1
окт
2021
  1. Экономическая война
  2. Экономика Китая
Сергей Николаев / ИА Красная Весна /
Китай ввел квоты на добычу угля и ограничения на потребление электроэнергии

Китай оказался в темноте. Анализ причин энергетического кризиса

Питер Пауль Рубенс. Старуха и мальчик со свечами (фрагмент). 1616
Питер Пауль Рубенс. Старуха и мальчик со свечами (фрагмент). 1616
Питер Пауль Рубенс. Старуха и мальчик со свечами (фрагмент). 1616

Недавно во многих провинциях Китая были введены ограничения на потребление электроэнергии. Также были введены квоты на добычу угля. Страна пытается добиться определенных показателей энергоэффективности, для того чтобы к 2060 году достичь углеродной нейтральности и к 2030 году пройти пик углеродных выбросов.

По крайней мере 20 китайских провинций и регионов, на долю которых приходится более 66% ВВП страны, объявили о прекращении подачи электроэнергии в той или иной форме. Это коснулось как частных домовладений, так и предприятий. Особенно остро нехватка электроэнергии ощущается в провинции Гуандун и трех провинциях Северо-Восточного Китая (Хэйлунцзян, Ляонин и Цзилинь), где довольно сильно вмешались в работу рынков электроэнергии. Например, в промышленном центре юга страны — провинции Гуандун спрос снизили на 10%. Некоторые регионы нормировали подачу электроэнергии и это напрямую поставило под угрозу жизнь некоторых людей. Специалисты аналитических фирм и известного китайского финансово-аналитического издания Caixin попытались разобраться в ситуации.

Отмечается, что за нехваткой электроэнергии стоят основные провоцирующие факторы: рост цен и ограниченные поставки энергетического угля. Согласно заявлению Комиссии по развитию и реформам провинции Гуандун от 27 сентября, нехватка электроэнергии связана с ростом цен на уголь, ограниченными поставками и снижением готовности тепловых электростанций вырабатывать электроэнергию.

Издание Caixin опросило рабочего одной из китайских электростанций и узнало, что текущая заводская цена на уголь составляет около 1400 юаней ($216,9) за тонну. Исходя из этого, стоимость электроэнергии достигает 0,448 юаня/кВтч. С учетом всех затрат «ТЭС работает с дефицитом (производит меньше электроэнергии и работает в убыток)», — сказал рабочий.

По словам сотрудника частной электростанции в Гуандуне, 16 сентября запасы угля на ключевых электростанциях провинции составили менее 2,4 миллиона тонн, что почти на 60% меньше по сравнению с прошлым годом.

Ситуация в Гуандуне, крупной внешнеторговой провинции, представляет серьезный общенациональный дисбаланс спроса и предложения угля. В настоящее время запасы энергетического угля в провинции Гуандун остаются на исторически низком уровне.

Фактически, с конца февраля, после отмены мер по обеспечению поставок угля на зимний период, появились признаки дисбаланса спроса и предложения на уголь для внутреннего рынка, и цены начали расти. В отчете Китайского совета по электричеству (CEC) от 5 марта показано, что согласно индексу China Electricity Coal Index (прибрежный индекс) цена на энергетический уголь энергоемкостью 5500 ккал/кг составила 584 юаня за тонну, эта цена практически удвоилась, дойдя до 1086 юаней за тонну 27 сентября. Только за неделю с 16 по 23 сентября индекс вырос на 9,7% по сравнению с предыдущим месяцем, достигнув рекордной отметки за всю историю.

27 сентября аналитик угольного рынка сообщил изданию Caixin, что наличная цена на момент сделки на энергетический уголь в 5500 ккал/кг в северных портах выросла примерно до 1600 юаней за тонну, что в 1,6 раза выше, чем за тот же период прошлого года. «Я занимаюсь этим бизнесом более десяти лет и никогда не видел ничего подобного», — добавил специалист.

Больше спроса, меньше предложения

«Самая большая особенность этого года — чрезвычайно высокий спрос», — сказал отраслевой эксперт, близкий к политическим кругам Китая. Также он отметил, что быстрый рост потребления является важным фактором, способствующим росту цен на уголь.

По данным Национального энергетического управления (NEA), потребление электроэнергии в Китае с января по август достигло 5,47 трлн кВтч, что на 13,8% больше в годовом исчислении. Наработка теплоэнергетического оборудования составила 2 988 часов, что на 9,53% больше показателя прошлого года. Исторически такой рост очень необычен. По сравнению с уровнем до пандемии, за первые восемь месяцев 2019 года потребление электроэнергии в Китае увеличилось всего на 4,4% в годовом исчислении, а часы использования теплоэнергетического оборудования снизились на 3,64%.

Ключевым фактором быстрого роста потребления электроэнергии в Китае является восстановление экономики после пандемии, включая рост зарубежного спроса.

Однако предложение угля не соответствовало быстрому росту спроса. По данным Китайской национальной угольной ассоциации (CNCA), потребление угля в первом полугодии составило около 2,1 млрд тонн, что на 10,7% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. За тот же период добыча сырого угля на предприятиях сверх установленного размера увеличилась всего на 6,4% в годовом исчислении до 1,95 млрд тонн. Между тем импорт угля снизился на 19,7% от года к году.

В Китае 90% потребляемого угля поступает от местных производителей. Однако добиться существенного роста добычи угля для удовлетворения растущего спроса сложно.

Некоторые обозреватели рынка считают, что медленная реакция предложения частично отражает активизацию регуляторных усилий по борьбе с незаконным «перепроизводством» или производством, превышающим установленные лимиты.

По соображениям безопасности разрешенная законом мощность шахт обычно ниже фактической. В прошлом добыча угля, превышающая утвержденные уровни, была обычным явлением. С 2020 года богатый углем автономный район Внутренняя Монголия начал кампанию против коррупции, связанной с углем.

В мае 2020 года Внутренняя Монголия ввела строгую политику, требующую, чтобы шахты вели производство в утвержденных пределах. Эта политика оказала большое влияние на незаконные «забалансовые мощности», что, в свою очередь, привело к снижению объемов добычи в основных угледобывающих регионах. В 2021 году строгое соблюдение ограничений мощности распространяется на другие крупные угледобывающие районы.

Согласно новым положениям Поправки (XI) к Уголовному кодексу, вступившей в силу 1 марта, любой, кто занимается добычей полезных ископаемых и другой опасной деятельностью без одобрения или разрешения, должен быть приговорен к тюремному заключению на срок до одного года, как совершивший уголовное преступление, если есть несчастные случаи или опасные ситуации, повлекшие серьезные последствия. Участники отрасли понимают, что такое положение вещей означает, что любое незаконное «перепроизводство» приведет к уголовному наказанию.

Еще один фактор, ограничивающий производство: жестокое преследование со стороны органов безопасности и охраны окружающей среды. Например, с конца мая по начало июня 2021 года в провинции Хэнань произошло три аварии на угольных шахтах. В результате многие угольные шахты были остановлены на реконструкцию. В нормальных условиях эти угольные шахты производят около 20 млн тонн продукции.

Более того, для достижения установленных целевых показателей по пиковым выбросам углекислого газа и углеродной нейтральности местные органы власти ужесточили правила для отраслей с высоким энергопотреблением, что также нанесло ущерб добыче угля. Город Ордос во Внутренней Монголии является поставщиком для многих энергоемких производств. По словам местных торговцев углем, на угольных шахтах в августе в ночное время в городе были введены меры по нормированию электроэнергии.

Также стоит отметить, что в 2021 году, когда мировая экономика восстановится, а спрос на уголь останется высоким, импортный уголь будет в дефиците, то цены в Китае резко вырастут.

По состоянию на 23 сентября сделочная цена на энергетический уголь в порту Ньюкасла составляла $188,72 за тонну, что на 3,35% больше, чем неделей ранее, и на 215% больше в годовом сопоставлении. С учетом стоимости транспортировки импортный уголь не дает ценового преимущества, сообщают аналитики.

Тяжелая ситуация с поставками угля этой зимой

Учитывая ограниченное предложение угля, были приняты соответствующие меры для увеличения добычи и гарантии поставок угля. Однако участники отрасли ожидают, что дефицит угля этой зимой останется серьезным из-за слишком низких запасов угля.

По словам сотрудника тепловой электростанции в провинции Ляонин, учитывая низкий запас угля на тепловых электростанциях на северо-востоке Китая, Национальная комиссия по развитию и реформам (NDRC) выделила более 10 млн тонн угля для электростанций провинции. «Ожидается, что наша электростанция получит 200 тыс. тонн угля, но этого хватит на нашу электростанцию только на 20 дней. В настоящее время наши запасы угля могут поддерживать нашу электростанцию только в течение двух дней в случае, если коэффициент нагрузки останется на уровне 50% или около того «. Сотрудник добавил, что в настоящее время электростанция теряет 0,07 юаня за киловатт-час.

С июля 2021 года NDRC ввела ряд мер для обеспечения поставок угля, включая предоставление запаса угля на рынок, поощрение квалифицированных угольных шахт к увеличению мощности и разрешение некоторым угольным шахтам продлить период пробной эксплуатации на один год. Однако эти меры пока не принесли хороших результатов. Увеличить добычу и поставки угля в короткие сроки очень сложно, потому что необходимо управлять сложными процедурами и согласовывать интересы связанных сторон.

«Понятно, что Ордос (городской округ в провинции Внутренняя Монголия) подал заявку на разрешение увеличить свои мощности по добыче угля на 150 млн тонн. Однако ведомство разрешило увеличение только на 40 млн тонн и производственные мощности не были полностью задействованы», — сказал аналитик. Также явного увеличения суточной добычи угля в сентябре по сравнению с августовскими уровнями в Ордосе не было.

Понимая, что дисбаланс между спросом и предложением угля не может быть легко устранен, соответствующие департаменты отдали приоритет поставкам угля в районы, которые влияют на уровень жизни. Согласно уведомлению, выпущенному в середине сентября, NDRC потребовала от угольных компаний, производителей электроэнергии и теплоснабжающих компаний подписать дополнительное средне- и долгосрочное соглашение, чтобы обеспечить полное соответствие спроса и поставок угля. Этот шаг был направлен на снижение стоимости закупок для компаний по производству электроэнергии и теплоснабжению с учетом того, что цена, указанная в долгосрочных соглашениях, ниже, чем спотовая цена.

25 сентября закончилось централизованное подписание среднесрочных и долгосрочных соглашений между угольными компаниями и компаниями по производству и теплоснабжению на северо-востоке Китая. Ожидается, что этой зимой Северо-Восточный Китай столкнется с самыми серьезными проблемами с поставками угля. Однако централизованное подписание соглашений еще не завершено полностью по всей стране. 27 сентября старший менеджер государственной электростанции в провинции Цзянсу сказал репортеру Caixin, что, поскольку рыночная цена угля выше, чем закупочная цена угля угольными компаниями, соответственно угольные компании будут испытывать сложности в поставках достаточного количество угля. В настоящее время China Shenhua Energy Company Limited и некоторые другие угольные компании испытывают трудности с эффективным выполнением среднесрочных и долгосрочных соглашений. Он рассчитывает, что нынешняя ситуация продлится до конца 2021 года.

Заключения экспертов

В конечном итоге, говорит макроаналитик компании Yuekai Securities (поставщик комплексных услуг по финансовым ценным бумагам) Ло Джихэн, основные причины начала нормирования электропотребления в Китае включают в себя как факторы административного контроля, так и структурные перекосы в системе.

1) Власти в провинциях к концу года пытаются всеми силами достичь поставленных сверху целей по снижению энергоэффективности. В начале года достижение этих целей шло достаточно медленно. Процесс решили завершить в сентябре-октябре, не дожидаясь наступления отопительного сезона.

2) Структура энергетики и промышленности усугубили ситуацию. Новые источники энергии не могут компенсировать дефицит тепловой энергетики и гидроэнергетики, в разных регионах существуют различия в структуре энергоснабжения и промышленного производства. Большая часть электростанций в КНР — тепловые.

3) Рост цен на уголь в результате как внутренних (ужесточение экологических требований и проверок угольных шахт на безопасность из-за частых аварий), так и внешних факторов (рост спроса на уголь со стороны соседей из Японии и Кореи, проблемы с поставками из Индонезии) привели к росту издержек энергогенерирующих компаний, которые не хотят наращивать поставки электроэнергии в условиях роста убытков.

4) Недостаточное развитие рыночного механизма ценообразования. Генерирующие компании не могут компенсировать рост издержек за счет повышения тарифов для потребителей. Многие угольные электростанции несут убытки, расходы угольных электростанций в энергосистеме Пекин-Тяньцзинь-Таншань превысили точку безубыточности.

На данный момент правительство пытается найти оптимальные пути выхода из ситуации, а власти на местах начинают экспериментировать с рыночными механизмами ценообразования в электроэнергетике. Часть затрат перекладывают на промышленных производителей. Также известно, что власти пытаются закупить электроэнергию у соседей, в том числе у России.

Но так как техпроцессы быстро переделать невозможно, новые электростанции быстро тоже не построишь, а цены на уголь могут оставаться высокими довольно долго, то проблема с отключением электричества в промышленных центрах Китая может сохраняться в течении длительного периода. Следствием этого окажутся замедленное экономическое развитие Китая и влияние на цены экспортных товаров страны.

Читайте также: От бойкота до бойкота. Чем вызван «потребительский национализм» Китая?

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER