Пообещав населению Йемена различные свободы, хуситы после получения власти «закрутили гайки»

Как хуситы Йемена смогли победить. Часть 2: Цели и методы управления

Изображение: Луи-Франсуа Лежен. Битва в Абукире 25 июля 1799 года. 1805
Сражение
Сражение
Сражение

В Йемене уже шесть лет идет война повстанцев-хуситов с правительственными силами, поддерживаемыми коалицией из десяти арабских стран во главе с Саудовской Аравией. Коалиция хорошо вооружена и ей оказывают поддержку страны Запада. Однако хуситы смогли получить контроль над территорией, где проживает большая часть населения страны и продолжают захватывать все новые районы, ведя наступление на нескольких фронтах.

В предыдущей статье Как хуситы Йемена смогли победить. Часть 1: История захвата власти речь шла об истории развития, вере и структуре власти йеменских хуситов.

ИА Красная Весна публикует перевод второй части статьи международного аналитического центра Европейский совет по международным отношениям (ECFR) «Разговор с хуситами: Как европейцы могут способствовать миру в Йемене», в которой описаны методы управления и контроля хуситов, а также те цели и задачи, которые они ставят перед собой.

Не сумев надежно закрепиться в ранее захваченных южных провинциях, хуситы были вынуждены отступить в районы исторического северного Йемена. Теперь их территориальные амбиции направлены на окончательный захват нескольких провинций бывшего северного Йемена: Ходейду, Мариб и Таиз. Пойдут ли хуситы на мирный договор с южными лидерами, и получится ли у правительственных войск дать отпор повстанцам, учитывая множество разногласий внутри саудовской коалиции?


Территория, находящаяся под контролем хуситов, мало изменились за последние пять лет. В марте 2015 года альянс хуситов и Салеха (до отставки в 2012 году из-за протестов, Али Абдалла Салех был президентом северного, а затем объединенного Йемена на протяжении 33 лет — прим. ИА Красная Весна) захватил Аден, и Мансур Хади (избранный в 2012 на пост президента — прим. ИА Красная Весна), который ранее бежал из Саны и сделал Аден временной столицей страны, призвал Саудовскую Аравию и ССАГПЗ (Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива — прим. ИА Красная Весна) вмешаться и защитить его режим. Это привело к началу возглавляемой Саудовской Аравией наступательной операции «Буря решимости», которая началась в конце марта того же года после того, как Хади укрылся в Эр-Рияде.

Для Саудовской Аравии контроль хуситов над Йеменом представляет собой неприемлемую угрозу, учитывая связи повстанцев с Ираном. Саудовская Аравия также выступает против религиозного прозелитизма хуситов, который бросает вызов правлению Аль-Саудов над самыми святыми местами ислама, против продвижения ими сеидов (потомков пророка Мухаммеда — прим. ИА Красная Весна) как единственных законных правителей, и, наконец, против угрозы режиму Хади. Тогдашний новый министр обороны Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман также был уверен, что силы коалиции легко победят хуситов.

Как хуситы осуществляют контроль над Йеменом

К середине 2015 года хуситы получили полный контроль над провинциями дальше на юг и запад в результате серии согласованных присоединений и военных кампаний, в том числе в Ходейде и на всем побережье Красного моря, вплоть до Баб-эль-Мандебского пролива, а также провинциями Дамар, Ибб и Эль-Байда в центре страны.

В июле 2015 года повстанцы уступили Аден южным силам, поддерживаемым коалицией под руководством Саудовской Аравии, и так и не получили контроль над другими южными провинциями. С того времени через провинцию Таиз пролегает неровная линия фронта.

В 2017 году в ходе военных действий хуситы потеряли южную часть Тихамы (регион, сформированный слабонаклонной равниной вдоль западного побережья Аравийского полуострова шириной до 70 км — прим. ИА Красная Весна) между Баб-эль-Мандебским проливом и окраинами города Ходейда, где до сих пор действует еще один фронт.

Недооценка Саудовской Аравией и Эмиратами силы хуситов вскоре дорого обошлась кампании, начатой коалицией. Но у хуситов есть дополнительные преимущества, которые способствуют их успеху. Прежде всего, это их контроль над столицей страны, что автоматически поставило под их контроль и высокоцентрализованную административную систему Йемена, включая опытный персонал из министерств в Сане и из администраций провинций. Вместо того чтобы следовать пагубному подходу по устранению действующих чиновников, как это сделали США после вторжения в Ирак в 2003 году, хуситы оставили действующих чиновников на своих местах, но поставили над ними своих «надзирателей», чтобы следить за их работой.

Эти руководители варьируются от элиты хуситов провинций Хадджа и Саада до молодых неквалифицированных мужчин (хуситы отрицают наделение женщин политической или иной властью). Эти лояльные хуситам лидеры следят за тем, чтобы решения движения выполнялись, чтобы рабочие места получали их сторонники, а финансовые преимущества в первую очередь приносили пользу движению хуситов. По мере того, как хуситами назначается все большее число должностных лиц, эта система надзора постепенно устаревает, хотя это может вызвать трения внутри движения хуситов в случае, если «надзиратели» потеряют свои места.

Изображение: © ECFR
Параллельные структуры управления хуситов
Параллельные структуры управления хуситов
хуситовуправленияструктурыПараллельные

Первоначальное обещание хуситов прозрачного управления теперь давно развеяно для миллионов людей, живущих под их властью. Хуситы вмешиваются в дела большинства предприятий, в основном вымогая налоги и таможенные пошлины под разными предлогами, включая «военные действия». В июне 2020 года они ввели 20% налог на закят (в исламском праве — обязательный ежегодный налог — прим. ИА Красная Весна) на всю экономическую деятельность, что отражает их острую потребность в доходах, вызванную продолжающимся конфликтом, международной изоляцией из-за блокады Саудовской Аравией, и обвала денежных переводов вследствие вспышки COVID-19.

Хуситы теперь также монополизируют сектор телекоммуникаций: Yemen Mobile контролирует операции большинства телекоммуникационных компаний в стране, в том числе, тех, которые работают в районах, находящихся под контролем международно признанного правительства (МПП) и других групп (исключением является оператор Sabafon, который якобы вырвался из Саны и перенес свою штаб-квартиру в Аден в сентябре 2020 года). У МПП нет другого выбора, кроме как мириться с этой ситуацией, поскольку у хуситов серьезное преимущество в слежке по всей стране.

Хуситы также полны решимости усилить контроль над международной гуманитарной, финансовой и материальной помощью, оказываемой Йемену, поскольку большинство йеменцев, нуждающихся в гуманитарной помощи, проживают в контролируемых ими районах. Они делают это, чтобы укрепить свою власть над населением и обеспечить себе стабильный доход. Системное вмешательство хуситов в операции по оказанию помощи спровоцировало столкновение с гуманитарным сообществом ООН и привело к резкому сокращению общего объема помощи в 2020 году, поскольку спонсоры отказались продолжать косвенное финансирование движения хуситов.

Движение хуситов также осуществляет социальный контроль, например, закрывая предприятия, которые они считают сомнительными, например кафе, в которых мужчинам и женщинам позволено совместно общаться. Хуситы распространяют свои убеждения с помощью религиозной пропаганды, такой как «Марш Корана» Абдул-Малика Аль-Хуси. Данный манифест охватывает культурные, политические и религиозные принципы движения хуситов. Он основан на учении Хусейна Аль-Хуси, который начал продвигать свои убеждения в 2004 году во время первых войн в провинции Саада. В документе говорится о достижении гармоничного общества с сильным руководством, опирающимся на строгое толкование Корана.

В переходный период 2012–2014 годов йеменцы почувствовали расширение свободы прессы и возросшую роль общественности — свободы, которые хуситы сначала предоставили, а затем отняли в целях распространения политических и религиозных сообщений (носящих все более антисемитский и антисионистский характер).

Между тем, хуситы нацелились на молодежь. Через контроль системы образования Йемена, изменяя учебные программы, хуситы стремятся нормализовать военную обстановку в Йемене и внушить поколению молодых йеменцев относиться к их движению не только некритически, но и как к фундаментально праведному. В 2014 и 2015 годах хуситы создали комитет, который пересмотрел учебные программы начальной и средней школы в соответствии с их идеологией.

Хуситы активно пропагандируют джихад (священная война у мусульман — прим. ИА Красная Весна) в контролируемых ими районах. Местные жители, получившие такую идеологическую подготовку, считают, что события в Йемене полностью являются результатом сионистско-американского заговора (на основе бесед автора с местными жителями, которые поддерживают хуситов — прим. авт.). (Стоит, однако, отметить, что серия цветных революций в арабском мире в конце 2000-х — начале 2010-х годов, включая протесты в Йемене, в ходе которых был свергнут режим Салеха, была инспирирована странами Запада, а значит претензии хуситов к Америке на счет текущего кризиса в стране имеют под собой некоторое основание — прим. ИА Красная Весна). В конечном итоге хуситы в значительной степени монополизировали школу зейдизма в Йемене и нарушили ее некогда умеренную позицию.

Однако самый существенный инструмент контроля хуситов — высокоэффективные репрессии против населения. В сентябре 2019 года хуситы заменили разведывательные органы Йемена, органы национальной и политической безопасности, новой эффективной службой безопасности и разведки. Они создали полностью женское подразделение «зайнабият» (от имени Зайнаб, внучки пророка Мухаммеда — прим. ИА Красная Весна), чтобы бороться с женщинами-диссидентами.

Хуситы также наделили лидеров традиционных общин, так называемых акилов (высокопоставленные лица, которые проживают в каждом районе и обычно связаны с безопасностью — прим. ИА Красная Весна), большими привилегиями и властью, например, правом нормировать распределение газа среди местных жителей. Эти лидеры стали для хуситов важным подспорьем в деле вербовки бойцов.

На местах несогласие приводит к аресту и тюремному заключению, сфабрикованным судебным обвинениям и суровым приговорам. Контроль хуситов над различными технологичными услугами и системами позволяет им осуществлять мониторинг социальных сетей и вести другую кибер-деятельность.

В то же время отдельные лица, например руководители, также ведут активное наблюдение за людьми и сообщают о несогласных. Свобода слова не включена в их политику: журналисты являются особой мишенью, они страдают от внесудебного бессрочного содержания под стражей и жестокого обращения, а также от суровых наказаний в суде, включая смертные приговоры.

Хуситы публично называют любого, кто не согласен с ними, «саудовским заговорщиком», «террористом» или «ислахитом». Жестокое поведение хуситов также распространяется на обращение с религиозными меньшинствами. Немногие оставшиеся бахаи в Йемене годами подвергались нападениям и жестокому преследованию со стороны хуситов. Арестованные и приговоренные к смертной казни, они были высланы из страны в июле 2020 года при значительном международном давлении.

Хуситы могут утверждать, что терпят инакомыслие, но в действительности они систематически ослабляют власть любого племени, группы или политической партии, которые не следуют их приказам. У группы есть оружие, ресурсы и сложный пропагандистский аппарат, способный заглушить любой голос, который они считают угрозой для себя. Методы управления хуситов вряд ли изменятся пока продолжается война, поскольку они могут заклеймить любое противодействие их политике как сговор с врагом.

Религиозные и политические амбиции хуситов

В широком смысле, хуситы продвигают нео-зейдистскую идеологию, которая остается в основном неясной и плохо определенной, но тем не менее все более политизируется и становится все более милитаристской. Возможно, ее единственным ясным выражением является вера в то, что сеиды имеют право и полномочия править исключительно на основе своего происхождения.

Это убеждение в основном проявляется в систематическом назначении членов данной социальной группы на вакантные высшие военные и государственные должности. Более общие убеждения «Ансар Аллах» включают обязанность восстать против несправедливых правителей (а именно международно признанного правительства) и использовать силу для достижения политической власти. «Марш Корана» критикует демократию и призывает к созданию теократического государства.

Определенная риторика хуситов выражает стремление к современному республиканскому строю в Йемене. В значительной степени это отражено в «Национальном видении современного йеменского государства», опубликованном в 2019 году. В этом документе ничего не говорится о религиозном правлении или роли сеидов, но представлен взгляд, который может быть вполне светским и полностью отражать интересы населения.

Однако недавнее введение налогов, гендерная сегрегация и предпочтение хашимитов на руководящих должностях отражают конечную цель хуситов — возрождение исторического социально-политического господство зейдитов в Йемене (хашимитская зейдитская династия Рассидов более 1000 лет правила страной и возглавляла религиозную общину до революции 1962 года — прим. ИА Красная Весна).

Несмотря на решительные опровержения со стороны членов ВПС, хашимитское наследие явно является основным источником вдохновения для хуситов. Однако, хотя сами хуситы воодушевлены этой целью, они достаточно умны, чтобы понять, что правление хашимитов не нравится большинству йеменцев.

Таким образом, хуситы продвигают документ своего национального видения о почти светском характере современного Йеменского государства, при этом скрывая свои амбиции по созданию имамата (сочетание светской и духовной власти — прим. ИА Красная Весна), открыто копирующего иранскую модель. Движение признает Абдул-Малика Аль-Хуси своим духовным и главным авторитетом, в то время как ВПС осуществляет политическую деятельность под видом республиканизма.

Правление в годы военного времени укрепили жесткую позицию хуситов. Хотя движение хуситов неоднородно, в нем все больше преобладают сторонники жесткой линии, которые жестче борются с инакомыслием и более склонны к насилию при реализации своих политических амбиций.

Наиболее интеллектуальные члены движения публично представляли его во время фазы национального диалога в 2013 и 2014 годах, но их роль все больше отходила на второй план по мере продолжения войны. В самом деле, когда хуситы усилили свою власть на севере в период с 2013 по 2015 год, некоторые из их более умеренных сторонников были убиты в ходе серии убийств, возможно, совершенных другими хуситами.

Траекторию политического крыла хуситов также можно понять, изучив дело Салеха Аль-Самада, который был главой ВПС. Чиновники официального правительства в Сане отмечали, что Аль-Самад требовал убрать лозунги хуситов из государственных учреждений и что он опирался в проводимой им обширной политике на критику монополизации власти хуситами.

Аль-Самад пытался выполнять функции главы государства и решать политические вопросы, однако был загнан в тупик значительным сопротивлением со стороны влиятельных хуситов. Аль-Самад был убит в апреле 2018 года силами коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией. Его сменил Махди Аль-Машат.

В настоящее время споры внутри движения хуситов, как правило, касаются контроля над учреждениями, раздела финансовых и земельных интересов и борьбы за власть в целом, но не видения будущего страны. Споры на уровне элиты обычно возникают из-за распределения доходов на черном рынке нефти, позиций в вооруженных силах, доходов от телекоммуникаций и прочих коррупционных аспектов. Например, согласно сообщениям, Абдул Карим Амир ад-Дин Аль-Хуси (дядя нынешнего министра внутренних дел и де-факто руководителя Саны Абдул-Малика) и Махди Аль-Машат конфликтуют, поскольку первый в апреле 2020 года в одностороннем порядке назначил 44-х новых руководителей полиции.

В целом руководство хуситов ставит родство и лояльность выше компетентности и поддерживают статус-кво, создавая атмосферу нетерпимости даже к малейшей форме инакомыслия.

Пример Салеха Хабры, который представлял хуситов во время Конференции национального диалога и состоял в ВПС, также демонстрирует, как в движении поступают с внутренним инакомыслием: в начале июля 2020 года Хабра предупредил в Twitter, что движение столкнется с последствиями, если его руководство не привлечет своих членов к ответственности за коррупцию и не прекратит проводить политику отчуждения и репрессий.

После публикации своего заявления Хабра исчез из медийного пространства, что говорит о том, что движение не терпит внутреннего инакомыслия даже со стороны своих высокопоставленных членов. Его не видели на публике с октября.

Маргинализация более умеренных хуситов является одновременно и причиной, и следствием растущей милитаризации движения. Растущие жестокость и насилие в рядах хуситов, несомненно, привели к тому, что их более умеренные сторонники отпали, в то время как более резкие и менее идеологически тонкие последователи чаще поднимались во власть в суровых условиях военного времени.

Одновременно маргинализация умеренных членов снизила их влияние на идеологию, стратегию и дискурс хуситов, которые все более отклоняются от мира в сторону ведения вечной войны. Пока хуситы-радикалы не добьются военного успеха или пока конфликт в Йемене не завершится, они будут продолжать восхождение во власть. Учитывая события последних двух десятилетий, неудивительно, что хуситы, придерживающиеся жесткой линии, остаются сильными. Все, что нужно сделать любому хуситу — это посмотреть, где движение было в 2004 году, и сравнить с его нынешним положением.

Территориальные амбиции хуситов

Официально хуситы призывают к целостности Йемена, в котором они надеются иметь значительную, если не исключительную власть. Однако они проявляют все меньший интерес к Адену и соседним провинциям после неудачной попытки захватить эти районы в 2015 году. Расположение их войск предполагает, что хуситы имеют ограниченный интерес к экспансии на юг Йемена. Несмотря на то, что некоторые радикальные хуситы придерживаются максималистской позиции и поддерживают идею вечной войны, не исключено, что движение в конечном итоге сможет найти какую-то форму примирения с южными сепаратистами.

Изображение: © ECFR
Йемен до 1990 года
Йемен до 1990 года
года1990доЙемен

Территориальные амбиции хуситов теперь сосредоточены на контроле над Марибом, Ходейдой и Таизом, что символически означает контроль над территорией бывшей Йеменской Арабской Республики, которая исчезла после объединения Йемена в 1990 году. Полностью вытеснив «Ислах» с северных территорий, хуситы в настоящее время проводят кампанию по захвату города Мариб, который находится под контролем международно признанного правительства и население которого растет в геометрической прогрессии: около одного миллиона беженцев и другие лица составляют в совокупности почти два миллиона человек (до войны в провинции Мариб проживали менее 300 тыс. человек).

Захват Мариба хуситами гипотетически может нанести смертельный удар по МПП, затронув его самый сильный элемент — партию «Ислах», а также подорвав продолжающуюся кампанию Саудовской Аравии в Йемене. Хуситы прилагают отчаянные усилия и выделяют значительные ресурсы для захвата Мариба, что отражает их представление о политической и экономической ценности города как оплота МПП и имеющего основные источники дохода от нефти и газа в стране. Захват города позволил бы хуситам возместить финансовые потери, связанные с сокращением гуманитарной помощи, доходов от продажи нефти и экономическим спадом, усугубленным COVID-19.

Изображение: © ECFR
Нефть и газ в Йемене
Нефть и газ в Йемене
ЙеменевгазиНефть

Провинция Мариб исторически была одной из немногих северных областей, которые отвергали правление традиционной элиты севера как во время имамата до революции в Йемене в 1962 году, так и при Салехе. Исход попытки хуситов захватить Мариб будет полностью зависеть от того, насколько коалиция поддержит МПП. Вполне вероятно, что саудовцы продолжат упорно бороться за Мариб.

Изображение: © ECFR
Контроль хуситов над провинциями Мариб и Эль-Байда по состоянию на сентябрь 2020 года
Контроль хуситов над провинциями Мариб и Эль-Байда по состоянию на сентябрь 2020 года
года2020сентябрьнасостояниюпоЭль-БайдаиМарибпровинцияминадхуситовКонтроль

Между тем Ходейда важна для хуситов по двум основным причинам. Во-первых, через нее поставляется экономическая и гуманитарная помощь. Во-вторых, город полностью шафиитский, и хуситы должны проявлять терпимость к иным религиозным общинам, чтобы избежать обвинений в сектантстве со стороны международного сообщества.

Но в Таизе их задача состоит в том, чтобы обескровить МПП и все формы антихуситского сопротивления. С этой целью они осаждают город с самого начала конфликта. Этот подход показал свою эффективность: хуситы контролируют доступ в город, при этом жестоко обращаясь с местными жителями по своему усмотрению.

Тем временем силы, поддерживающие МПП, конфликтуют между собой, все больше ставя под сомнение способность законного правительства проявлять политическое лидерство или оказывать военное сопротивление. После окончания конфликта такие районы, как Таиз, будут представлять серьезную проблему для любого переходного периода, поскольку хуситы будут бороться за власть над озлобленным и пострадавшим от конфликта местным населением.

Хуситы настолько долго жили в реалиях войны, что это стало для них привычным явлением и даже стало поощряться. Род Хуси и руководство хуситов пережили десятилетия конфликтов и рассматривают мученичество как благословение. Способность хуситов оказывать сопротивление оказалась, пожалуй, самым серьезным невоенным аспектом в борьбе с ними.

Хуситы способны вербовать, казалось бы, бесконечное количество бойцов, в том числе среди детей, опираясь на народную поддержку своих военных усилий и взаимодействуя с шейхами и другими местными лидерами. В конечном итоге этот революционный менталитет и стремление к вербовке — вот что подпитывает военную кампанию движения. Хуситы не перестанут сражаться до тех пор, пока как минимум полностью не возьмут под контроль Мариб, Ходейду и Таиз.

(Продолжение следует)

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER