25
март
2021
  1. Культурная война
Владимир Васильев / Газета «Суть времени» №422 /
На ротонде казанского анатомического театра красуется надпись на латыни: «Это место, где смерть радуется, помогая жизни». Выставка «Миры тела» — это место, где смерть радуется, получая в свои костлявые лапы еще как бы живых людей. Потому что по-настоящему живой человек по доброй воле не поведет детей на такую выставку

Дьявол в мелочах. О выставке «Миры тела»

Очередь на выставку «Миры тела». 2021 г.
2021 г.тела».«МирывыставкунаОчередь
Очередь на выставку «Миры тела». 2021 г.
Изображение: ИА Красная Весна

12 марта на ВДНХ открылась выставка «Миры тела» (Body Worlds), составленная из особым образом подготовленных трупов и их фрагментов. Выставка эта кочует по всему миру уже более четверти века и постоянно вызывает скандалы. Как бы человечество ни поменяло свое отношение к культуре, тема жизни и смерти — особая.

Одно из главных отличий человека от животного, формирующее его как человека, — это осознание своей конечности. Осознание — и осмысление. А после осмысления — формирование ответа на этот предельный вызов.

В каком-то смысле смерть явилась мощным культурообразующим фактором. Одни из самых ранних известных нам обрядов, ритуалов — это ритуалы похорон, погребения. Которые, в свою очередь, тесно связаны с верой в посмертное существование, а значит — в преодоление вызова смерти.

Такой подход не может не означать особого отношения к смерти как таковой и ко всему, что с ней связано. Он означает, в частности, что умерший человек не становится после смерти «природным предметом», он продолжает восприниматься как человек, пусть и отсутствующий в этом мире. И, невзирая на массовое разрушение религиозного сознания, отказ от него, тема эта и для светского человека не перестает быть особой. Тем более что светскость не означает исключительно рационального отношения к жизни — каждый из нас может привести этому бесчисленное множество доказательств, включая веру в приметы, амулеты и тому подобное.

Один из самых ярких примеров массовости особого, квазирелигиозного, отношения к умершим — это шествия «Бессмертных полков» на День Победы. Эти шествия знаменуют собой особое отношение русских к смерти. Именно такое отношение позволило выстоять Донбассу и может стать основой русского возрождения через единение со своими героическими предками.

Именно это особое отношение к смерти подвергается сейчас очередной атаке в виде выставки трупов на ВДНХ. И особенно важно рассмотреть манипуляции сознанием, которые проделывают сторонники и организаторы выставки. Они заявляют, что выставка якобы проводится с научными и познавательными целями, ради чего и завещали свои тела люди, чьи трупы экспонируются на выставке.

В этом свете стоит напомнить, как и при каких условиях трансформировалось отношение к манипуляциям с трупами в западной цивилизации.

Глумление над телом осуждалось во все времена — даже если это было тело врага. Один из самых характерных канонических примеров — глумление Ахилла над телом Гектора. Его поступок был осужден не только врагами, но и союзниками. Аполлон возмущается поступком Ахилла:

Он же, богу подобного Гектора

жизни лишивши,

Мертвого вяжет к коням и у гроба

любезного друга

В прахе волочит! Не славное он

и не лучшее выбрал!

Разве что нашу он месть на себя,

и могучий, воздвигнет:

Землю, землю немую неистовый

муж оскорбляет!

После того как к осуждению Ахилла присоединились и боги, он был вынужден пойти на попятный и выдать тело Гектора его отцу.

Особое внимание в этом мифе уделяется сохранности тела Гектора. В качестве особой милости Аполлон оберегает тело героя, которого Ахилл волочит за колесницей, от повреждений:

Феб и от мертвого вред отклонял;

о герое и мертвом

Бог милосердовал: тело его

золотым он эгидом

Всё покрывал, да не будет истерзан,

Пелидом влачимый.

Подобное отношение к телам умерших перешло и в западную христианскую цивилизацию. (О более накаленной до сих пор исламской или о восточных религиозных традициях — специально даже не говорим.) Отсутствие тлена, сохранность тела всегда рассматривалось как признак особой святости умершего. И хотя с современной точки зрения обычай поклоняться частицам мощей святых может выглядеть странно, он ни в коем случае не означал непочтительного отношения к телу умершего.

Ситуация начала меняться с развитием медицины, когда понадобилось изучать тела, систематизировать знания. Вспомним описанную Марком Твеном сцену на кладбище, когда молодой врач приходит, чтобы добыть тело покойника для исследований. Он вынужден делать это ночью и прибегать к услугам сомнительного помощника, который его в итоге убивает.

В ту эпоху действительно был принят отказ от табу на какие-либо операции с телом, кроме ритуальных, однако это было сделано не просто так, а ради благородной цели: спасения других людей. Именно под этой эгидой действовали и продолжают действовать сейчас медики.

Однако сторонники выставки делают ловкую манипуляцию и заявляют, что визит из любопытства на выставку расчлененных трупов якобы эквивалентен препарированию тела в анатомическом театре. Тут, видимо, стоит напомнить, что мы живем в эпоху, когда можно не просто сделать любой детальности макет, если это необходимо, но и буквально показать любой орган изнутри, что в очередной раз было блестяще продемонстрировано в знакомом многим сериале «Доктор Хаус».

Поясняющие сцены, демонстрирующие, как работает тот или иной орган, либо как происходит сбой в его работе, составляют одну из изюминок сериала. И для этого не понадобилось расчленять перед камерой никакие трупы. Более того, по части наглядного представления работы тела видео гораздо более информативно, нежели представленные на выставке изуродованные тела.

Могут ли защитники выставки либо люди, приходящие на нее, этого не знать? Вряд ли такое возможно. Но тогда почему люди идут на выставку? Не потому ли именно, что идут не за «образованием», а чтобы пощекотать себе нервы, нарушая табу?

Действительно, студентам-медикам необходимо практиковаться, в том числе используя натуральные препараты и экспонаты. Чем и прикрываются устроители выставки. Однако они умалчивают о важных нюансах. Студенты ведь не просто глазеют на экспонаты, они в этот момент учатся. И при этом хорошо понимают, с чем имеют дело и во имя чего это всё делается.

20 декабря «Казанской городской сетью» был выпущен фильм об анатомическом театре Казанского медицинского университета (кстати, маркированный «18+»). В настоящее время этот, один из старейших анатомических театров, действует и в качестве музея. Вот только в него нельзя просто так прийти с улицы, а экскурсии проводят преподаватели университета. Между прочим, в экспозиции музея есть два скелета университетских преподавателей — мужчины и женщины, которые некогда завещали свои тела науке. Это пример научного подвига людей, которые пожелали и после смерти приносить пользу людям, помогая студентам становиться врачами.

Отношение к таким учебным пособиям — соответствующее. «Студентам прививается бережное отношение к анатомическим препаратам, поскольку они являются останками некогда живых людей. И к этому мы относимся очень и очень серьезно», — пояснила корреспондентке заведующая кафедрой нормальной анатомии КГМУ Ольга Еремеева. Как явствует из пояснений сотрудников анатомического театра и кафедры, они относятся к скелетам людей, имеющихся в музее, как к упокоенным там людям.

Это-то и есть главный нюанс и разница, о которой предпочитают умалчивать сторонники выставки, — назвать «упокоенными» тела, представленные на выставке «Тайны тела», язык не повернется ни у кого. Разве что у Кристины Потупчик… но ей эти «материи» просто чужды и отвратительны.

Мы уже не раз упоминали, что некоторые люди защищают проведение выставки. Одной из самых последовательных защитниц выступила бывший функционер движения «Наши», а ныне блогер Кристина Потупчик. Вот что она пишет в защиту выставки: «Смерть в современном мире, как в свое время верно замечал Бодрийяр, порнографична и непристойна, а еще она охраняется разными православными устоями и скрепами, поэтому люди без кожи в застывших позах у многих всё еще вызывают ярость». Это заявление настолько емко, что стоит его разобрать.

Во-первых, Потупчик совершает манипуляцию, заявляя, что ярость у противников выставки вызывают экспонаты, в то время как у большинства противников выставки негативные чувства вызывает глумление над умершими людьми, и «ярость» направлена вовсе не на экспонаты, а на тех, кто их сделал и эксплуатирует.

Во-вторых, очень показательно отношение Потупчик к смерти. Она ведь неспроста цитирует известного философа-постмодерниста, который занимался концептуальным обоснованием мира, в котором нет ничего подлинного. Поэтому, кстати, и к словам самого Бодрийяра трудно отнестись с полным доверием. В порядке, так сказать, заострения: Бодрийяр, помимо прочего, написал, что «смерть, пожалуй, единственное, что не имеет потребительской стоимости». Но, как мы видим на примере выставки, философ заблуждался. В постмодернистском мире, построенном в том числе по его, Бодрийяра, лекалам, потреблять готовы уже и смерть. Именно потреблять.

Однако тут любопытно другое. Потупчик обосновывает необходимость разрешения детям посещать выставку тем, что им уже нанесена травма. Она пишет: «В России, кого родители в детстве в Кунсткамеру водили и кто там скелетики из коллекции доктора Фредерика Рюйша видел, того чучелками фон Хагенса не удивишь. Травма психическая нанесена еще в самом глубоком детстве».

Кое в чем с ней можно согласиться. Например, в том, что многим детям в нашей стране уже нанесены серьезные психологические травмы. Но отнюдь не посещением Кунсткамеры, куда вменяемые родители детей не поведут и куда сравнительно немногие граждане вообще могут попасть. Зато в легком доступе масса иных «просветительских» и просто развлекательных возможностей, насыщенных опасными для детской психики образами, оградить от столкновения с которыми родителям стоит теперь весьма больших усилий. Ведь мультфильмы и игрушки на тему смерти уже стали пугающей обыденностью. Но разве получение кем-либо одной травмы оправдывает нанесение новых повреждений? Тут мы сталкиваемся с удивительным ходом мысли, поэтому не копнуть ли еще глубже, чтобы понять ― не стоит ли за высказыванием Потупчик еще что-то, что она старается не афишировать, но что проглядывает за всеми ее словами и делами?

Действительно, стоит. 15 октября 2020 г. на странице Потупчик в Instagram удивленные пользователи увидели фотографию с сатанинской символикой. Сейчас эта фотография на странице отсутствует — видимо, была удалена после поднявшейся шумихи. Остался, впрочем, ответ Потупчик на обвинение в том, что она присягнула Сатане: «Вообще-то это Сатана мне присягнул вчера», — написала она в Telegram. Ну, положим, эпатаж и неумная пикировка с «гонителями».

Однако другие высказывания Потупчик (по-прежнему красующиеся на ее страницах) вполне создают образ человека не просто с «пониженной социальной ответственностью» — как многие говорили о юной карьеристке, поставленной возглавлять молодежное движение, — а вполне сложившегося и индоктринированного определенным образом. Более того, двигающего доктрину дальше в молодежные массы.

Так, она говорит, что «единственная церковь, которая дает свет, — это горящая церковь». Уж не о поджоге ли это и Нотр-Дам де Пари?.. После данного (да-да, разумеется, всего лишь эпатажного!) высказывания, совершенно не удивляет признание Потупчик в том, что лучшим подарком на 8 марта она считает «бокал из рейхканцелярии, из которого, возможно, пил Гитлер».

И уж совсем не удивительно читать отзыв Потупчик о выставке: «Мне выставка понравилась, хотя она оказалась меньше, чем я предполагала. Всем рекомендую. И посещать советую непременно с детьми».

Но еще лучше то, что в следующей публикации на своем Telegram-канале со звучным названием «Полный П», Кристина Потупчик разъяснила эту мысль о детях. Щегольнув для начала еще одним (кроме «Бодрийяр») известным ей французским словцом — «фраппированы»,  — относящимся к информагентству «Красная Весна» (разумеется, «мракобесному»), которое выпустило репортаж с откликами выходящих с выставки граждан, «знаток» детей и юношества привела замечательную цитату из репортажа. «София, ученица старших классов, пришедшая на выставку вместе с мамой, сказала, что на выставке нет ничего „такого“. „Такие же трупы ходят по улице, только живые“, — объяснила она». Далее бывшая «нашистка» резюмировала: «Дети в России очень, очень хорошие».

И это была искренняя похвала постмодернистскому поколению, взращенному потупчиками и их кумирами в атмосфере танатофилии. Танатофилии, неизбежно дающей всходы. Какие всходы, спросите вы? Догадайтесь сами с трех раз, — ответим мы.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER