Выйти откуда-то не так трудно. Гораздо труднее понять, куда после этого нужно войти, и еще труднее сделать это

Россия снова заявила о выходе из проекта МКС. Из МКС уходим, куда войдем?

Виктор Васнецов. Витязь на распутье. 1882
Виктор Васнецов. Витязь на распутье. 1882
Виктор Васнецов. Витязь на распутье. 1882

Эпоха закончилась. Но символы этой эпохи не только торчат там и тут по российским городам и весям облезающими вывесками макдональдсов, икей и прочих. Самый высокотехнологичный и дорогой символ эпохи попытки примирения Запада и России вращается вокруг планеты на высоте 418 километров и это — Международная космическая станция (МКС).

Россия покинет проект МКС после 2024 года. Об этом 26 июля заявил новый глава Роскосмоса Юрий Борисов. Впервые о том же самом Юрий Борисов заявил 18 апреля 2021 года: необходимо «честно их (партнеров — прим. ИА Красная Весна) предупредить о выходе из МКС с 2025 года».

Смысл такого решения обсуждался тогда же год назад, и он главным образом в том, что расходы на поддержание МКС российской стороной становятся сопоставимы с расходами на создание новой собственной орбитальной станции.

Тогда же общественности была представлена концепция новой отечественной посещаемой орбитальной станции РОСС, которая будет летать по полярной орбите, что более выгодно с точки зрения использования имеющихся российских космодромов и дает возможность вести почти постоянное наблюдение за Арктикой.

Однако так или иначе изначальный посыл на срочное сворачивание сотрудничества по МКС тогда не был принят как руководство к действию. Мытьем и катаньем в конечном итоге все свелось к тому, что пока мы все же сотрудничаем с США. Может быть, будем сотрудничать и дальше. Надо сказать, в НАСА твердо намерены эксплуатировать станцию как минимум до 2030 года.

Прошедший с первого заявления Юрия Борисова о намерении России покинуть проект МКС год для станции был отнюдь не скучным. Достаточно сказать, что именно в это время станция впервые с 2010 года получила новый модуль — Многофункциональный лабораторный модуль «Наука», в составе которого прибыл на МКС европейский манипулятор ERA, который совсем недавно во время очередного выхода в открытый космос налаживали российский и европейский космонавты.

Причем МЛМ «Наука», строившийся более 20 лет и преодолевший на Земле на пути к космосу гигантское количество препятствий, буквально чудом достиг шлюзовой камеры МКС. Сразу после вывода на орбиту модуль начали преследовать нештатные ситуации, апофеозом которых стало нештатное включение двигателей модуля уже после причаливания к МКС, что придало станции опасный крутящий импульс.

В это же время на МКС российским киноэкипажем был впервые в истории кино отснят игровой фильм «Вызов». Ну и, конечно, все это время шла обычная, то есть необычайно напряженная работа российского и международного экипажа на станции, которая включает в себя выходы в открытый космос, проведение научных экспериментов, работу по обслуживанию станции.

В общем, при обоюдном желании партнеров, главным образом России и США, работать на МКС было бы можно и дальше и, наверное, вплоть до 2030 года, тем более что ресурс нового модуля МЛМ «Наука» как раз находится в этих пределах. Очевидно, что исчезло окончательно это главное, без чего все остальные предпосылки совместной работы не играют никакой роли — исчезло желание.

Огонь и ярость специальной операции, денацифицирующие Украину, достигают постепенно всех уголков живой жизни. И вдруг в какой-то момент появляется ощущение, что так, как прежде, жить уже нельзя, даже если здесь и сейчас ничего особенного не происходит.

Ну вот нельзя больше дружески встречаться с американскими коллегами по МКС, когда американский M142 HIMARS сжигает заживо русских ребят в Донбассе, нельзя улыбаться американским коллегам, скрывая за этой улыбкой понимание того, что лучший русский для них — это мертвый русский. Нельзя оказывать неизбежные в такой плотной среде дружеские услуги американским коллегам, зная, какой процент научных исследований на МКС оплачивается Пентагоном. Ну вот что поделаешь, нельзя и все.

Надо сказать, что нельзя и просто закрыть на ключ российский сегмент станции, сесть в «Союз», помахать со словами Bon voyage коллегам рукой и забыть о существовании МКС. То есть можно, но тогда она очень быстро упадет. Все сегменты станции неразрывно связаны между собой. И чтобы станция продолжила существование, чего, очевидно, желают американцы, российский сегмент должен быть им передан с возможностью дальнейшей эксплуатации.

На каких условиях — это необходимо обсуждать. И чем быстрее это будет сделано, тем лучше, потому что чем дальше, тем больше вариант «Bon voyage» будет становиться безальтернативным. А это чудо человеческой мысли не хотелось бы просто уронить на Землю.

Итак, Россия покидает МКС. Это, судя по всему, теперь окончательное решение. Но самое интересное начнется после этого. Что дальше, из проекта МКС мы выходим, а куда собираемся войти? На первый взгляд, все очевидно: покидаем МКС — строим свою орбитальную станцию. Но так ли все очевидно на самом деле?

СССР, а затем и Россия занимается строительством и исследованиями на околоземных орбитальных станциях довольно давно и имеет в этом огромный опыт. Он-то, кстати, и стал реальной причиной интереса США к совместному с постсоветской Россией космическому проекту. Какие принципиально новые прорывные открытия позволит совершить постройка новой орбитальной станции РОСС? При том, что средств это потребует немало. Если точнее — всех свободных средств это потребует.

В обосновании необходимости станции говорится лишь о наблюдении за Севморпутем и о сохранении компетенций по осуществлению пилотируемых полетов. Но, может быть, стоит именно сейчас посмотреть в сторону, которая действительно сулит настоящую новизну и новые фантастические возможности, в том числе и для повышения обороноспособности государства?

Я имею в виду российскую лунную программу. Кроме всего прочего, она могла бы стать в какой-то степени чем-то вроде национальной идеи, которая могла бы объединить очень и очень многих. Стать, может быть, первыми на Луне (а кто дал бы на отсечение свою руку за то, что американцы там действительно были?) — это сильная идея.

Сегодня в России близок к запуску аппарат «Луна-25», предназначенный для изучения лунного грунта. Но, вообще говоря, существует и российская лунная программа с высадкой космонавтов на поверхность спутника Земли в 2030 году. А такая программа открывает для России гораздо более заманчивые перспективы, нежели создание очередной орбитальной станции.

Резюмируя, можно сказать, что с выходом из проекта МКС у российской космической отрасли совсем на короткий срок открывается окно новых возможностей, и эти возможности не стоит упускать.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER


Другие статьи из сборника «Украинство»