31
дек
2020
  1. Мироустроительная война
Ольга Юшина / Газета «Суть времени» /
Интервью с заведующей мемориальным кабинетом Левона Мкртчяна в Российско-Армянском университете в Ереване филологом Каринэ Саакянц

Русский язык и Большая игра

У строящейся школы Юного техника в Конде. Ереван. 1939 г.
1939 г.Ереван.Конде.втехникаЮногошколыстроящейсяУ
У строящейся школы Юного техника в Конде. Ереван. 1939 г.
Изображение: С. О. Фридлянд

Корр.: Каринэ, два с половиной года назад к власти в Армении пришли откровенно русофобские силы. Позже они, конечно, сменили риторику, а сейчас и вовсе клянутся в вечной дружбе, но их прежние высказывания и дела всем известны. В то же время, судя по результатам опросов и по общему впечатлению, тех, кто относится к России хорошо, всё же больше. Как в таком случае вышло, что русофобы управляют страной?

Каринэ Саакянц: В Армении в 1991 году, как и повсюду в Советском Союзе, новые силы пришли к власти на национальной идее. А национальной идеей армян был Карабах.

И эта идея возникла не случайно и не в конце существования Советского Союза — она была всегда, просто ее как-то заглушали. Этот конфликт тлел. И когда началась перестройка, армяне решили, что наступил удобный момент поднять этот вопрос и на законных основаниях, основываясь на Конституции СССР, выйти из состава Азербайджана. Поскольку, как показала практика, продолжать быть в составе Азербайджана означало быть обреченными на постепенную азербайджанизацию.

Как, например, это произошло с Нахичеванью, в которой вообще не осталось армян. Тогда как это была армянская автономная республика в составе Азербайджана. И то же самое угрожало Карабаху. Поэтому, в общем-то, и обострился этот вопрос. Он всегда был. Просто в период советской власти он как-то так заглушался, но продолжал тлеть.

И на национальной идее в Армении пришли к власти силы, которые, заполучив эту власть (народ их выбрал, точно так же, как 2018 г. он выбрал сегодняшних политических оборванцев), объявили национальную идею ложной категорией. У них появились другие идеи. Теперь благополучие Армении они видели в ее независимости. Но какая могла быть независимость, если у Армении с ее географическим положением (два соседних государства из четырех — откровенные враги) нет ни достаточных полезных ископаемых, ни других ресурсов?

Выйдя в девяносто первом году из состава СССР, объявив о своем суверенитете и провозгласив День независимости, пришедшие к власти силы во главе с Левоном Тер-Петросяном взяли курс на Запад.

Была объявлена война русскому языку. Но в чем специфика армянской «русофобии»: Армения — моноэтническая республика, и русскоязычной, точнее, двуязычной здесь является интеллигенция. Поэтому война была объявлена, по сути, той части армянской интеллигенции, для которой русский язык был вторым родным. То есть это была классовая борьба. Если в других республиках русофобия носила действительно националистический характер и представители титульных наций предъявляли свои претензии к русским, то в Армении русских было всего 60 тысяч и армянским языком они владели лучше, чем многие армяне. И пользы от них было намного больше, чем от некоторых армян. Русские абсолютно были вписаны в армянскую действительность. Русскоязычной, вернее, двуязычной, повторяю, была армянская интеллигенция. И ее надо было отодвинуть, потому что она мешала прозападной ориентации новых властей.

Закрыли русские школы, приняли закон о языке, в соответствии с которым всю документацию стали вести на армянском. Было запрещено использование русского языка при составлении любых документов. Отказ от единственного языка-посредника в маленькой моноэтнической стране не мог не отразиться на общем уровне образования, и Армения встала на путь провинциализации. Сегодня можно констатировать, что Армения таки стала глухой провинцией.

Корр.: То есть отказ от русского языка лишил общество Армении возможности активно взаимодействовать за пределами страны. Был ли еще какой-то вред от этого?

Каринэ Саакянц: Сейчас в связи с армяно-азербайджанским конфликтом очень много говорят об азербайджанских беженцах. И никто не говорит о том, что беженцами стали и полмиллиона армян из Азербайджана. Причем, в отличие от азербайджанских беженцев, которые были сельскими жителями, колхозниками, крестьянами, армянские беженцы из Азербайджана были жителями городов. Это были инженеры, врачи, учителя. То есть люди с образованием. И они Армении принесли бы очень много пользы.

Но они были русскоязычные. И в связи с тем, что был принят закон о языке и были закрыты русские школы, эти беженцы были вынуждены отсюда выезжать. Они не могли в одночасье измениться, сесть и выучить язык так, чтобы работать, составлять какие-то документы или пользоваться ими.

Корр.: Кто-то бил тревогу по этому поводу?

Каринэ Саакянц: В авангарде борьбы с этим мракобесием были некоторые русскоязычные газеты и в первую очередь газета «Голос Армении» (она всегда отличалась твердой гражданской позицией, настоящим патриотизмом и профессионализмом, это старейшая русскоязычная газета Армении, которая и до сих пор защищает национальные ценности, национальные интересы). Самое активное участие в этой борьбе принимал ученый-литературовед, академик Левон Мкртчян, впоследствии основатель и первый ректор Российско-Армянского университета. На эту тему он написал целую книгу «Не хочу быть иностранцем в России». В нее вошли статьи о русском языке, одна из статей так и называется «О русском языке и многом другом». В статье же «Билингвизм — веление времени» он говорил о том, что малочисленному народу отказываться от языка-посредника по крайней мере неразумно.

Но власти не хотели слушать здравомыслящих людей и под трескотню о переходе на английский язык отказались от русского. Примечательно, что отказ от русского языка они мотивировали необходимостью совершенствования преподавания в школах армянского языка. Мол, русский язык мешает нашим детям чище и грамотнее говорить на родном языке. Но что произошло на самом деле? В результате так называемых реформ в системе образования дети не только потеряли возможность нормально владеть русским языком, но и стали куда менее грамотно изъясняться и писать на родном языке, потому что снизился общий уровень преподавания в школах (это касается всех предметов). А английский язык как был иностранным, так он им и остался.

Левон Мкртчян тогда писал, что, отказываясь от русского языка, мы рискуем получить плохо образованных специалистов самых разных профилей — врачей, инженеров, учителей. Потому что вся литература высшей школы, все вузовские учебники были на русском языке. В одночасье отказавшись от русского языка, мы получили ситуацию, когда студенты не могли пользоваться учебниками.

Я много ссылаюсь на Левона Мкртчяна, потому что в его статьях есть ответы на продолжающие оставаться актуальными вопросы. Красноречивы даже названия его статей: «Нельзя делать языковую политику с лопатой в руках». А именно так, даже не с лопатой, а с топором проводили эту самую языковую политику. Тогда было решено разрешить детям, обучавшимся в старших классах русских школ, окончить эти школы. А вот учеников младших классов, а также пятиклассников и шестиклассников перебросили в армянскую школу. Естественно, они уже успели освоить азы всех предметов на русском языке, и в армянской школе, для того чтобы продолжать обучение, им приходилось заново осваивать всю терминологию по математике, химии, физике, географии…

Чтобы преподавать на армянском языке, учителя русских школ сдавали экзамен. Оказалось, что процентов 80 не могли преподавать на армянском языке. Значит, они оказались не востребованы. Масса высокопрофессиональных учителей либо уходили из профессии, либо попросту уезжали. И это в условиях, когда в школах возник дефицит учителей из-за того, что были объединены русские школы с армянскими, и в классах детей было больше, чем раньше, а делить классы было невозможно из-за недостатка учителей. В дефиците оказались не только учебники, но и учителя.

В 1993 году у нас электричество подавали на 2 часа в сутки. И вдруг по телевидению показывают репортаж из типографии. Это было 17 июля (я запомнила дату, потому что сразу просчитала, что до нового учебного года остается месяц и 13 дней).

Спрашивают у рабочего, какую продукцию выпускает типография. На что он отвечает: «Мы сейчас в авральном режиме выпускаем учебники. До 1 сентября должны успеть выпустить 38 названий, а электричество нам подают в сутки часа на три-четыре».

На вопрос корреспондента, сколько же наименований учебников уже выпущено, рабочий ответил: «Шесть». То есть за полтора месяца при электричестве, подаваемом по 3-4 часа в сутки, типографии надо было подготовить и издать еще тридцать два наименования учебников. И что было в результате? В классе учебники были у трех-четырех человек, они их раздавали, делали ксерокопии…

О каком качестве образования могла идти речь в таких условиях? Учтем еще и то, что из-за энергетического кризиса школы работали всего несколько месяцев в году и с наступлением холодов закрывались до весны. Вот и выросло поколение полуобразованных «романтиков», которые по одному щелчку могут выйти на улицы и первому попавшемся бомжу доверить государство. Что и произошло. Переворот 2018 года оказался возможным благодаря многотысячной массовке, укомплектованной из невежественного поколения «независимости».

С приходом к власти Роберта Кочаряна начался поворот в сторону России. Стали открываться русские классы в отдельных школах, русские школы, где обучались русские и представители других национальностей. Кроме того, при Кочаряне был открыт Российско-Армянский университет. Армения стала снова входить в свое естественное русло. Всё тот же Левон Мкртчян писал: «Антирусская политика на самом деле носит антиармянский характер».

Те, кто пришли к власти в результате переворота 2018 года, были русофобами. Сейчас они много чего могут говорить, но они взращены западными неправительственными организациями и по природе своей они русофобы. Это они устраивали акции перед российским посольством, жгли флаги, кидали тухлые яйца, помидоры…

Половина населения Армении живет за счет своих родственников, работающих в России. Как они могут отказаться от России, от русского языка? Попытка отодрать Армению от России настолько противоестественна, что ничем хорошим она не могла бы закончиться.

Корр.: Сейчас учебники печатаются, электричество есть. Лучше с образованием стало?

Каринэ Саакянц: Нет. Как может быть лучше? Всю систему образования власти Армении разгромили еще на заре независимости. За последние два с половиной года свою лепту в этот процесс внесла пашиняновская власть, которая, выполняя заказы своих хозяев, решила «европеизировать» консервативных армян. В соответствии с требованиями глобалистов она отказывается от всего национального. Теперь предмета «Армянская литература» в школе вообще нет, он изъят. Вместо этого, поскольку, мол, армянская литература является частью мировой литературы, есть единый предмет «Литература». И в учебнике по этому предмету армянские авторы представлены в ряду других писателей. Причем нет ни хронологии, ни какой-то системы. И самое пикантное в том, что в этом учебнике по мировой литературе нет ни одного произведения ни одного русского писателя. То есть русской литературы как бы вообще не существует. Кроме того, там нет ни одного произведения западноармянской литературы. Ведь западноармянские авторы — это или жертвы, или свидетели геноцида. А поскольку новые власти взяли курс на сближение с турками, такую литературу тоже в программу не включили.

О каком образовании может идти речь, если они два с половиной года насаждают сексуальное воспитание в начальных классах?

Два с половиной года назад буквально считанные люди выступали против пашиняновской клики, они предупреждали, что эта публика несет гибель Армении, но их никто не хотел слушать. Это было какое-то тотальное ослепление. Меня больше всего удивляло и возмущало, что и интеллигенция поверила в то, что этот невежественный популист и демагог может привести Армению к счастливой и безмятежной жизни.

Корр.: Некоторые сейчас одумались.

Каринэ Саакянц: А что толку? Сейчас они, видите ли, прозревают. А какое они имели право так «заблуждаться»? Какое право имели преподаватели вузов участвовать в этих митингах, отправлять туда своих студентов? Какое право имели не проводить ассоциаций с другими цветными революциями, в конце концов, какой стране такая революция принесла счастье?

Я уж не говорю об этом «вожде». Это же раёшный Петрушка!

Как можно, выбирая между Робертом Кочаряном и прохвостом Пашиняном, отдавать предпочтение второму? Как можно было забыть, что вождь «бархатной» катастрофы — ученик и соратник Тер-Петросяна, изгнанного из власти за предательство. Как можно, выбирая между ничтожеством и национальным героем, отдавать предпочтение ничтожеству?

Корр.: Да, всё время слышно: «Бывшие, бывшие…»

Каринэ Саакянц: Да, это постоянно говорят. А эти «нынешние» в подметки не годятся тем, «бывшим». Во-первых, покажите мне страну, где нет коррупции. В-вторых, «нынешние»-то чем заняты? Они за два с половиной года и особняки себе понастроили, и дорогущие машины приобрели, и ежемесячные премии себе раздают в размере годовой зарплаты. Эти чем лучше? Притом что вообще ничего не делают. Да еще и Карабах предали и продали. А сейчас и Армению по кускам распродают.

У тех хоть какие-то программы были, что-то делали. В конце концов, создали государство, сильную армию, победившую в первой карабахской и в четырехдневной апрельской войне 2016 года. Да, у них были недостатки, которые можно было изживать, если бы каждый на своем месте добросовестно выполнял свои обязанности. Но эти «бывшие» обеспечивали физическую безопасность своих граждан. Во всяком случае, Армения не была в таком катастрофическом положении, буквально на грани исчезновения.

Сейчас мало того, что столько людей погибло в войне, развязанной Азербайджаном из-за предательской, подлейшей политики Пашиняна, еще ведь огромное количество техники уничтожено. Это же какие деньги нужны, чтобы восстановить вооружение!

Алиев о Пашиняна ноги вытирает, просто измывается. Мог бы он так с Кочаряном разговаривать? Или с Сержем Саргсяном? Турки купили этого прохвоста, кинули ему, как собаке, кость, и он пошел на всё.

Корр.: Пашинян сейчас говорит, что, наоборот, во всем виноваты «бывшие». Он говорит: «Мы хотели оружие закупить, что-то закупили, но бывшие всё так плохо делали, они не покупали, и поэтому…»

Каринэ Саакянц: Ну, во-первых, это наглая ложь, абсолютно в его духе. Лжет он с первых секунд появления на политической арене. Его даже через пару месяцев после узурпации власти назвали «сут Никол» («врун Никол»). А что касается Карабаха, то он не поставлял туда оружие. Он самым подлым образом продал Карабах. И сделал это потому, что, выполняя заказ своих покровителей из американского посольства и посольства Великобритании, решил наладить дружественные отношения с Турцией и Азербайджаном. А для этого надо, чтобы народ заболел амнезией и забыл о геноциде 1915–1923 гг. и обо всем, что с ним связано. Вот и стараются «борцы с коррупцией» отшибить историческую память. Они взяли курс на сближение с Турцией. Это теория прозападного Левона Тер-Петросяна, взрастившего новоявленного «мессию»: нет вечных друзей, нет вечных врагов, есть интересы государства. Только в чем же интересы Армении, если турки не скрывают своей цели создать Великий Туран, а азербайджанцы прямо говорят, что армяне живут на их, азербайджанцев, «исторической родине»?

Корр.: А в чем реальный интерес Армении?

Каринэ Саакянц: У нас есть такой политолог, Менуа Арутюнян. Он всё время призывал не поддаваться на провокации, не идти на поводу западников и не портить отношения с Россией. Говорил, что против России могут выступать только враги армянского народа, целенаправленно ведущие Армению к гибели, прекрасно понимающие, что единственным сдерживающим турок фактором является присутствие российской военной базы и развевающийся на границе флаг России. Арутюнян предупреждал: «Если турки почувствуют, что вы испортили свои отношения с Россией, знайте, что на следующий день они войдут. Как они вошли, не спросив у так называемого международного сообщества, на Кипр, в Сирию, Ливию…» Так и случилось.

Об этом же говорили и классики армянской литературы. Аветик Исаакян писал: «Штык одного русского солдата на границе Армении с Турцией перевешивает всю Лигу Наций». Хачатур Абовян говорил: «Да будет благословен тот час, когда нога русского солдата вступила на нашу многострадальную землю». А вот слова поэта всех армян Ованеса Туманяна: «…в России мы находимся среди одного из лучших народов мира и под влиянием одной из лучших литератур. Безусловно, найдутся люди, которые возразят нам, доказывая, что Россия действовала и будет действовать только во имя своих интересов. На это я отвечу: Тем лучше, если интересы могучей России совпадают с интересами армянского народа. Это и есть причина русской помощи армянскому народу, причина ее последовательности. Вот почему и вот каким образом мои надежды и симпатии связываются с Россией».

Однако в силу своего невежества, своей темноты те, кто сейчас выступает против России, даже не знают, что писали классики их родной литературы. Вообще ничего не знают. Они не представляют себе ни масштабов бедствия, ни перспективы.

Ладно еще молодежь — она невежественная, фактически мы пожинаем плоды разгромленной системы образования. Но у этой молодежи есть родители, дедушки-бабушки, как они могли позволить совершиться этому безумию?

Есть одно лекарство для исцеления, но от него отмахиваются, как от чумы: придать русскому языку статус официального, открыть русские школы, чтобы наши соотечественники могли возвращаться и вносить вклад в возрождение Армении, восстановление ее экономики, науки. А как могут сейчас сюда приехать армяне из России, если их дети уже пошли там в школу? Пусть бы ужесточили требования к преподаванию армянского языка, чтобы ученики русских школ владели русским языком не в ущерб родному. Или в армянских школах ужесточили требования к преподаванию русского языка, увеличили бы часы. В советское время в Ереване было несколько армянских школ с интенсивным преподаванием русского языка. Выпускники этих школ так владели русским языком, что никто бы не догадался, что они заканчивали армянскую школу. И это, естественно, на фоне блестящего владения родным языком. Они могли читать и читали всю армянскую и мировую классику. Я и сейчас знаю таких людей, которые легко, не напрягаясь, могут процитировать Булгакова, прочитанного ими в оригинале, или гениального армянского поэта Амо Сагияна.

Сегодняшним выпускникам школ это не по плечу.

Сейчас не приходится рассчитывать на то, что руководители Армении прибегнут к такой терапии, поскольку власть сегодня в руках прилежных учеников «реформаторов» начала 90-х годов, о которых Левон Мкртчян писал: «Люди недалекие, случайные, в начале 90-х годов решили, что надо употребить власть и попридержать в Армении изучение русского языка. <…> Им невдомек, что изучение русского языка, как и других языков, следует всячески поощрять, всячески приветствовать. Армянские школы и вузы должны обеспечивать добротное двуязычие учащихся. Билингвизм — веление времени. А наши умники завалили в армянских школах изучение не только русского, но и армянского. А ведь клялись, что всё делается во имя материнского армянского языка.

Армяне со времен средневековья хорошо владели иностранными языками — греческим, сирийским, латинским, арабским… А с благословенного 1828 года (год вхождения Армении в состав Российской империи. — К.С.) армяне широко пользуются русским языком, всем его художественным и научным богатством. <…> Функция русского языка в Армении всегда сводилась и сводится к поддержке и пропаганде армянской национальной культуры, армянской науки, а следовательно, и армянского языка. <…>

Трудно сказать, была ли когда-либо Россия страной демократической, но со времен Пушкина, Достоевского и Толстого по демократизму, по высокой совестливости ее литературы она была и остается первой в мире. Русская литература, русский язык — страна величайшей демократии. Нет в мире другой такой страны. И о правах человека заявлено здесь громко, как нигде в мире. И с величайшим состраданием к человеку.

Русский язык помогает многим армянам, армянской интеллигенции. Изучение русского языка для нас, армян, — национальная необходимость».

Увы, если бы марионеточные власти сегодняшней Армении были в состоянии понимать, что является национальной небходимостью для армян, катастрофы, сравнимой с трагедией столетней давности, не произошло бы. Хотя, скорее всего, их «цивилизованные» западные покровители, разрабатывая свой дьявольский сценарий, руководствовались именно тем, чтобы в нем как можно меньше учитывались национальные интересы Армении и армян. И подобрали для его реализации подходящих исполнителей…

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER