29
апр
2021
  1. Социальная война
Вера Сорокина / Газета «Суть времени» №427 /
Подарком к Первомаю 1945 года стало знамя Победы, поднятое над рейхстагом в последний день апреля

Мир, кровь, май. История ушедшего праздника

Демонстрация 1 мая 1917 года в Пскове
Псковевгода19171 маяДемонстрация
Демонстрация 1 мая 1917 года в Пскове

Первомай — праздник, про который стали забывать. И не мудрено — в последний раз в СССР официально его праздновали в 1990 году. И если старшее поколение его еще хорошо помнит, то молодежи Первомай или неизвестен совсем, или есть какие-то смутные представления о нем по рассказам родителей, дедушек и бабушек.

Рассказы, скорее всего, о том, каким он был радостным. Например, в сравнении с 7 ноября — праздником Октябрьской революции, Первомай был в чем-то более объединяющим и свободным. Строгий день Революции требовал обязательности: надо было идти ровными колоннами, не смешиваясь с такими же другими, проходить в четком порядке мимо трибун с руководством города или поселка, пронося портреты вождей. На Первомай все шли, как хотели, несли цветы — бумажные и живые, звенели гармошки, где-то впереди колонны плясали и пели, по радио громко звучали песни и здравицы: «Слава Труду!», «Да здравствуют Мир, Труд, Май!»

Всё это верно, но это некая передача эмоций. Мы же хотим вспомнить о первоначальном смысле Первомая, который был праздником солидарности трудящихся всего мира в борьбе против капиталистической эксплуатации. А также сказать о том, почему сегодня такого праздника нет. Но есть что-то совершенно другое, ни с солидарностью, ни с борьбой никак не связанное.

Как зародился праздник

Конец 60-х и начало 70-х годов XIX века в США ознаменовались подъемом рабочего движения: возникают профсоюзы, создается Национальный рабочий конгресс, Американская федерация труда и другие массовые рабочие объединения. К 1900 году только АФТ насчитывала около полумиллиона членов.

1 мая 1886 года в Америке ознаменовалось всеобщей забастовкой: по всей стране рабочие требовали восьмичасового дня и повышения заработной платы. В забастовке участвовало от 300 тысяч до полумиллиона человек. Центром забастовочного движения стал Чикаго, кроме того крупные выступления были в Нью-Йорке, Балтиморе, Бостоне, Питтсбурге, Детройте и других городах.

В Чикаго манифестация 1 мая прошла мирно, без эксцессов. Но на следующий день после забастовки на крупнейшем чикагском заводе McCormick уволили 1,5 тыс. человек. Это вызвало возмущение рабочих, которые в ответ на действия хозяев объявили еще одну забастовку. Через пару дней на завод прибыли штрейкбрехеры, которых охраняла полиция. Штрейкбрехеров встретили митингом у проходной, но полиция жестко разогнала митингующих. В результате — четверо убитых, десятки раненых. Через несколько часов на собрании профсоюзов было решено провести на следующий день, 4 мая, еще один митинг.

На митинг на площади Хеймаркет (Haymarket) собралась огромная толпа, в том числе женщины, дети. Участвовали и местные анархисты, которые напечатали и распространили листовки. И когда люди стали уже расходиться (шел дождь), кто-то из анархистов бросил бомбу в полицейских. Те ответили стрельбой по толпе. В итоге восемь полицейских погибли, десятки получили ранения, число погибших рабочих неизвестно.

Власти действовали быстро и жестко: были разгромлены рабочие клубы, редакция рабочей газеты, арестованы сотни рабочих и горожан по обвинению в организации взрыва, последовали массовые увольнения. Восьмерых рабочих-анархистов приговорили к повешению. Четверых казнили, остальным заменили казнь на 15 лет каторги — и это в отсутствие доказательств их вины и несмотря на активные протесты рабочих и прогрессивной интеллигенции (среди которых были О. Уайльд, Б. Шоу, П. Кропоткин и др.). Казненные вошли в историю рабочего движения как «чикагские мученики». Но за день памяти и солидарности был принят не день казни мучеников, а день марша протеста, с которого началась «чикагская бойня», — 1 мая.

Через три года, в 1889 году, Парижский Конгресс II Интернационала решил назначить 1 мая Всемирным Днем солидарности рабочих всего мира (по предложению американских рабочих, запланировавших забастовку на 1 мая 1890 года). И предложил отмечать его по всему миру ежегодными демонстрациями с требованием 8-часового рабочего дня наряду с другими социальными требованиями.

Социалисты на Юнион-сквер, Нью-Йорк, 1 мая 1912 года
года19121 маяНью-Йорк,Юнион-сквер,наСоциалисты
Социалисты на Юнион-сквер, Нью-Йорк, 1 мая 1912 года

Рождение дня солидарности — потребность времени

Первый Интернационал, возникший при активном участии Маркса и Энгельса в 1864 году, носил как бы подготовительный характер. Он исходил из предвидения будущих событий, готовил их политически и теоретически. Но в 1876 году, через пять лет после подавления Парижской Коммуны — первой попытки рабочего класса овладеть властью, Интернационал был распущен.

Второй Интернационал был основан в 1889 году в новых условиях индустриального и экономического роста. Одновременно росли, развивались и консолидировались рабочие организации, социалистические партии. Возникла необходимость в установлении связей между партиями, социальными и профессиональными группами, следовало выработать объединяющую их платформу, согласовать планы действий, а также создать социалистическое общественное мнение.

В день столетней годовщины штурма Бастилии, 14 июля 1889 года, в Париже собрался Международный социалистический конгресс. На него приехали около 400 делегатов из 22 промышленно развитых стран, крупные деятели рабочего движения, такие как К. Либкнехт, А. Бебель, П. Лафарг, Г. Плеханов. Конгресс и стал учредительным для II Интернационала. На нем была принята резолюция о необходимости создания политических рабочих партий и борьбы за завоевание пролетариатом политической власти.

Важным решением Парижского конгресса стало постановление о ежегодном праздновании 1 Мая как дня международной пролетарской солидарности в борьбе рабочих за 8-часовой рабочий день.

Положение рабочих в России

Сегодня 8-часовой рабочий кажется непреложной нормой, но в те годы это было самым актуальным и насущным требованием рабочих. В XIX веке рабочий день составлял от 10 до 16 часов, рабочая неделя — шесть дней в неделю, отпуска отсутствовали, широко и повсеместно использовался детский труд. И такое положение рабочих было во всем мире.

В царской России в условиях нарождающегося капитализма всё было еще хуже. Вот цитата из исследования К. А. Пажитнова «Положение рабочего класса в России», вышедшего в 1908 году и составленного на основе многочисленных отчетов фабричных инспекторов и проверяющих.

«Выше 16 и до 18 часов в сутки (а иногда, хотя трудно поверить, и выше) работа продолжается постоянно на рогожных фабриках и периодически — на ситцевых… а нередко достигает одинаковой высоты рабочее время при сдельной работе на некоторых фарфоровых фабриках.

…Рогожники г. Рославля, например, встают в час полуночи и работают до 6 часов утра. Затем дается полчаса на завтрак, и работа продолжается до 12 часов. После получасового перерыва для обеда работа возобновляется до 11 часов ночи. А между тем почти половина работающих в рогожных заведениях — малолетние, из коих весьма многие не достигают 10 лет».

На 12–15-часовой рабочий день и нечеловеческие условия труда и проживания рабочих накладывался самый оголтелый произвол со стороны хозяев. Система штрафов была доведена до виртуозности — штрафовали за всё: за опоздание (на 20 минут и более — лишали дневного жалованья), за выход за ворота фабрики, за то, что недостаточно деликатно поздоровался, за то, что соберутся вместе несколько человек… Так что рабочий в итоге порой не только не получал своей зарплаты, но и оказывался должен хозяину. И уж совсем иезуитский пункт правил гласил, что «замеченные в нарушении фабричных правил штрафуются по усмотрению хозяина». Сроки зарплаты часто не оговаривались в договоре, и хозяин мог выдать деньги, когда захочет — мог три или четыре раза в год, а мог и два раза — на Пасху и Рождество.

Дополнительно грабили бесправных рабочих фабричные магазины (т. е. принадлежащие хозяину фабрики), где приходилось брать продукты в долг. Цены в них были на 20–30% выше, чем в обычных магазинах, а товар завозился худшего качества. Поскольку заработка мужа не хватало, то более половины жен рабочих в России тоже работали. В более развитых промышленных Германии и Англии работающих замужних женщин было в три раза меньше.

Женщины-работницы и подростки к началу ХХ века составляли почти половину работающих на производстве, платили им меньше, чем мужчинам. На гарантированную медицинскую помощь рассчитывать не приходилось. Крайне скученные условия проживания (по Московской губернии 56% рабочих проживало в казармах), плохое качество пищи разрушали здоровье. Не случайно одним из часто встречающихся требований бастующих был пункт о возможности подогреть еду, принесенную с собой, — рабочие (в т. ч. дети, женщины) неделями не имели возможности употреблять горячую пищу.

Рабочие и прислуга были беднейшими слоями населения России, доходы крестьян были в среднем выше. Ниже рабочих по доходам были только бродяги, нищие, богомолки и т. п.

Интернет полон рассказами о прекрасной дореволюционной жизни, в том числе и рабочих.

Но достаточно посмотреть фотографии тех лет, не говоря уж о том, чтобы почитать русскую литературу, тех же Некрасова, Лескова, Чехова, Салтыкова-Щедрина (который, кстати, был рязанским и тверским вице-губернатором, так что знал, о чем писал) или писателя-народовольца Глеба Успенского, чтобы понять, что революции в России в начале ХХ века были если не неизбежны, то закономерны, и что ведущую роль в них должен был сыграть рабочий класс.

Набойный цех. 1913
1913цех.Набойный
Набойный цех. 1913

Первомай в России

В России Первомай сыграл значительную роль как средство политической организации рабочих. Он послужил не только смотром формирующегося протестного рабочего движения, но и мощным орудием агитации в борьбе за экономические и политические права: низвержение самодержавия, всеобщее избирательное право, свободу личности, печати, сходок, союзов, стачек и т. д.

Впервые в Российской империи Первое мая как День международной солидарности трудящихся был отмечен в 1890 году в Варшаве — там более всего были развиты и промышленность, и революционные настроения пролетариата. Вслед за Варшавой выступили рабочие Лодзи, Жирардова. Власти ответили на выступления рабочих жестокими репрессиями (так, в Лодзи в 1892 году во время 60-тысячной забастовки было убито 46 рабочих).

В 1891 году в Петербурге несколько десятков членов рабочего кружка собрались в ближайшее после 1 мая воскресенье на тайную сходку. Речи, прозвучавшие на сходке, впоследствии были напечатаны за границей и стали важным агитационным материалом.

В 1893 году на день Первомая латышские рабочие устроили тайное собрание, а в 1895 году — московские. Через год вышла первая первомайская прокламация в Петербурге, до этого она выходила только в Польше. В 1898 году вышло воззвание для России от имени РСДРП, в котором были требования восьмичасового дня и полной политической свободы.

С каждым годом празднование рабочими Первомая становится всё более массовым и открытым, принимает всё более революционный характер. В ответ усиливалось полицейское давление во всем его многообразии: запреты, разгоны, аресты, суды. Арестованных демонстрантов подвергали и телесным наказаниям (Вильно, Екатеринославль, Воткинский завод).

В качестве меры противодействия и устрашения власти запускали и погромы. Нередко демонстрации отменялись из-за угроз полиции произвести погромы.

Хозяева предприятий подключались к срыву протестных акций, обязывая работников быть на рабочем месте в назначенный для протеста день. Тот, кто уклонялся от явки на работу, подвергался строгому взысканию, вплоть до увольнения.

Но лишь через десять лет, в 1901 году, первомайские выступления рабочих в Петербурге, Тбилиси, Гомеле, Харькове и ряде других городов уже не ограничиваются экономическими требованиями, а сопровождаются политическими лозунгами «Долой самодержавие!», «Да здравствует республика!»

В 1902 году майское празднование приняло всероссийский характер: во всех крупных промышленных центрах проводились собрания, демонстрации, распространялись прокламации. Прокламации стали неотъемлемой частью первомайской агитации. В них содержались пересказы истории рабочего движения, примеры наиболее успешно организованных маевок и призывы настойчиво продолжать бороться за свои права. Если у рабочего обнаруживали прокламации, его задерживали, дома у него производили обыск, тут же сообщали жандармскому начальству для дальнейших действий. На улицах ближе к первомайской дате дежурили регулярные патрули, чтобы предупредить расклейку и разбрасывание прокламаций.

К Первомаю 1905 года Ленин написал листовку-обращение от РСДРП.

«Товарищи рабочие! Наступает день великого праздника рабочих всего мира. Первого мая празднуют они свое пробуждение к свету и знанию, свое объединение в один братский союз для борьбы против всякого угнетения, против всякого произвола, против всякой эксплуатации, за социалистическое устройство общества.

…Первого мая этот союз рабочих всех стран, международная социал-демократия, делает смотр своими силам и сплачивается для новой, неустанной, непреклонной борьбы за свободу, равенство и братство».

К 1914 году единство и самосознание рабочих крупных городов выросли настолько, что полиции часто не удавалось усмирить толпу. Вот описание празднования 1 мая 1914 года в Москве:

«В 4 часа дня участники маевки собрались… на Лубянской площади, где в третий раз взвилось красное знамя, и площадь огласилась революционными песнями. Тогда против демонстрантов двинули крупные силы озверевших жандармов и городовых. Произошли свалки, рабочие стали забрасывать жандармов камнями. У Москвы-реки навстречу нам, грозя шашкой и ругаясь, подъехал на автомобиле, окруженный конными жандармами, помощник Московского градоначальника полковник Модль. Демонстранты окружили машину и спустили ее вместе с ретивым полковником в воду».

Государственный праздник СССР

1 мая 1917 года после Февральской революции впервые праздновалось открыто, с лозунгами большевиков «Вся власть Советам!», «Долой империалистическую войну!» Современники вспоминали, что, несмотря на разношерстный состав участников, массовое мероприятие было мирным и прошло без стычек с полицией. Александр Блок писал: «В день Интернационала город представлял зрелище, какого мы никогда не видали: Невский запружен людьми… При всем том тишина и порядок, благодаря отсутствию полиции». А по воспоминаниям Максима Горького, в этот день «русский народ обвенчался со свободой…»

После победы Октябрьской революции Первомай из альтернативного, антимонархического праздника превратился в одно из главных торжеств нового советского государства, стал государственным праздником и был закреплен в Кодексе законов о труде, получив название День Интернационала. Советская Россия стала первой страной в Европе, которая законодательно сократила рабочий день до восьми часов. Рабочая неделя оставалась шестидневной, был введен отпуск.

Государственный статус праздника определялся в официальных документах не как уступка трудящимся, а как закрепляющий единство власти и народа. Луначарский писал об этом дне: «Да, празднование Первого мая было официальным. Его праздновало государство. Мощь государства сказывалась во многом. Но разве не упоительна самая идея, что государство, досель бывшее нашим злейшим врагом, теперь — наше и празднует Первое мая, как свой величайший праздник?..»

В 1918 году в этот день в Москве, Петрограде, Киеве, Саратове, Воронеже и других крупных городах состоялись многотысячные митинги, демонстрации, шествия, концерты.

С этого же года на Первомай ввели традицию ежегодно проводить военные парады. Первый первомайский парад РККА состоялся на Ходынском поле. Ежегодное проведение парадов физкультурников также стало традиционным в дни Первомая.

В 1920 году Первомай — с подачи вождя мирового пролетариата — перерос во Всероссийский субботник.

Также в этот день в Петрограде у здания биржи на стрелке Васильевского острова состоялась премьера грандиозного массового театрального действа «Мистерия освобожденного труда». Число участников мистерии исчислялось тысячами, а зрителей — десятками тысяч. Это была первая крупная массовая постановка политического театра, и отнюдь не последняя. На площадях столиц и других крупных городов в 1919–1920 гг. устраивались масштабные массовые представления, воплощавшие идею радости, коллективного праздника, на котором происходит слияние в единую массу разнородного постреволюционного общества.

Следующим важным шагом в формировании традиций Первомая стало публичное чествование лучших производственников, героев труда. В 1921 году в их честь исполнялись песни, организовывались концерты, проводились спортивные выступления. Имена выдающихся тружеников печатали в газетах и листовках, а с развитием радио и телевидения их представляли всей стране в ходе первомайских трансляций.

В 1922 году на празднике пролетарской борьбы и победы был заложен обычай приводить к воинской присяге молодых красноармейцев. Обычай просуществовал до начала Второй мировой войны. В 1939 году воинская присяга на первомайском празднике звучала в последний раз.

С 1923 года рабочие коллективы по всей стране отмечали Первомай производственными успехами.

В 1928 году к одному выходному дню Первомая прибавился второй выходной — 2 мая. На второй день праздника, как правило, по стране проходили массовые гуляния и празднования на природе.

1 мая 1933 года над Красной площадью прошел первый воздушный парад — демонстрация советской военной мощи, после этого воздушные парады проводились регулярно, вплоть до начала Великой Отечественной войны.

Во время Великой Отечественной парады и шествия 1 мая не проводились. 1 и 2 мая были рабочими днями. Рабочие во многих отраслях промышленности накануне торжественного дня брали обязательство добиться рекордных показателей в труде и добивались. Накануне же 1 мая проводились торжественные собрания, митинги, «летучки» на предприятиях. Главным из первомайских призывов был лозунг: «Всё для фронта, всё для победы!»

Подарком к Первомаю 1945 года стало знамя Победы, поднятое над Рейхстагом в последний день апреля.

Первомай стал любимым праздником советских людей, трудящихся. Трудящихся, которые имели право на труд, на 8-часовой рабочий день, бесплатное образование, медицину. Это ощущалось в настроении вышедших в это день на улицы людей. По всей стране проводились демонстрации, на которые шли целыми рабочими коллективами.

Песня Лебедева-Кумача (1937 г.) точно отражает атмосферу и настроения утра 1 мая:

«Утро красит нежным светом
Стены древнего Кремля,
Просыпается с рассветом
Вся Советская страна.
Холодок бежит за ворот,
Шум на улице сильней.
С добрым утром милый город,
Сердце Родины моей!
Кипучая,
Могучая,
Никем непобедимая,
Страна моя,
Москва моя,
Ты самая любимая!»

Канон проведения праздника складывался и менялся в соответствии со временем, в 1960-е годы его стало транслировать телевидение. 1 мая 1956 года был проведен первый телерепортаж о военном параде и демонстрации трудящихся с Красной площади. В трансляцию с Красной площади были включены сообщения о международной обстановке, о выполнении решений съездов, о Героях Социалистического Труда и передовиках производства, о научной и рабочей гордости страны. Эти темы были отражены и в лозунгах, которые несли и озвучивали демонстранты.

Главный лозунг послевоенного Первомая был: «Мир! Труд! Май!». Праздник был мирным, отражал единение трудящихся и государства в большой надежной стране, в которой никогда не будет чикагских расправ.

Праздничная атмосфера ощущалась по всей стране. На майских демонстрациях обязательно несли ветки, на которых белели самодельные бумажные цветы, олицетворяя собой яблоневый цвет. Звучала музыка — духовые оркестры, позже динамики, демонстранты дружно и от души горланили песни — от политически выдержанных до веселых частушек.

Прохождение по Красной площади в рядах демонстрантов было поощрением и наградой, ударников труда из разных концов страны направляли на главную демонстрацию страны — в Москву, на Красную площадь. После демонстрации люди расходились по домам, продолжая отмечать Первомай за праздничным столом с близкими, коллегами. На второе мая традиционно выбирались за город.

В 1972 году название праздника было заменено на новое — День международной солидарности трудящихся.

Поэтому в последние годы существования СССР лозунги демонстрантов часто выражали солидарность с революционной борьбой трудящихся капиталистических стран, с национально-освободительным движением.

Постсоветская Россия — конец праздника

1 мая 1990 года официальная первомайская демонстрация состоялась в последний раз. За официальной демонстрацией на Красную площадь вступила альтернативная колонна с антикоммунистическими, антисоветскими и антигорбачевскими лозунгами. Президент и другие руководители СССР покинули трибуну Мавзолея. Телевизионная трансляция была прекращена, военный парад не состоялся.

В следующий 1992 году власти быстро и стыдливо переименовали Первомай в Праздник весны и труда. Хотя май — это совсем не март, никак не начало весны. Что же до того, чтобы привыкший к праздничным выходным народ отдохнул и массово выехал за город заниматься огородничеством и шашлыками, то власти это и было нужно — меньше проблем. Бывали годы, когда праздничные майские выходные увеличивали с 1 по 10-е мая.

А вот с трудом и рабочими коллективами в те годы разбирались жестко — совсем в традициях капитализма. Последний неофициальный Первомай 1993 года получил название «кровавого». В этот день вышла не очень многочисленная демонстрация левых сил: коммунисты, анпиловцы, часть интеллигенции — в последней попытке сохранить смысл праздника, а вместе с ним и историческое достоинство трудящихся. Власть ответила расправами. Столкновение демонстрантов — сторонников коммунистической оппозиции с ОМОНом состоялось в районе площади Гагарина, буквально под висевшим на Ленинском проспекте лозунгом «С праздником, дорогие россияне!» Количество пострадавших со стороны демонстрантов было велико, но СМИ сообщили лишь о погибшем сержанте ОМОНа. Добавим, что 1993 год вообще стал рекордным по количеству избиений омоновцами демонстрантов, протестующих и даже случайных прохожих. Завершился этот год, как мы помним, расстрелом Белого дома.

Наконец, надо сказать, во что превратился Первомай сегодня.

В крупных городах в этот день проходят праздничные шествия, организованные партиями, профсоюзами, оппозицией. А одновременно, чуть ли не в соседних колоннах, проходит монстрация — альтернативное шествие, организованное «креативными» художниками. И название «монстрация» (словечко, пародирующее «демонстрацию» и адресующее к «монстрам»), и само шествие — откровенный стеб, издевательство над первомайской демонстрацией. Лозунги абсурдны: «Ы-ы-ы», «Крокодил, крокодю и буду крокодить», «Вся власть совятам», но задачи ясны — обессмыслить, уничтожить содержание Первомая. Однако властная верхушка делает вид, что этого не замечает, — как же, следует быть толерантными. И вот в общем шествии идут глава департамента культуры, ответственный за молодежную политику и организатор монстраций. Так это происходит ежегодно в Новосибирске, начиная с 2004 года, разве что пандемия пока перевела всё это в онлайн.

Но это не просто провокация, попытка проверить социальную реакцию. Постепенно бессмысленные лозунги политизируются, превращаясь, например, в требования федерализации Сибири и т. п.

Вот чем стал Первомай в нынешней России — праздником, лишенным смысла. Для большинства населения — дополнительный выходной и начало дачно-огородного сезона. Для остальных — способ поиздеваться над прежними советскими ценностями.

Но попробуем подвести итог. Так чем же являлся Первомай в исторической ретроспективе?

Его первый и главный смысл состоял в том, что возникший полтора века назад праздник был символом и инструментом сплочения трудящихся в борьбе против капиталистической эксплуатации.

После Октябрьской революции в России и с появлением государства победившего пролетариата Первомай приобрел дополнительный смысл как образец и пример трудящимся капиталистических стран того, каким путем надо идти в борьбе с капитализмом. И заставил власти этих стран идти на уступки своим трудящимся. В СССР же этот праздник олицетворял идею совершенствования нового общества и нового человека.

После победы СССР над фашизмом мировой капитал усвоил, что старые репрессивные способы борьбы с рабочим движением уже не годятся, иначе воодушевленные мощью и примером Советского Союза пролетарии всего мира могут смести капитализм. И новые способы были найдены: улучшение уровня жизни рабочего класса в капиталистических странах, превращение пролетария в потребителя, навязывание ему множества развращающих или уводящих в сторону от борьбы идей, пропаганда комфорта, создание пятой колонны, «мягкая сила» и прочее, всего не перечислить. Новые способы оказались настолько эффективными, что помимо разложения собственного пролетариата смогли воздействовать и на советскую партийно-государственную элиту, позволившую разрушить Советский Союз и тем самым переформатировать мир.

И хотя в постсоветской России еще остались какие-то рефлексы на исконные смыслы Первомая, его значение в мире, похоже, потеряно. Первомай перестал быть праздником солидарности трудящихся всего мира, борющихся за свои права.

Что же осталось?

Первомай в большинстве стран утратил свое политическое значение. И, напротив, вернулись те смыслы (или их вернули?), которые либо были присущи ему изначально — а это языческие смыслы (Вальпургиева ночь и пр.), либо ему стали приклеивать значения, даже отдаленно не связанные с политической борьбой.

Например, Первомай в Литве — это День матери, в Корее — День рождения Будды, во Франции — День ландышей, в Канаде — День суслика, в Финляндии — День студенчества, в США — День права, День детского здравоохранения и День лояльности.

В каких-то странах он еще сохранил название День труда, но скорее по традиции — в нем не осталось содержания солидарности и борьбы.

Оболочка праздника, лишенная смысла, безопасна.

Лишь в немногих странах Первомай — повод для политических акций. Так происходит в Германии, во Франции, где еще традиционно сильны профсоюзы. Частично сохранился политический смысл праздника в странах СНГ. Например, в Белоруссии 1 мая — официальный выходной день, идут шествия, в Казахстане этот день называется Праздником единства. Но, видимо, это всё та же оболочка, постепенно угасающая традиция.

Как нам кажется, такой рассказ об истории зарождения и угасания Первомая был необходим. Ведь главное слово, с которым связан этот праздник, — солидарность. Существует ли она сейчас — вопрос, видимо, праздный. Понятно, что ее нет не только в международном движении, но и внутри социальной структуры отдельных стран. И естественно, что праздник, символизировавший борьбу и солидарность, не может существовать, раз нет той реальности, которую он символизирует. Так что рано или поздно даже существующие ущербные остатки Первомая исчезнут. И возродиться он сможет только тогда, когда в самой реальности возродится борьба Труда и Капитала.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER