27
янв
2019
  1. Экономическая война
  2. Антироссийские санкции Запада
ИА Красная Весна /
В прошедшем году Россию наказывали не только за Крым и Донбасс, но и за «отравление Скрипалей», «вмешательство в американские выборы», «Сирию», «поддержку ракетной программы Ирана». ИА Красная Весна вспоминает наиболее яркие санкционные эпизоды 2018 года в хронологическом порядке.

«Санкционный год». За что Россию пытался наказать Запад в 2018 году

Изображение: Юлия Комбакова © ИА Красная Весна
Америка. Санкции
Америка. Санкции
Америка. Санкции

2018 год в отношение антироссийских санкций, с одной стороны, продолжил уже сформировавшиеся санкционные тенденции, а с другой — продемонстрировал и определенную новизну. Санкции со стороны ЕС и США в 2018 году планомерно усиливались, причем к старым поводам (Украина и якобы несоблюдение Минских соглашений) добавилось несколько новых.

В прошедшем году Россию наказывали еще за «отравление Скрипалей», «вмешательство в американские выборы», «Сирию», а также «поддержку ракетной программы Ирана». ИА Красная Весна вспоминает наиболее яркие санкционные эпизоды 2018 года в хронологическом порядке.

Прошедший «санкционный год» начался с представления 30 января в Конгрессе США так называемого «Кремлевского доклада», в рамках которого был представлен список высших российских чиновников и политиков из 114 человек и представителей крупного бизнеса — 96 человек. Причем включение в этот список не означало само по себе автоматического наложения каких-либо санкций на фигурантов, а являлось, по-видимому, «черной меткой», сигналом, который должен был быть верно понят.

В общем, такой сигнал, конечно, понять нетрудно, и не только участникам списка. Так, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков сразу заявил о том, что цель доклада — поссорить Путина с бизнес-элитой страны и повлиять на предвыборную ситуацию в России.

В свою очередь, российский президент, реагируя на беспрецедентный шаг со стороны США, объявивших всю российскую элиту, по сути, «токсичной», выразил надежду, что «им надоест»: «Думаю, что это самим скоро надоест, тем, кто это делает, все-таки надеюсь, что выйдем на какой-то путь нормальных отношений»

Некоторой прелюдией к получившему широкий резонанс «Кремлевскому докладу» стал пакет санкций от 26 января, в отношении 21 гражданина России и Украины, а также 9 российских и украинских компаний. По словам министра финансов Соединенных Штатов Стивена Мнучина: «Эти действия подчеркивают оппозицию США российской оккупации Крыма и решительное отвержение признать их попытки аннексии полуострова».

2 марта произошло продление санкции США введенных в отношении России из-за украинского кризиса. Продление уже стало традиционным и прошло почти незамеченным.

То же самое можно сказать и о продлении аналогичных санкций ЕС, которое произошло 12 марта.

Одна из новелл 2018 года — это санкции против участников российской «фабрики троллей» или, другими словами, против «вредоносной киберактивности России, включая попытки повлиять на выборы в США и работу важных инфраструктурных объектов». 14 физлиц, а также санкт-петербургское «Агентство интернет-исследований» были добавлены в санкционные списки США 15 марта на этом основании. Правда, ранее, в 2016 году, уже был обнародован санкционный список за «организацию кибератак», но в него входили в основном должностные лица и организации (например, ФСБ).

26 марта произошло не относящееся напрямую к санкциям, но знаковое событие — высылка российских дипломатов из США и ЕС в связи с «делом Скрипалей». В контексте антироссийских санкций значение этого события в том, что градус враждебности в отношениях был существенно поднят, что не замедлило отразиться на санкциях.

6 апреля санкционный список США был расширен в очередной раз. В него добавилось 24 фамилии и 14 компаний. Данный список интересен тем, что в него попали такие знаковые фигуры, как Олег Дерипаска, Виктор Вексельберг, Алексей Миллер, Сулейман Керимов, Андрей Костин.

Эксперты отмечают, что впервые в список попали те, кто не связан напрямую с событиями на Украине, ближайшим кругом Владимира Путина или кибератаками. В последующем у многих из них начнутся сложности с бизнесом, об этом, наверное, стоит написать отдельно. Также представляет интерес обоснование новых санкций США, достаточной причиной теперь являются «попытки разрушить западные демократии».

Забегая вперед, хочется сказать, что, по-видимому, уверенность в том, что Россия хочет разрушить демократию, стала уже общим местом в западном дискурсе. Даже эксперты проекта журнала «Бюллетень ученых-атомщиков», обосновывая 24 января 2019 года фиксацию стрелок Судного дня на отметке 23:58, заявили, что основные угрозы (ядерная война и климатический апокалипсис) усугубляются «подрывом демократии во всем мире». Ясно, что в подрыве демократии, угрозе ядерной войны и порче климата виновата Россия.

Кстати, некоторые фигуранты списка сразу проявили гибкость, так, например, Андрей Костин заявил, что никогда не вредил американским интересам и выступал за развитие деловых отношений с американскими банками. А в список он попал из-за недопонимания со стороны американской администрации.

Очевидно, что именно такую цель и преследуют персональные санкции США — заставить сначала отдельных лиц, а затем и более или менее крупную часть попавших под санкции чиновников и олигархов искать понимания в Вашингтоне. Насколько далеко могут зайти поиски взаимопонимания в условиях холодной войны, остается только догадываться. В любом случае, понимание в Вашингтоне стоит недешево.

Российское правительство устами Дворковича заявило, что поможет попавшему в беду бизнесу, Песков заявил о незаконности происходящего и необходимости «тщательного анализа», а Дмитрий Медведев посетовал на «недобросовестную конкуренцию».

Вообще санкции США обычно имеют некую унизительную в отношении России составляющую, так, 8 августа Госдеп США принял очередной пакет санкций «за Скрипалей», состоящий из двух этапов, причем условием их отмены являлось обещание России не применять химическое оружие, что само по себе являлось бы признанием того, что она его применяла. В соответствии с новым пакетом прекращаются поставки продовольствия и продуктов сельского хозяйства, продукции оборонного назначения, услуг в области проектирования и строительства, также прекращается выдача кредитов и кредитных гарантий. Первый этап вступил в силу 27 августа, второй этап, анонсированный в начале ноября и названный «драконовским», пока отложен и, видимо, будет запущен в текущем году.

20 сентября и 26 сентября последовали очередные расширения санкционного списка США, обосновали санкции на этот раз желанием «предотвратить поток денежных средств российскому правительству». Среди попавших под санкции: «Оборонлогистика», Комсомольский авиазавод имени Ю. А. Гагарина, производящий самолеты «Сухой», а также ЧВК Вагнера, обнинское предприятие «Технология».

19 декабря список ожидаемо пополнился уличенными в склонности к английской средневековой архитектуре Петровым и Башировым, меню формулировок пополнилось сдержанным: «за продолжающееся игнорирование международных норм».

Всего в этот день попали под санкции 18 россиян и 4 информационных ресурса «Невские новости», «Федеральное агентство новостей», ФБА «Экономика сегодня» и англоязычное издание USA Really.

28 декабря ЕС вновь продлил санкции против России на полгода до 31 июля 2019 года, что стало ожидаемым новогодним подарком для россиян.

В целом если говорить о тенденциях ушедшего года в области антироссийских санкций, то можно констатировать, что год подарил богатое разнообразие поводов, в связи с которыми теперь они вводятся. Вместо поднадоевшего и унылого «за Украину», санкции вводят «за подрыв демократии во всем мире», «чтобы не было денег у российского правительства», «за несоблюдение международных правил», «вредоносную киберактивность» и, конечно, «за Скрипалей!».

В этой связи можно с уверенностью ожидать в 2019 году санкций «за неправду и обман международного сообщества», «за наглость», «чтобы жизнь медом не казалась» и так далее, а если чуть более серьезно, то вся санкционная риторика может быть сведена к одной фразе «за независимую политику при том, что права не нее вы не имеете». Или к формулировке, широко применявшейся по отношению к странам Ближнего Востока — за произвольно понимаемую «нелегитимность».

Стоит задуматься о том, когда именно Россия потеряла, с точки зрения Запада, это право, и в какие плотные и неразрывные отношения должны войти народ и правительство, чтобы это право доказать и не рухнуть под давлением. А пока социальная политика правительства скорее напоминает дополнительные к внешним, внутренние санкции для народа, что, конечно, не может закончиться добром.

Читайте о пенсионной реформе правительства и борьбе общества за ее отмену

В заключение немного статистики: всего в санкционном списке США и ЕС 394 физических лица (включая умерших и еще не исключенных из списка) и 511 организаций.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER