Выборы в Бразилии проходят без бумажных бюллетеней — с одними только компьютерными терминалами

Есть ли повод сомневаться в результатах выборов в Бразилии?

Антониу Паррейрас. Буря. 1888
Антониу Паррейрас. Буря. 1888
Антониу Паррейрас. Буря. 1888

30 октября в Бразилии прошли выборы президента страны, на которых с небольшим перевесом победил бывший коммунист Лулу да Силва.

В крайне популярном ежедневном подкасте «Военная комната» бывшего стратега Трампа Стива Бэннона в эпизоде, посвященном этим выборам, утверждалось, что они сфальсифицированы. Протестующие против таких результатов жители Сан-Пауло заблокировали местный аэропорт. Беспорядки в других городах страны более чем вероятны.

Давайте разберемся, как именно происходят выборы в Бразилии и возможны ли широкомасштабные фальсификации.

Согласно сайту центризбиркома страны, голосование в Бразилии происходит в один день, это выходной день (воскресенье). Избиратели голосуют строго на том участке, к которому они прикреплены, хотя могут заранее подать заявку о голосовании на другом участке, если физически будут не в своем городе в день выборов.

Избиратели на входе на избирательный участок обязаны предъявить удостоверение личности. Дополнительно их личность верифицируется по отпечаткам пальцев. Так что если нет сговора с работниками избирательных комиссий и наблюдатели от партий на участке есть, то устроить «карусели» не представляется возможным. То есть избиратель голосует сам, один раз, и повторное голосование широкомасштабным быть не может и требует сговора большого числа людей.

Само голосование, однако, происходит на специальных машинах для голосования. Их программируют под надзором Высшего избирательного суда Бразилии и в данный момент компьютеры, управляющие терминалами для голосования, управляются операционной системой UEnux (разновидность Linux). С 2002 по 2008 годы эти компьютеры управлялись ОС Windows.

Избиратель входит в кабинку с терминалом для голосования, где он последовательно выбирает кандидатов на всех выборах (президента, парламента, местных, если они проводятся), и уходит. Никаких распечаток выбора избирателя не делается, и ему остается только верить, что компьютер добавил его голос к выбранным им кандидатам, а не каким-то другим. Единственное, что можно при этом проверить, совпадает ли сумма голосов, отданных за всех кандидатов, числу проголосовавших на участке избирателей.

После того, как избиратель выбрал кандидатов и подтвердил свой выбор, данные об этом записываются в три вида памяти терминала: на дискету и две флэш-карты (внутреннюю и внешнюю). В случае сбоя питания устройства, аккумуляторы будут его питать еще 12 часов. Для предотвращения мошенничества дискеты и карты шифруются, что предотвращает их чтение на обычном компьютере.

После закрытия избирательных участков дискета отвозится курьером в центр подсчета голосов, где другие машины считывают эти дискеты с разных избирательных участков и подводят итоги выборов.

Поскольку сам выбор избирателя не оставляет никаких бумажных следов, пересчет результатов выборов невозможен: можно лишь сравнить данные с дискет и внешних флэш-карт, хотя сообщений о том, что кто-то это делал, в интернете нет.

Накануне дня выборов избирательные органы в каждом штате выбирают жребием несколько машин для голосования и эти машины используются для проведения «аудита» выборов. Аудит проходит в присутствии представителей, назначенных политическими партиями в тот же день, что и выборы.

Он представляет собой имитацию выборов, однако число введенных за каждого кандидата голосов известно. Весь аудит снимается на видео, и представители политических партий, присутствующие на этой проверке, публично заявляют, сколько голосов за каждого кандидата должно быть введено в машину. Затем, в конце процесса, когда все партии распорядились, чтобы определенное количество голосов было зарегистрировано за каждого кандидата в контрольном голосовании, голоса, заявки партий суммируются.

После того, как заявки всех партий введены, подсчитываются результаты голосования. Если эти результаты совпадают с суммой заявок партий, то считается, что машины для голосования аудит прошли. Если совпадения не будет, то результаты выборов в этом штате аннулируются, однако до сих пор таких случаев не было.

Никакой информации о подключении машин для голосования в Бразилии к интернету нет, однако в США тоже поначалу заявлялось, что машины для подсчета голосов к интернету не подключены. Потом оказалось, что все они имеют беспроводные модемы и человек с некоторыми навыками может к ним подключиться.

Более того, аудиты в США выявили, что при скане бумажного бюллетеня машины для голосования могут изменять закрашенные области, то есть то, за кого избиратель проголосовал. В Бразилии нет даже сканеров, поэтому осуществить «неправильную» запись выбора избирателя еще проще.

Казалось бы, аудит машин прямо в день выборов должен отметать такие подозрения. Что же может пойти не так?

Есть отчет об аудите систем для голосования в 2000 году в рамках дела Санту-Эстевана. Это одна из немногих попыток независимого аудита машин для голосования. При этом администраторы выборов не разрешили аудиторам сделать полную цифровую копию карт памяти машин для голосования, что могло бы выявить манипуляции с голосами.

Более того, чиновники даже не дали аудиторам задать лично технику, отвечавшему за программирование машин, интересующие их вопросы, а предложили задать вопросы письменно и прислали вместо ответов отписки.

В отчете аудитора сказано: «В этом анализе эксперт обнаружил ряд странных событий и нашел как минимум одно ДОКАЗАТЕЛЬСТВО МОШЕННИЧЕСТВА НА ВЫБОРАХ, которое имело место в избирательной урне на избирательном участке № 67 в Санту-Эстеване, которая была опечатана 23 сентября 2001 г., но в которую были загружены две программы через несколько дней, 25-го числа, БЕЗ ПОВРЕЖДЕНИЯ ПЕЧАТИ!»

То есть в 2000 году умеющий обращаться с машинами работник избирательного участка вполне мог провести «обновление» программы для подсчета голосов в ночь перед выборами, после того, как одну из машин забрали на аудит. Или, что еще проще, такой апдейт мог быть сделан в проверяемой машине до прихода представителей партий.

Тот же отчет описывает и проверку машин путем симуляции выборов: «„Моделирование“ состояло из презентации техническими специалистами избирательного суда процедур безопасности во время подготовки и загрузки электронных машин для голосования с последующими тестами голосования, чтобы убедиться, что расчеты в этих машинах для голосования были правильными».

«Первая урна для голосования была подготовлена и проверена, но технический помощник коалиции ППБ-ПФЛ оспорил ее действительность, так как перед пробным голосованием была вставлена специальная „тестовая“ дискета», — говорится в отчете. Поскольку на аудите в день выборов технических специалистов от партий обычно нет, то «подготовка» машин при помощи специальной «тестовой» дискеты, содержимое которой неизвестно, может быть общей практикой. И тогда сомнения в том, что такие тесты доказывают честность голосования, вполне обоснованы.

Отчет гласит: «Затем технические специалисты TRE решили подготовить вторую урну для голосования, заранее осторожно изменив ее время с помощью другой дискеты с „датой / временем“, чтобы она могла получить смоделированные голоса, как если бы это был день выборов (1 октября 2000 г.)».

Юристы оспорившей итоги выборов стороны констатируют, что «по инициативе самих технических специалистов TRE было доказано, что у них есть инструменты, которые позволяют идеально подготовить урну для голосования для сбора голосов в любой день, как если бы это был день выборов, таким образом, создавать официальные документы с ложной датой, которые могут быть использованы для фальсификации результатов выборов». Причем дискету с нужным числом голосов можно сгенерировать как до выборов, так и после — надо лишь дождаться отсутствия наблюдателей и большинства работников участка.

И хотя все слоты для ввода информации на машинах для голосования опечатываются, в том же отчете есть такое примечание: «Еще одна огромная слабость электронных урн, использованных в 2000 году, была обнаружена на другом слушании в TRE-BA, в протоколах процесса 405/2000, на тех же урнах Сан-Эстевана, который имел место 13 августа 2002 года, где техниками TRE было доказано, что они могут легко (ослабив всего 4 винта!) открыть переднюю крышку терминала для голосования, вынуть внутренние флэш-карты (которые содержат все программы, безопасность данных и системы) и заменить их, НЕ ПОВРЕЖДАЯ ПЕЧАТИ».

Отметим, что вышеперечисленное нужно, если машины не имеют доступа в интернет. Если он есть, то команда хакеров в любой точке мира (не обязательно в самой Бразилии) нарисует любые результаты выборов. Подчеркнем, что мы в данный момент не знаем, есть ли у бразильских электронных урн доступ в интернет. Он может быть, если ситуация аналогична американской.

Если подключения к интернету нет, то для фальсификаций требуется задействование местных, что-то понимающих в обслуживании машин техников. Но при этом исключить возможность фальсификации выборов нельзя — при желании их сфальсифицировать можно.

Впрочем, и доказать фальсификации также нельзя без наличия цифровых копий всех флэш-карт и видеофайлов наблюдения за урнами для голосования как до открытия избирательных участков, так и после.

Вывод из этого можно сделать следующий: если жители Бразилии не верят в честность обслуживающей электронные урны компании, то они не поверят и в результаты выборов. Когда все материалы выборов хранятся только в электронном виде, изменить их еще проще, чем когда имеешь дело с бумагой.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER