logo
Статья
  1. Война идей
Интервью с организатором Федоровских чтений, доктором филологических наук Анастасией Гачевой

Борьба со злом, или Философия без конъюнктуры

Для крупнейшего специалиста по истории русской философии Анастасии Гачевой история — это поле встречи Бога и человека. «Соработничество» творца и творения преображает жизнь и имеет конечной целью всеобщее спасение, восстановление всего — апокатастасис.

Гачева посвятила свой путь в науке исследованию хилиастических (хилиазм — богословское понятие о грядущем торжестве правды Божьей на земле) мотивов русской философии.

С 1988 г. она входит в оргкомитет чтений памяти Н. Ф. Федорова, с 1993 г. — возглавляет Музей-библиотеку Н. Ф. Федорова.

Корр.: Анастасия Георгиевна, Николай Федоров (1829–1903) существовал в эпоху культурного восхождения, а мы сейчас существуем в регрессе. Насколько те, кто здесь собрался, и в частности, библиотекари, готовы с регрессом бороться?

Анастасия Гачева: Надо сказать, что здесь собрались не только библиотекари. Федоровские чтения междисциплинарны — в этом их уникальность. Николай Федоров — философ Общего дела, которое касается всех и каждого. Он говорил: люди, которые понимают, что у них на планете есть огромное дело, огромное задание, — должны объединяться. Эти люди должны каждый на своем месте жить и действовать, держа в уме вот эту перспективу, — это очень важно. Поэтому Федоровские чтения открыты для людей разных специальностей. В них участвуют философы, историки, филологи, культурологи, биологи, медики, педагоги, практики, библиотекари, музейщики и так далее. Вокруг упомянутой федоровской мысли мы можем выставить целый спектр специальностей, потому что главное — это, конечно, перспектива мира и перспектива человека. Вокруг этого, собственно, все и выстраивается. В этом открытом горизонте действия — актуальность для современного мира.

Корр.: То есть выход из мирового смыслового, экзистенциального кризиса — это Общее дело?

Анастасия Гачева: Да, это так. Но не просто Общее дело, ведь можно под общее дело все что угодно подставить. Все-таки Федоров, когда говорит «Общее дело», имеет в виду конкретные вещи. Он имеет в виду то, что человек — смертное существо, которое истощает природу. Что человек не может справиться с собой и враждует с себе подобными, что он не хочет нести ответственность за землю, за мироздание. А Общее дело — это как раз преодоление ложного, эгоистичного выбора цивилизации, который выражается в формуле «не тормози — сникерсни». Это как было в Древней Греции: carpe diem — лови момент. Не лови момент, а наоборот — отвечай за мир во всей его полноте — за это борется Федоров. Он дает этот новый фундаментальный выбор цивилизации: ответственности, любви, творчества. Он говорит, что человек должен в конечном итоге победить смерть. Причем победить во всей ее радикальности, потому что как можно победить смерть, не думая о тех, кто когда-либо жил на этой земле? Он говорит о том, что человек должен как-то отвечать за природу, бороться со стихийными природными бедствиями, катаклизмами, цунами, землетрясениями. На это направить луч своего понимания, знаний, а не на борьбу с себе подобными, не на изобретение орудий взаимного истребления, не на вражду, смерть и так далее.

Корр.: Эта эгоистическая формула и завела человечество в кризис?

Анастасия Гачева: Да, конечно. У Федорова была формула объединения, общей жизни. Достоевский говорил, что человечество всегда хотело найти эту формулу. И как-то всегда так получалось, что изобретались формулы, но они не были всеобщими. А вот Федоров дает эту всеобщую формулу, когда говорит: все мы братья по любви к отцам, потому что каждый человек рожден и у каждого из нас есть отцы, предки, есть ответственность — родовая.

Потом отец Павел Флоренский, замечательный наш философ, тоже принадлежащий к плеяде космистов, скажет о том, что человеку-мужу нужно любить мир-жену, возделывать ее, ходить за ней, управлять ею, чтобы явился в твари ее изначальный космос. Вот этот образ человека как космизатора вселенной, который вносит красоту, упорядоченность, строй в нее, — задача его реализовать. В разных сегментах бытия человек это делает. Начиная с мусора, который мы дома убираем, и кончая экологическим движением на планете Земля. И космос мы должны не в помойку превращать, а в наше поприще. Об этом писал Федоров. Поэтому в наши дни он очень актуален.

Корр.: Кого из тех, кто приехал на конференцию, Вы бы отметили, назвав борцами за Общее дело?

Анастасия Гачева: Ну знаете, я бы, наверное, всех назвала, потому что вообще вокруг Федорова никогда не объединяются случайные люди. Меня в каком-то смысле поражает, насколько Федоров, его изучение, не может стать опорой карьерного роста, какой-то конъюнктуры, вообще какой-то поверхностности. Он таких людей не привлекает. Они пишут, думают и говорят о чем-то другом. На чем-то другом делают себе карьеру.

На нашу конференцию приехал, например, замечательный физик из Франции, сотрудник французской Академии наук Рудольф Бьеран, который когда-то работал в космическом агентстве, а потом отказался обслуживать гонку вооружений. Сейчас он написал книгу о русском космизме как основе планетарной, вселенской цивилизации. Такие люди — абсолютные энтузиасты, бессребреники. Для них важно сотрудничество, соработничество. Я даже не хочу никого выделять, потому что здесь действует принцип «со всеми и для всех». Мне кажется, в этом еще уникальность этих чтений.

Корр.: То, что происходит здесь, на этой конференции, это борьба?

Анастасия Гачева: Вы знаете, я бы не назвала это борьбой, потому что борьба всегда идет против кого-то. А Федоров не хотел бороться против кого-то, он был в этом смысле абсолютно антипартийным человеком, потому что партия — это партия, а у него — Общее дело.

Если говорить о борьбе, то скорее это тогда борьба со злом, но злом, не воплощенным в людях и даже в каких-то идеях, а вот с этим онтологическим злом — со смертностью человека. Этот гнилой корень уже порождает и рознь, и вражду, и какие-то ложные идеи, самолюбие — массу дурных проявлений человеческой натуры. Смертность, ограниченность, болезнь, несчастья, одиночество человека — против этого должна вестись борьба. Она должна вестись за жизнь, за человека и его право быть в этом мире, самостоять, вести этот мир вперед.

Корр.: Анастасия Георгиевна, программа чтений расписана на четыре дня. Какие мероприятия проходят в этом году?

Анастасия Гачева: В музее-библиотеке Федорова мы запустили цикл творческих встреч «Диалоги о Федорове», на которые приглашаем деятелей культуры, писателей, ученых, художников и ведем с ними открытый диалог об идеях Общего дела и личных вопросах существования. Как Достоевский говорил: человек — не простое земное животное. В Рязанской научной библиотеке будут встречи с писателями Анатолием Кимом и Борисом Евсеевым, с упомянутым мной Рудольфом Бьераном, с иконописцем Александром Чашкиным и другими. К нам приехали уникальные библиотекари. Сейчас вот прошел мимо Никита Олендарь — это библиотекарь из Донецка, из молодежной библиотеки, который организовал в ДНР Федоровские чтения, которые были посвящены Циолковскому, каким-то новым горизонтам действий. И все это бескорыстно. Вот таких людей мы собираем. Проедем по местам, связанным с жизнью и деятельностью Федорова, сделаем какие-то открытые дискуссии. В общем, здесь, мне кажется, будет интересно.

Корр.: Спасибо, Анастасия Георгиевна. Удачи Вам!