11
сен
2021
  1. Война с историей
Интервью ИА Красная Весна /
Героические страницы истории СССР до сих пор считаются «трагическим периодом истории»

Красноярскому краю не нужна десоветизация названий. Интервью

Павел Соколов-Скаля. Границы СССР охраняются непрерывно (фрагмент)
Павел Соколов-Скаля. Границы СССР охраняются непрерывно (фрагмент)
Павел Соколов-Скаля. Границы СССР охраняются непрерывно (фрагмент)

На сегодня в Красноярском крае находятся около тысячи объектов культурного наследия: церквей, старинных зданий, домов, где жили исторические деятели, могил революционеров и жертв колчаковщины. Если за судьбу старинных церквей уже не приходится беспокоиться, то объекты, связанные в основном с советским наследием, сегодня находятся под угрозой: дома, где жили деятели революции, пришли в запустение, медленно разрушаются или сгорают в пожарах.

О том, как на сегодня обстоит дело в в сфере охраны историко-культурных памятников в крае, ИА Красная Весна попросило рассказать кандидата философских наук, председателя Красноярского краевого отделения Всероссийской общественной организации «Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры» Баркову Ольгу Ивановну.

ИА Красная Весна: Здравствуйте, Ольга Ивановна! Расскажите, пожалуйста, чем занимается «Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры», краевое отделение которого Вы возглавляете?

Ольга Баркова: Здравствуйте! Целью общества охраны памятников является гарантирование гражданам их конституционного права на культурную среду. Согласно Статье 44 Конституции РФ, мы обязаны хранить и приумножать культурное наследие нашей страны, заботиться о нем. Доступ к культурному наследию — это наше неотъемлемое конституционное право, но реализовать его очень трудно. И прежде чем заявлять о своих правах, нужно их знать, а целенаправленно этим никто не занимается. Раньше это была задача средней школы, но теперь школа деидеологизирована, а гражданские ценности заменили на «общечеловеческие».

Я считаю, что культурное наследие можно разделить на три основных категории: природа, архитектура и люди. Последние — самая уязвимая категория, которую нужно охранять, ведь все нематериальное быстрее исчезает.

На примере литературы покажем преходящую роль духовного наследия. Мы в школе по программе изучали такие произведения: «Как закалялась сталь» Островского, «Мать», «Песня о соколе, «О буревестнике» Горького, «Стихи о советском паспорте» Маяковского… А сейчас смотрим — в школе ничего этого уже нет! Зато есть «Один день Ивана Денисовича». Оказывается, в советское время были одни сплошные репрессии, беды и огорчения для маленьких людей… Оказывается, в окопах Сталинграда бросали в атаку воинские подразделения с одной винтовкой на троих и так далее. А того жизнеутверждающего, после прочтения которого хочется идти в атаку, мы уже не видим на школьных полках.

ИА Красная Весна: Но Ваше Общество как раз и стоит на страже такого исторического наследия, по крайней мере, архитектурного?

Ольга Баркова: Да, мы можем создать экспертное сообщество, придать ему статус, вес в глазах правительства края и влиять на вопросы, например, утверждения планировки какого-то района города, настоять на том, чтобы в этом районе что-либо памятное появилось. Например, повесить на доме № 29 по проспекту Мира памятную доску Михаилу Васильевичу Петрашевскому, которому в ноябре будет 200 лет со дня рождения, а в этом доме он прожил три года.

ИА Красная Весна: Необходимо ли, на Ваш взгляд, тратить большие средства на реставрацию и поддержание исторических зданий? Нужны ли они сегодня молодежи и современному человеку в целом? Какое место все это занимает в будущем?

Ольга Баркова: Я считаю, что все эти «большие средства» — это казнокрадство! Например, стоимость только одного проекта реставрации домика Ленина в Красноярске, в котором он проживал в 1897 году, находясь в ссылке, составляет 8 млн рублей. Сам этот дом столько не стоит!

Еще пример. Дом в Канске, где был написан первый советский роман «Два мира» (1921 год, автор — Владимир Яковлевич Зазубрин). Его кадастровая стоимость — 300 тыс. рублей, а за проект просят 5 млн рублей, и за саму реставрацию — миллионов 20. Домом владеет сельхозорганизация, которая там держала семеноводческую лабораторию.

Им это запретили — они заколотили окна и дело с концом, так как не понимают, зачем им тратить на проект и реставрацию такие деньги, которые в сельхозотрасль никогда не вернутся. А если попытаться сделать музей, то он не будет пользоваться популярностью, потому что сейчас в школе проходят Солженицына, и советский период оценивается как «ошибка». Нет и потребности в музеях, где запечатлено как героические страницы то, что сегодня считается «трагическим периодом истории».

Получается, что тратить такие деньги просто нецелесообразно. Но «освоить» их можно!

ИА Красная Весна: То есть, в основе всего — желание «освоить» деньги, а зачем и для чего — не важно?

Ольга Баркова: Конечно!

ИА Красная Весна: Что еще сегодня мешает бороться за такое историческое наследие, как уникальные старинные здания и памятники архитектуры?

Ольга Баркова: Ну вот смотрите, сейчас отдали на реставрацию одной частной компании историческое здание горбольницы Красноярска (комплекс зданий, построенных золотопромышленником Николаем Мясниковым в XIX веке — прим. ИА Красная Весна), а в качестве «приложения» к этому идет постройка многоэтажного жилого дома в центре города. То есть, архитектурная реставрация сегодня идет бок о бок с коммерческими проектами, с помощью которых должна окупаться! Но эта горбольница хотя бы сохранена, а два деревянных дома рядом с ней — планируют разрушить. Раньше их охраняли, так как там жил революционер, а сейчас их решили снести. Кому эти дома мешали? Понятно кому — это же центр города, где земля, как говорится, в три слоя устлана деньгами!

В прошлом году мы проиграли суд по делу об усадьбе казака Ермолаева — мы не смогли доказать, что Евсей Кузьмич Ермолаев был потомком боярского сына Григория Никитича Ермолаева, который значился в списках гарнизона Красноярского острога. А то, что государственный эксперт в области архитектуры подтвердил, что это единственный оставшийся в Красноярске полукаменный казачий дом, — суд во внимание не принял! Я считаю, что данное здание необходимо было сохранить хотя бы как ценный средовой объект, но добиться этого, к сожалению, не удалось. Сегодня дом Ермолаева уже снесен, а это опять же был объект в центре города… Утверждать я ничего не могу, но после взгляда на происходящее с исторической реставрацией других объектов в городе возникают неприятные вопросы.

ИА Красная Весна: Недавно через местную газету Вы выступили с открытым обращением к правительству и Законодательному собранию Красноярского края с просьбой спасти дом в городе Минусинске, в котором жил крупный российский и международный революционный деятель Феликс Кон. Это значимая историческая фигура — в 1921 году Феликс Кон, по сути, возглавлял Советскую Украину, на этом посту он являлся преемником самого Молотова. Какова ситуация с этим домом сейчас?

Фотограф В. Костко. Феликс Кон был не только революционером, но и учёным-этнографом. Здесь он стоит рядом с каменной бабой. 1907 год.
Фотограф В. Костко. Феликс Кон был не только революционером, но и учёным-этнографом. Здесь он стоит рядом с каменной бабой. 1907 год.
1907 год.бабой.каменнойсрядомстоитонЗдесьучёным-этнографом.инореволюционером,тольконебылКонФеликсКостко.Фотограф В.

Ольга Баркова: Я не была на том объекте, но мне рассказали, что окон там уже нет, однако табличка о том, что дом является объектом культурного наследия, висит.

Самое интересное, что в Уголовном кодексе есть целая статья о недобросовестном содержании объектов культурного наследия (статья 243.1 УК РФ — прим. ИА Красная Весна). И данная статья, помимо штрафов, предусматривает наказание в виде лишения свободы до двух лет! Эту ответственность должен нести собственник исторического здания. Однако я просмотрела судебную практику — эта статья ни разу не применялась, ни разу не была актуализирована!

Важно отметить, что в любом городе есть Департамент городского хозяйства, при котором работает комиссия по ветхому и аварийному жилью, которая, в свою очередь, проверяет, не является ли какой-либо объект ветхим и аварийным… И если данная комиссия устанавливает, что это действительно так, то этот объект сносится, даже если он признан памятником культурного наследия, потому что это угрожает жизни и здоровью людей.

ИА Красная Весна: Долгие годы в Красноярском крае, в отличие от наших соседей, например, Новосибирска или Иркутска, избегали затрагивать символы советского периода. Если в том же Иркутске установили памятник Колчаку, переименовали улицу имени большевика Якова Бограда, который погиб от рук белочехов, то у нас в Красноярске долгое время не было подобных инициатив. До какого-то момента сохранность советского наследия у нас поддерживало и гражданское общество, и, де-факто, краевые власти. Но, начиная с 2018 года, мы наблюдаем новую ситуацию — в Красноярске теперь тоже упорно пытаются начать кампанию по переименованию советских топонимов. Каково ваше отношение к данным инициативам? Насколько сейчас уместна десоветизация и осуществляемые в ее рамках переименования?

Ольга Баркова: Во всей этой ситуации меня очень настораживает позиция представителей исторической науки. Почему историки все это не критикуют? По данному вопросу их сообщество расколото? Или целиком перешло на «монархические» рельсы? Я уже не знаю, есть ли у нас беспристрастная историческая наука…

Прежде всего, я считаю, что декоммунизация очень сильно бьет по авторитету нашей страны. Данные попытки вернуть «старые» названия не выглядят уместными. Если, например, возвращать старое название площади Революции, которая когда-то называлась «Новобазарная», то это никак не отвечает современности — уже нет ни того базара, ни лошадей, ни торговцев сеном…

Что касается улицы, названной в честь того же революционера Бограда, то я испытываю гордость по поводу того, что у нас в городе были такие люди, как Яков Боград. Он очень мужественно себя вел — не просил пощады, пожертвовал своей жизнью… Ни в коем случае нельзя переименовывать улицу в нашем городе, которая до сих пор носит его имя!

ИА Красная Весна: Если вникнуть в суть попыток изменения советских названий, то нетрудно разглядеть в них определенную тенденцию: советские символы пытаются вытеснять, условно говоря, символами «царского» времени. Как, на ваш взгляд, отразится на исторической памяти нашего народа такое противопоставление одного исторического периода другому?

Ольга Баркова: Те, кто сейчас занимается переименованиями, не должны этого делать! Наоборот, они должны охранять историческое наследие. Они лишь делают вид, что дело в восстановлении изначального, «исторического» названия… Это всего лишь предлог!

У нас был и имперский период, и советский период, и демократический, вроде как, период… Каждому такому периоду соответствуют свои ценности — материальные и нематериальные. Ты обязан все это охранять! Завещанное предками наследие — очень «разношерстное», но ты, как подлинный гражданин своей страны, обязан его сохранить, не дать развалить, продать, раздербанить.

ИА Красная Весна: Могут ли советские ценности и идеалы, которые вдохновляли советских людей на подвиги, иметь значение для будущего нашей страны?

Ольга Баркова: Я считаю, что эти идеалы когда-нибудь сформируют весь мир.

Сейчас принято изображать советский период в собирательном образе булгаковских швондеров — людей в кожаных тужурках, офонаревших от собственного всевластия, не имеющих внутренней культуры, но гнобивших людей по-настоящему культурных … То же самое описано, например, у писателя Владимира Зазубрина в повести «Общежитие»…

Что же касается того, чем советское являлось в действительности, то меня, например, поражает Тасеевская республика («красная» партизанская «Республика» в Енисейской губернии; в годы Гражданской войны в сельских районах Сибири было образовано несколько подобных республик, которые вели вооруженную борьбу против войск Колчака — прим. ИА Красная Весна). Люди, со всех сторон окруженные колчаковцами и белочехами, сумели организовать Советскую республику, органы власти, собственные деньги, учет и призыв в армию! Все это работало как часы! Можно почитать книгу «Записки партизана» Василия Яковенко — это потенциальный бестселлер!

ИА Красная Весна: Насколько мне известно, вы сейчас работаете над докторской диссертацией. Не могли бы вы рассказать, каким будет содержание работы?

Ольга Баркова: С одной стороны, я изучаю влияние сохранности культурного наследия на социальный капитал Красноярского края. Я считаю, что «человеческий капитал» — это очень важное понятие: люди должны быть грамотными, понимающими историю своей страны, живущими осознанно. Отдача от таких людей гораздо выше, чем от дикарей.

Национальный человеческий капитал составляет более половины национального богатства каждой из развивающихся стран и свыше 70-80% — развитых стран мира. Особенности национального человеческого капитала определяли историческое развитие мировых цивилизаций и стран мира. Национальный человеческий капитал в XX и XXI веках являлся и остается главным интенсивным фактором развития экономики и общества.

Кроме того, я намерена изучить, какие в нашем Красноярском крае есть ресурсы для развития туризма. Ведь туризм не может состоять только из любования озерами, Столбами (Национальный парк «Красноярские Столбы» — прим. ИА Красная Весна), природой. Нам должно быть доступно не только из книг, но и для созерцания наше культурное и историческое наследие. В этом смысле, недавно восстановленный комплекс исторических зданий в городе Енисейске — хороший пример подобного рода.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER