logo
  1. Политическая война
  2. Ситуация в Армении
Аналитика,
Каждый армянин должен знать: все эти иностранные гранты, особенно западные — это яд для уничтожения армянской идентичности

Армению ведут к полному уничтожению, и ее пора спасать. Интервью Виталия Баласаняна

Сорос, Пашинян и Виталий БаласанянСорос, Пашинян и Виталий Баласанян
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

Бывший секретарь Совета безопасности Арцаха (Карабаха) и один из претендентов на президентский пост республики Арцах Виталий Баласанян 1 ноября дал интервью главному редактору портала «Шейм.ам» Артему Хачатряну. Перевод беседы выполнен специально для ИА Красная Весна.

А.Х.: Для здравомыслящих людей не секрет, что полтора года назад Армения была оккупирована. Все прошлые власти Армении не обращали внимания на то, что различные частные и государственные структуры США годами пестовали армянскую молодежь.

Теперь всякие щенки, которых вообще даже не было на свете при Кочаряне, считают себя вправе вопить: «Кочарян — убийца!». В результате деятельности и под покровительством США и посла США в Армении эти грантоеды захватили в Армении власть.

Но меня удивляет другое. То же самое сейчас пытаются сделать и в Арцахе.

Всем известно, что один из кандидатов в президенты республики Арцах, нынешний глава МИД республики Маис Маилян — один из людей Сороса. Мне непонятно, как Серж Саргсян (при том, что Арцах, несомненно, — независимая республика, но влияние Армении на Арцах общеизвестно), как Саргсян допустил соросовского грантоеда стать главой МИД Арцаха?

И этот человек идет кандидатом на пост главы республики Арцах! Это удивительно. Повестка соросовцев и США — это автономия Арцаха в составе Азербайджана. Тогда как подавляющее большинство населения Арцаха не мыслит себя и свою страну в таком статусе. Как Вы представляете преодоление такого диссонанса?

В.Б.: Я пока не хочу оценивать кого бы то ни было. Когда будет ясно, кто выдвигается в кандидаты, какие еще силы его поддерживают, тогда и выскажу свое мнение.

Я совершенно не стесняюсь говорить то, что есть, но ни у кого нет сомнений, что завтра эти группы могут вообще не выдвинуть своих кандидатов. А предположениями я не руководствуюсь никогда.

Только когда зафиксируются, подтвердятся люди, их качества, связи, только тогда я немедленно сообщу всему народу всё, что подтвердится.

Упрекнуть меня в чём-то недостойном могут только те, кто прошел со мной путь, кто был под моим начальством. Ни у кого другого нет права упрекать меня в чём-то непотребном.

А Вы можете представить, сколькими десятками тысяч человек за эти годы я руководил? Кто-нибудь из них про меня хоть одно плохое слово сказал?

Смотрите, я уже дал за это время четыре интервью, и до сих пор никто, кого я упоминал, не дал опровержения. Я оперирую только фактами и не руководствуюсь слухами, тому доказательство — весь пройденный мною путь.

А как отвечают на мои обвинения оппоненты? Воплями и руганью — больше ничем. И тогда я спрашиваю: «Встретив меня на улице, вы могли бы всё то же повторить мне в лицо?».

Я не говорю, что прибегну к физическому насилию, хотя если понадобится, то как мужчина не уклонюсь. Но я хочу сказать этим вопящим: эта власть не вечна, и рано или поздно, но всем им придется отвечать.

Как говорится, «повторяю еще раз, чтобы было доступно для самых тупых». Всё произошедшее — проект, антиармянский проект. Никол Пашинян — прораб этого проекта.

Читайте также: Герой Арцаха: премьер-министр Армении — прораб антиармянского проекта

Посмотрите интервью министра иностранных дел [Армении Зохраба Мнацаканяна] на ВВС. Это же не я говорю, это он говорит.

Или когда я утверждаю, что в лифте он передал Алиеву какие-то бумаги в конверте. Ни Никол, ни кто-либо еще это не опроверг. И вдруг буквально через час после моего интервью Никол уволил начальника своей охраны Айрапетова, который был в этом лифте.

Мне Айрапетов, естественно, ничего не сообщал. Всё, о чем я говорю, я знаю не «через», а напрямую. Это факт, это зафиксировано.

Пусть Никол подумает и скажет, какие документы были в том конверте. А если это были не документы, тогда пусть скажет, что именно было в том конверте. Придет время, и, наверное, другие люди скажут, что там было.

Еще раз повторяю: Никол является прорабом антиармянского проекта. И возникает вопрос: где все те люди — военные, политические деятели, интеллигенция, где вся здравомыслящая часть населения, которая во время застолий второй тост провозглашает за нашу победу, за наших погибших, каждый следующий тост — за наших детей и за их будущее? Говорят о процветании нашего государства, об Армении «от моря до моря»?

Наверное, и в 1915 году было то же самое. Почему Турции удалось устроить такую резню?

Смотрите, во время первых трех президентов была власть и оппозиция. Но сейчас та армия недовольных новой властью, нынешняя оппозиция, по всем параметрам в разы мощнее сегодняшней власти: по уровню интеллекта, по финансам, по связям, по профессионализму.

Но каждый заперся и сидит. Я не понимаю этих людей. Ведь этот капкан расставлен для всех нас, и зарежут всех нас.

Мои внуки каждый день спрашивают: «Куда мы катимся?» Как я могу радоваться тому, что Николу уже установили надгробный камень с надписью «умер от вранья»?

Да, в свое время они сами такие вещи делали с республиканцами. Но так нельзя — отвечать жестокостью на жестокость. Однажды это надо остановить, это опасно.

Всегда прощает сильный, а сегодня обе стороны слабы, и пора, чтобы сильные встали и сказали: «Довольно! Куда вы ведете этот народ? Куда мы идем?». Как человек, как армянин, как христианин спрашиваю: «Это и есть наша миссия на этой земле?». Стыдно.

А.Х.: Просто, господин Баласанян, когда страна становится филиалом Госдепа США, то никто не будет спрашивать, чего хотят армяне, любят ли они гендерные извращения и третий пол. [Тогда] вообще ни о чем не спрашивают.

В.Б.: Я хочу затронуть другой важный вопрос. Сейчас в Армению хлынули люди под личиной «индусов», с индийскими паспортами, и «кубинцы». Недавно мы видели группу этих «кубинцев» на площади республики перед зданием правительства в Ереване — это были трансгендеры-проститутки.

Это тоже часть проекта. Я не лаборатория, чтобы утверждать вслед за СМИ, что они больны СПИДом, но они буквально больные, так как они гомосексуалисты, а значит — больные люди.

По моей информации, не менее 10 тысяч таких же приедут в Армению, если мы это допустим.

И еще бóльшая опасность от так называемых «индусов», которые проникают в Армению (это тоже часть антиармянского проекта). По моей информации, они мусульмане, их число доходит до 30 тысяч.

У меня есть сведения, что их семьи щедро финансируются из США, и они могут позволить себе работать у нас за копейки. Они и их семьи полностью обеспечены из различных фондов.

Теперь в Армению одновременно «вливаются» два потока: представители ЛГБТ и мусульмане. Вы теперь представляете, что это такое для Армении — 10 тысяч представителей ЛГБТ и, на сегодняшний день, по моим данным, — более 15 тысяч мусульман?

Все действия нынешней власти очень опасны для республики.

Могу ли я даже не предполагать, а с уверенностью утверждать, что, будучи инструментом антиармянского проекта, Никол руками части из этих людей начнет какие-то действия в республике?

Что будут перекрываться дороги?

Что будут теракты?

Что будут провокации типа истории с Пермяковым в Гюмри, когда погибла целая семья, из-за чего поднялись антирусские настроения?

Читайте также: Наплыв ЛГБТ и мусульман в Армению чреват кровавыми провокациями — Баласанян

Сейчас я не хочу говорить об этом, но придет время, и те, кто должен говорить, расскажут, что произошло с этим Пермяковым, кто организовал эту историю и эти антирусские настроения. Расскажут, как определенные группы требуют вывода российской базы с территории Армении: «Шагом марш — в Кремль!».

Всё это большой проект. США, англосаксам не нужно, чтобы на территории Армении были люди. Для них это территория, на которой эти люди есть.

То же самое повторил наш министр иностранных дел [Зохраб Мнацаканян] в интервью ВВС: «Арцах — это не страна, а территория, не имеющая ни статуса, ни институтов государственности, ни конституции, это территория, на которой живут какие-то люди».

То же самое сказал и Алиев: «Там нет народа, там есть население, в свое время включавшее в себя армян, азербайджанцев и так далее».

Мой призыв моему народу (я лично готов быть в первых рядах):

Выкинуть всех ЛГБТ, выкинуть всех этих «индусов», а на самом деле исламистов-пакистанцев. Немедленно.

Я не говорю «применить силу». Но всё, что в рамках закона, должно быть немедленно использовано.

И всем НПО типа соросовских и не знаю еще каких, которые финансируются из-за рубежа, надо немедленно перекрыть все счета через наш Центробанк, чтобы ни одной копейки не попадало на их счета.

Наша страна в бóльшей опасности, чем в 1991-м — 94-м, когда бóльшая часть Арцаха была под контролем азербайджанских вооруженных сил. Тогда я ни разу не был так озабочен, несмотря на то, что наше вооружение, боеприпасы, людские ресурсы в разы уступали азербайджанским.

Сейчас я действительно всерьез озабочен: нынешние власти Армении ведут наши две республики к полному уничтожению. Сейчас пытаются уничтожить армян не только как армян, как христиан, но вообще как представителей рода человеческого.

И всё это претворяет в жизнь Никол Пашинян. Не исключено, что Никола поменяют на кого-то другого, он всего лишь прораб. Необходимо убить сам этот проект, надо сломать сам капкан.

А.Х.: Сегодня Пашинян уже не сможет собрать площадь, а если даже попробует, то просто опозорится. Разве что задействует абсолютно все админресурсы по максимуму. И смотрите, что он делает: из США ему дано задание обезглавить военную и политическую элиту Армении.

В.Б.: Ну есть же документ института Карнеги, там всё сказано, а Никол один к одному воплощает его в жизнь.

А.Х.: Уже многие из этого списка или арестованы или под следствием. Теперь на смехотворные допросы пытаются вызвать Вас. Как Вы вообще видите выход из этой ситуации?

В.Б.: Я против того, чтобы применять закон силы, как это сделал Никол. Всё это надо сделать силой закона.

Никол уже сделал десятки уголовно наказуемых шагов: это захват государственного радио, захват парламента, узурпация должности премьер-министра, несмотря на то, что он объявил о своей отставке.

Это уже тяжелейшие преступления по линии и Следственного комитета, и Службы национальной безопасности (СНБ), которые должны были немедленно Никола арестовать. Но, поскольку ни одним из этих ведомств ничего этого не было сделано, значит, и их тоже в свое время будут судить за бездействие.

Причем судимы будут все, включая главу МВД, генерального прокурора и президента.

Затем Никол на митинге призвал окружить все суды и заблокировать их работу. Выполнено и это его требование — и вот, в беспределе участвует и сам Никол, и депутаты, и министры.

Читайте также: Герой Арцаха: Пашинян действует на свержение конституционного строя Армении

Это уже не попытка свергнуть конституционный строй, а самое настоящее свержение конституционного строя. Ну и многочисленные другие деяния, которые все уголовно наказуемы.

То же самое относится к попыткам вызвать меня на допрос и даже привести в СНБ силой. Я ответил, что меня очень сложно привести силой, и не только потому, что вообще чисто технически сложно, а потому, что между Арменией и Арцахом существуют подписанные договоренности, в которых четко прописано, что можно делать в тех или иных случаях.

На их повестку я мог и не среагировать, но я среагировал: я им отправил свое обращение и видеоматериалы по делу 1 марта 2008 года.

А насчет того, чтобы привести меня силой, то 19 мая этого года, когда я находился в Ереване в машине моего друга, нас окружили несколько автомобилей с вооруженными людьми.

Мы все вышли. Многие из них были в масках и с оружием. Я спросил: «Ребята, что случилось?» Молчание.

Тогда я спросил: «Ребята, кто у вас старший?». Подошел один из них и говорит следующее: «Господин Баласанян, у нас есть оперативные данные о том, что у Вас в машине незаконное оружие».

Я тогда был секретарем Совета безопасности Республики Арцах. Уволили меня только в мае этого года. Я не разрешил обыскать машину и услышал, как старший из них говорит с кем-то по спецсвязи и передает остальным: «Поторопитесь!».

Потом стало ясно, что это «Поторопитесь!» означало, что меня должны были уложить на асфальт, подбросить что-нибудь в машину, снять на камеру. А в последней из их машин оказались операторы «Радио Свобода», «Первого информационного» (существующего на средства фонда Сороса — прим. ИА Красная Весна) и Первого общественного ТВ.

Ни на какой асфальт я не лег — наверное, чтобы не пачкать новый костюм. И сказал, что для всего этого нужны соответствующие документы.

Они никаких документов предъявить не смогли. И тогда один из них попросил хотя бы открыть дверь машины и взглянуть. Я не разрешил.

Видимо, хотели что-то подбросить, а потом через несколько месяцев сообщить, что, мол, ошиблись, что это не твое, но всё равно в народе остался бы осадок, что Виталия Баласаняна уложили на асфальт, нашли незаконные оружие и боеприпасы и так далее.

После этого, сколько бы я ни оправдывался, всё равно репутация была бы испорчена.

Так что я заставил их руководителя-подполковника написать объяснительную. Вызвал своего адвоката и сказал, чтобы вместе с моим адвокатом это написали.

Адвокат вернулся и говорит: «Они задают какие-то вопросы. Например, чья это машина, кто за рулем и так далее».

Я подозвал подполковника и спрашиваю: «Ты же мне сказал, что у вас есть оперативные данные, что тут у меня незаконное оружие, так? А какие же у тебя оперативные данные, если ты вообще ничего не знаешь: ни чья это машина, ни кто за рулем, ни сколько в машине человек? А если бы в машине были хулиганы, пьяные или вооруженные бандиты?».

После этого случая я так и не услышал, чтобы живущий в Армении и занимающий высокий пост Никол Пашинян сказал бы мне: «Извините, произошло недоразумение». Или позвонил бы нашему президенту с извинениями.

Читайте также: Закон побоку? Армения требует передать следствию экс-секретаря СНБ Арцаха

А.Х.: Никол сделал еще более подлую вещь: он сделал так, что все три президента Арцаха одновременно оказались на скамье подсудимых (весной 2019 года бывший и нынешний лидеры Нагорного Карабаха Аркадий Гукасян и Бако Саакян внесли залог и поручились за экс-президента Армении Роберта Кочаряна в зале суда и в знак поддержки сели рядом с Кочаряном на скамью подсудимых — прим. ИА Красная Весна).

При этом самым подлым образом их поручительство было проигнорировано, чем были унижены все три президента, а значит, и весь Арцах.

Читайте также: Сороса напугал «удар в упор по революции» в Армении

В.Б.: Ну да, дискредитация всего национального — это тоже входит в их проект.

Вот в одном из своих интервью я заявил, что хоть и помог террористической группе «Сасна Црер» выбраться живыми и без унижений или издевательств сесть в тюрьму, но в следующий раз, если вдруг на территории Армении или Арцаха кто бы то ни было совершит попытку теракта, все террористы будут уничтожены.

А они на следующий день после этого моего заявления подняли вой, что я им угрожаю расправой, хотя я имел в виду не их, а любого, кто попробует терроризировать! Значит, у них были планы устроить теракты?

Все эти группы, включая террористические, управляются из США. Но я не говорю, что это делает Трамп или руководство США. Там много разных каналов, и там не только Сорос, конечно. И все они управляются из одного центра.

Вот, например, «план Болтона», который обсуждается. Наркотрафик. Заявления Никола Пашиняна. Закрытие Ларса.

Я же пока не буду раскрывать все скобки, так как я думаю о нашей государственности. Но когда надо будет, насколько буду информирован, я всё скажу.

А.Х.: «Новая Армения» Никола и грантоедов делают самое страшное — они пытаются уничтожить нашу идентичность. Мы не должны позволить, чтобы наши дети женились на гомосексуалистах.

В.Б.: Мы уже это позволили! Разве не перед зданием правительства в Ереване были кубинские трансгендеры? Для меня это то же самое, как если бы они стояли под окнами моего дома, дома моей семьи.

Нам всем не просто надо, а необходимо собраться и силой закона привлечь к уголовной ответственности премьер-министра, президента, который не вмешивается и занят очень опасными делами, и всех остальных, кто причастен к совершаемым преступлениям.

Парламент (силой закона, а не законом силы) должен быть распущен. И вообще: по закону сейчас легитимен прежний парламент, а не те, кто незаконно захватил власть.

Народ должен очнуться, и должны быть проведены новые выборы. Весь армянский народ должен встать на ноги.

А.Х.: А первым шагом к этому, мне кажется, было бы то, что Вы бы стали президентом Арцаха. Так будет легче.

Б.В.: При чем тут президент Арцаха? Некоторые меня спрашивают: «Если ты завтра станешь президентом Арцаха, то как будешь общаться с Николом Пашиняном?».

Как буду общаться? Очень просто: я буду делать всё, что обязано делать руководство Арцаха, а он будет делать то, что должно делать руководство Армении. Есть соответствующие законные нормативы, какая разница мне, кто там сидит?

Даже если Никол Пашинян будет в это время руководителем Армении. Но я уверен, что к этому времени (к маю) его уже не будет.

Читайте также: Баласанян: Пашинян ведет Армению к войне. Лучше бы он выращивал помидоры

В одно доброе утро этот человек придет в себя и скажет: «Народ, я пошел в тюрьму». Ну, или как-то иначе уйдет, если армянский народ поймет, что мы теряем государственность. А для этого надо народ информировать.

Мы находимся на очень опасном этапе. Решается вопрос существования армянского народа, мы можем потерять государственность.

Так что армяне должны понять, что немедленно надо избавиться от этого правительства, и Пашинян немедленно должен освободить всех, кого незаконно арестовал. Это очень опасно.

Если честно, я не собираюсь оставлять своих внуков в николовской Армении. Я не имею в виду, что они уедут отсюда. Нет, они будут жить в Арцахе, и я не допущу, чтобы «засеянные» в «новой» Армении семена проросли и здесь тоже.

Лично я, насколько мне хватит сил, буду делать всё — политически или как-то иначе — чтобы не допустить этого. Но я уверен, что сил мне хватит, что мы выберемся и победим.

Уверен, что за уголовно наказуемые действия все эти люди завтра окажутся там, где им предписывает закон, в этом я уверен на 100%, говорю абсолютно уверенно. Время работает против нас, и наша задача состоит в следующем: чем раньше все эти люди ответят перед законом, чем раньше мы от них избавимся, тем крепче будет наша государственность.

Вот мы говорим о линии: Иран, Арцах, Армения и Россия. Какая у нас внешняя политика? Ноль!

А теперь риторический вопрос к Азербайджану. Эти территории даже юридически никогда не входили в состав Азербайджана, уже не говоря об истории. Они всегда принадлежали Армении. То же самое — Нахиджеван (Нахичевань).

А вот территория современного Азербайджана юридически и исторически принадлежит Арцаху, Ирану и России. О чём вообще речь?

Какой-то человек, который якобы уже забрал Арцах, теперь говорит еще и о Ереване, Зангезуре, а мы тихо-мирно ему хлопаем. То есть хлопают те, кто думает, как Никол.

О какой территориальной целостности Азербайджана может идти речь? О каких уступках может идти речь, если мы уже и так пошли на многие уступки?

Для меня удивительно, что именно вообще имеется в виду. Например, президент Исламской Республики Иран с высокой трибуны объявил, что по итогам последних русско-персидских войн у Ирана есть спорные территории.

Это же не я говорю?! О чём вообще речь, о каких «уступках» идет речь? Мы не сгоняли, не вырезали мирное население, мы уничтожали огневые точки противника, которые преступное руководство Азербайджана устанавливало в населенных пунктах.

Пусть решится вопрос статуса Арцаха в тех границах, которые есть сегодня, пусть признают как республику со своей конституцией и остальными атрибутами государственности, тогда пожалуйста, — пусть приходят сюда жить русские, лезгины, уды — кто угодно.

Я не называю их беженцами: они — жертвы бездарной политики Азербайджана.

Пусть никому не кажется, что если Азербайджан тратит миллионы на вооружение, значит, у нас безвыходное положение. Кто сказал? Разве это решается количеством оружия, деньгами или агрессивной риторикой?

А у нас озвученная министром иностранных дел внешняя политика Никола, такая, что всё армянство в панике должно сказать: «Приходите, забирайте, только не убивайте нас!». То есть они создают такие настроения.

В 90-х семимиллионному Азербайджану, в разы превосходящему нас по количеству вооружения, ни разу не бывшему в блокаде (только с Украины в день по 10-15 рейсов прилетало в Баку, переправлялись танки и не знаю, что еще), противостоял наш маленький народ и из ничего одерживал победу за победой. Ну, пусть они превосходят нас в количестве в несколько раз, дальше что?

А что делают власти Армении? Они нагнетают панику. Мол, Алиев налево-направо разбрасывается воинственными заявлениями, Эрдоган сейчас зайдет из Нахиджевана и так далее.

Да, зайдет, если все эти «Сасна Црер», все эти грантоеды и какие-то ЛГБТ продолжат вопить: «Российская база, шагом марш отсюда!».

Наш народ это не допустит, всё это продлится очень и очень недолго. Но возникает вопрос: извлечем ли мы из всей этой истории уроки и сможем ли передать следующему поколению наказ: чтобы ни в коем случае в дальнейшем не допускать попыток осуществления таких антиармянских проектов ни в Армении, ни в Арцахе.

А.Х. А начать надо со всех этих грантоедов. В 90-х в Ленинакане сожгли некрофила, а сейчас весь этот регион под властью человека, который спит со своей невесткой, женой сына. То есть какие-то вещи уже стали привычными.

Каждый армянин должен знать: все эти иностранные гранты, особенно западные — это яд для уничтожения армянской идентичности. И то же относится к грузинской идентичности — посмотрите, что сделали из грузин.

Грузия потеряла часть территорий, посмотрите на Украину — у этой страны нет будущего. Для любого армянина слово «грантоед» должно стать самым оскорбительным.

В.Б.: Я уверен, что здравомыслящие, армяноцентричные люди создадут центр силы. Время уже прошло, и оно работает против нас.

Каждый человек должен сказать себе: «Если не я, то кто?». И немедленно надо провести под этим жирную черту.

И у меня такой вопрос. Почему у нас стали возможны «газетные войны»? Разве это наш почерк — воевать газетами?

Я вынужден раздавать интервью, нас тоже втянули в этот стиль борьбы. Видимо, возник вакуум, и чтобы заполнить его, мы вынуждены выступать.

А.Х.: СМИ сегодня — это мощное оружие. И мы должны информировать здравомыслящую, но пока пассивную часть общества.

Уже пора делать какие-то реальные шаги. Мы не выдержим соросовскую власть еще и в Арцахе.

Первым же своим приказом на новом посту Пашинян лишил полицейской охраны Католикоса. 70 лет коммунисты в атеистическом государстве предоставляли милицейское сопровождение Католикосу всех армян, а премьер «новой» Армении это прекратил первым же своим указом.

А на следующий день банды его сопляков оккупировали канцелярию Первопрестольного Святого Эчмиадзина, где расположена резиденция Католикоса.

В.Б.: Я же говорю — это антиармянский проект, и он осуществляется по всем направлениям. Они уничтожают страну. И я хочу задать армянскому народу только один вопрос: что еще должен сделать Никол, чтобы мы поняли, куда мы катимся?

В конце хочу озвучить две мысли.

Во-первых, встряхнитесь, время пробуждения давно наступило, и необходимо реально срочно сорганизоваться, а не повторять в СМИ призыв: «Надо-надо-надо-надо». Если бы я был зарегистрирован на территории Армении, я бы воспользовался своим конституционным правом, и какие бы меры против меня ни были приняты, я бы первым оказался на площади Республики и призвал бы отправить всю эту власть в тюрьму.

А.Х.: А альтернативы нет?

В.Б.: Я не вижу альтернативы. Единственный выход: срочно должен появиться лидер. Народ постоянно ошибается, принятые им решения часто бывают ошибочны, но правильное решение он принимает внезапно и рождает того человека, которому он доверяет и которого выводит вперед.

Теперь срочно нужно «родить» такого человека, привести его на площадь, чтобы он взял ситуацию в свои руки.

Этих людей (Пашиняна и его приближнных — прим. ИА Красная Весна) незамедлительно нужно отправить в места заключения.

Наверняка сейчас в фейсбуках несколько дней будут кидаться на меня, говорить, что я сам назначаю себя судьей и палачом, сам выношу решения и сам привожу их в исполнение и так далее.

Но я высказываю свое мнение. И это не мнение, а призыв, предложение, наконец, приказ: как гражданин я имею право приказывать — я это заслужил.

Нужно, чтобы немедленно появился человек, который выйдет на площадь и скажет: «Никол, мальчик, отправляйся туда, где тебе следует находиться по закону».

В.Б. Я всегда готов. Если завтра же народ республики Армения решит, что во мне нуждается и потребует, то я окажусь в том месте, где могу принести пользу Республике Армения. Я окажусь там немедленно.

Еще раз призываю: должны собраться все здравомыслящие силы с государственным мышлением. Те, которые придают значение нашим ценностям, нашим победам.

Это мой призыв, это моя просьба, это мой приказ. Почему говорю «мой приказ»: потому что на территории Армении есть тысячи сынов Армении, которые служили под моим командованием, и я уверен, что они услышат, уважат мой приказ и немедленно его выполнят.