощных изменений, которые предстоят миру.

«Как и предыдущие крупные пандемии в истории, сегодняшняя — это, прежде всего, ускоритель уже начавшихся событий. Катастрофические события. Положительные сдвиги», — пишет философ, добавляя, что пандемия — это «очень жестокий ускоритель». Откуда такое нетерпение и такая ярость у Жака Аттали?

Философ утверждает, что нынешняя пандемия как событие, запускающее изменение мира, аналогично по масштабу Первой мировой и Второй мировой войнам. И победителем выйдет тот, кто первый мобилизовался, поняв неизбежность происходящего. А мир мобилизуется из рук вон плохо и мечтает о возврате к нормальной жизни. «Как и на войне, победителями будут те, кто первым проявил мужество и обратился к оружию. А чтобы иметь и то и другое в будущем, потребуется постоянная мобилизация вокруг нового радикального проекта», — утверждает он.

Мир, по словам философа, регрессировал настолько безнадежно, что спасти его может только запуск нового радикального обновления. «Сможем ли мы превратить эту пандемию в такой момент — в настоящий момент — для человечества?» — спрашивает он, адресуясь к своей новой книге «Экономика жизни».

Идею события, которое создает в обществе необходимый заряд страха и понуждает его запустить изменения, Аттали высказывал и ранее. Так, 3 мая 2009 года в персональной колонке французского журнала L’Express он написал, что «история учит нас, что человечество значительно развивается только тогда, когда оно действительно боится: тогда оно сначала устанавливает защитные механизмы… Затем, когда кризис закончился, оно трансформирует эти механизмы, чтобы сделать их совместимыми с индивидуальной свободой, и включить их в демократическую политику здравоохранения».

К слову, идею трансформирующего или пробуждающего события еще ранее обсуждали и в американской неоконсервативной элите, в которую входили Рональд Рейган, Джордж Буш-младший, Дональд Рамсфелд, Ричард Чейни, Пол Вульфовиц, Ричард Перл, Джон Болтон… Речь шла о событии, которое позволило бы изменить мир для обеспечения господства США в XXI веке. Среди прочего, обсуждалась и тема глобальной пандемии…

Но, возвращаясь к Аттали, отметим, что по его мнению, «начало пандемии может вызвать один из этих структурирующих страхов». Причем, как уточняет философ, если страх от новой пандемии будет примерно таким же, как страх, возникший во время эпидемии коровьего бешенства 2001 года в Великобритании и птичьего гриппа 2003 года в Китае, то последствия будут экономические, а влияние будет кратковременным.

А вот если страх будет посильнее, то, считает ученый, «он будет иметь поистине планетарные последствия: экономические (модели предполагают, что это может привести к потере 3 триллионов долларов, т. е. ВВП) и политические (из-за риска заражения страны Севера будут заинтересованы в том, чтобы те, кто живет на Юге, не болели, и они должны будут гарантировать, что беднейшие слои населения будут иметь доступ к лекарствам, которые сегодня доступны только для самых богатых)». Тогда крупная пандемия, утверждает Жак Аттали, лучше, чем любой «гуманитарный или экологический дискурс», пробудит в человеке «осознание необходимости альтруизма, по крайней мере, корыстного».

Чтобы обеспечить выполнение глобальных задач в новом мире, регулируемом «корыстным альтруизмом», считает Аттали, «придется создать глобальную полицию, глобальное хранилище и, следовательно, глобальное налогообложение. Тогда он гораздо быстрее, чем позволил бы один экономический разум, заложит основы для реального мирового правительства».

Что это будет за мир?

Франсуа Эмиль Эрманн. Эдип и сфинкс. 1903 г.
Франсуа Эмиль Эрманн. Эдип и сфинкс. 1903 г.
1903 г.сфинкс.иЭдипЭрманн.ЭмильФрансуа

19 июля на видеохостинге Youtube появился и вскоре был удален ролик, на котором Жак Аттали приоткрывает завесу будущего мира. Тем не менее, видео успело разлететься по сети, и вот мы смотрим и слушаем, что, по мнению французского концептуалиста, может ожидать человечество.

На видео Аттали, раскрывая тезисы своей книги «Экономика жизни», предлагает поговорить о кодах, регулирующих все аспекты жизни. Если мир движется в сторону регресса, который сопровождается неуважением к природе, деградацией среды и общества, то надо изменить его коды, трансформировать человека, который потом изменит общество и мир «Должны ли мы изменить все законы и правила, которые нами управляют? Наверное. Многое можно изменить. Нужно ли нам менять генетический код? Может быть, также для того, чтобы стать лучше как человеческие существа и стать более ответственными, немного более сострадательными, немного более чуткими», — рассуждает он.

Говоря о таких опасных вторжениях в человеческое существо, философ касается этических соображений, но вскоре отбрасывает их. «Может, стоит прикоснуться к этому. Может, не стоит этого трогать? Что должно оставаться человеческим? Когда мы смотрим на историю человечества, мы понимаем, что человечество касается всего, включая себя самого, и что история человечества — это постепенный перевод живого существа в объект, в артефакт. Нас дополняют протезами, потом протезы входят в нас, и мы постепенно становимся самими собой, не осознавая наличия протеза. Наш генетический код узнается постепенно, и это очень хорошо», — убеждает зрителей концептуалист.

Итак, человек — это артефакт. То есть, его, по сути, уже нет. А если его нет, то почему бы и не поэкспериментировать с живым трупом? Франкенштейн современного мира может создать нового человека при помощи продвинутых медицинских технологий. В качестве механизма такого изменения и закрепления Аттали предлагает… вакцины.

«Мы все в большей степени способны бороться с его [кода человека] недостатками, и это очень правильно. Мы способны создавать вакцины, которые будут защищать этот код, улучшать его и защищать от вирусов, и так оно и должно быть», — утверждает Аттали. Но для того, чтобы внедрить такие вакцины, необходимо то, от чего эти вакцины будут «защищать». Вот тут и появляется пандемия, запускающая страх, после чего люди сами примут предлагаемое им «средство спасения». А потом массовое внедрение вакцин, а потом и прямое генетическое вмешательство.

Всё это уже происходит. Геном человека давно расшифрован. В некоторых странах, например, в Великобритании и США, уже создаются национальные банки генома человека, а новорожденные младенцы скоро будут проходить поголовный скрининг. На это тратятся огромные бюджетные средства. Ученые заявляют, что еще немного, и новые технологии позволят проводить индивидуальную генетическую терапию для того, чтобы человечество избавилось от ранее неизлечимых болезней.

Но Аттали говорит о создании человека с заданными параметрами, который, собственно, уже не будет человеком. И тогда самые страшные утопии вроде романа «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли с его многоэтажным человечеством, повторяющим очертания зловещего кастового общества погибшей Атлантиды, вдохновлявшей нацистских идеологов Третьего Рейха, станут реальностью.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER