Выступление Максима Жиленкова

«Достижения» ювенальной юстиции в Германии

Мария Мамиконян: Следующие два доклада — это доклады наших товарищей, живущих за рубежом: в Германии и в Испании. Поскольку мы перенимаем западный опыт, то как именно уже в зрелом виде существует ювенальная юстиция в Германии — для нас прекрасный ориентир на будущее. Максим Жиленков — прошу Вас сюда.

Уважаемые участники съезда, я хотел бы в своем докладе рассказать о том, как семейная политика, основанная на ювенальных технологиях, работает в Германии. И по возможности я буду иллюстрировать факты, статистику своим личным опытом. Так, в частности, мы вместе с товарищами вернули в общей сложности четверых детей в две русскоязычные семьи в Германии.

Да, нам говорили немцы, что детей не увидите вы никогда. Русским не нужно такое говорить, нас это только еще больше заводит.

Начать я хотел бы с основ работы ювенальной юстиции, то, что я считаю наиболее важным. Покажите слайд, пожалуйста.

Слайд: «Основа для работы ювенальной юстиции в Германии»:

В частности, речь идет о двух фактах. Первое: на следующем слайде подробно расписано, как принимаются ювенальные нормы в Германии. Так, в 90-м году Германия подписывает Конвенцию о правах ребенка, а в 92-м году ее ратифицирует. И в итоге, в последующие годы в законах появляются формулировки, запрещающие физические, душевные и психические травмы в ходе воспитания ребенка.

Таким образом, создается прецедент, когда воспитательные права родителей ставятся ниже прав ребенка. И вот здесь интересно, что многие немецкие же эксперты выступают против этого. В частности, немецкий профессор, доктор Уве Иопт из университета Билефельда говорит, что зачастую органы соцопеки выступают за лишение кровных родителей родительских прав, потому что рассматривают их скорее как угрозу в процессе воспитания ребенка и стараются как можно скорее найти ребенку приемных родителей.

Слайд: «Основа — запрет любого насилия в воспитании детей»

1946 — Генассамблея ООН создала ЮНИСЕФ

1948 — Генассамблея приняла «Декларацию по правам человека»

1959 — Генассамблея приняла «Декларацию прав ребенка» (десять принципов)

1989 — Генассамблея приняла «Конвенцию о правах ребёнка»

1990 — Конвенция подписана Германией

1992 — Конвенция ратифицирована Германия и вступила в силу

1997 — Реформа закона о детстве. Любое насилие в воспитании ставится вне закона: «Унижающие воспитательные меры, в частности, физическое и эмоциональное насилие, являются неприемлемыми»

2000 — закон о запрете любого насилия в воспитании детей (§1631 гражданского кодекса ФРГ ): «Дети имеют право на воспитание без насилия. Физические наказания, душевное (психические) травмы и другие унизительные меры запрещены»

На следующем слайде разобран второй важный фактор, а именно то, что у социальных работников появляется право субъективно интерпретировать законодательные нормы, вмешиваться в семью, в том числе без решения суда, оперируя такими размытыми понятиями, как благополучие ребенка, а именно: физическое, психическое и умственное.

К тому же, по существу, органы опеки никем, кроме собственного начальства, не контролируются.

Сейчас я хотел бы предоставить вам статистику о работе ювенальной юстиции в Германии за последние двадцать лет. Она открыта, предоставлена Федеральным Статистическим Управлением Германии, в частности, мы разобрали ее с 1995-го по 2015-й год, то есть за 21 год.

На первом слайде виден график — количество изъятий.

[слайд: «Количество случаев изъятия детей в год, Германия, 1995–2015».]

Как вы видите, за двадцать лет произошло почти двукратное увеличение: с 23 тыс. до 42 тыс. изъятий в год. При этом отдельно оговорюсь, что вот мы не рассматриваем сейчас статистику 14 — 15-го года, потому что там большое количество изъятий детей беженцев: в 15-м году — примерно 42 тысячи. Тем не менее, если вычесть общее количество изъятий детей беженцев, въехавших в страну без сопровождения родителей, получается страшная картина, что за 21 год в Германии изъято 628 тыс. детей при уровне рождаемости в 682 тыс. в 2013-м году. То есть получается, что целое поколение прогоняется через жернова ювенальной юстиции. На самом деле эти цифры нужно увеличить в несколько раз, потому что это касается, помимо детей, родителей, родственников, знакомых, друзей. То есть де-факто за двадцать лет несколько миллионов немцев познакомились с ювенальной юстицией.

На следующем слайде видно возрастное распределение изъятых детей. Так, в частности, наибольшее количество, а именно 60 % изъятий, приходится на подростковый возраст 14–18 лет. Половое распределение примерно равное, а распределение по гражданству следующее: две трети случаев — это дети-граждане Германии, а одна треть — это приезжие, то есть проблема касается в первую очередь самих немцев.

На следующем слайде мы видим интересную статистику по поводу того, что послужило поводом для изъятия ребенка. Как вы видите, в подростковом возрасте большинство изъятий происходит по собственному желанию ребенка (хотя, подростка скорее), особенно в возрасте 14–18 лет. А до 12-ти лет количество изъятий по собственному желанию практически нулевое. Общая картина: получаем 24 % изъятий по собственному желанию и 76 % изъятий по мнению социальных органов. Это вот интересно разоблачает тот миф, что ювенальные технологии на самом деле помогают ребенку в ситуации, когда ему не к кому обратиться и убежать из семьи.

[слайд: «Причины изъятия ребенка (2013)*».]

На следующем слайде видны причины изъятия ребенка из семьи. Здесь отмечу только то, что мне кажется наиболее важным, в частности, первая и самая распространенная причина — это переутомление и перенапряжение, психологическое перенапряжение родителей. Она — ситуация следующего рода, которая трактуется в немецкой психологии следующими симптомами, я их перечислю: разнообразные формы индивидуального и социального неблагополучия, далее, неуверенность или неспособность родителей в воспитании детей, особенно в проблемных фазах жизни ребенка, психические расстройства, болезни родителей или ребенка, и последнее — ситуации, связанные с возможностью применения насилия по отношению к детям. Хотя про насилие скажу её чуть подробней.

Мы считаем, что вот именно эта категория является, так сказать, основной сутью проблемы и позволяет наиболее субъективно трактовать причины изъятия. Вот у нас в одном из случаев были, помимо прочего, такие формулировки: родители не могут воспитывать детей, потому что не могут ставить им барьеры, в частности, потому что дети едят много сладкого. Хотя никаких проблем с питанием в данной семье не было. Или, например, что мама слишком много убирается по дому и вообще помешана на чистоте.

Среди других причин хотел бы отметить жестокое обращение с детьми — это всего 9 % случаев, и сексуальное домогательство родителей по отношению к детям — это всего 1,5 %. Хотя вот эти причины, как мы помним, наиболее растиражированы средствами массовой информации как в России, так и в Европе.

На следующем слайде интересно посмотреть, чем закончилось изъятие. А именно, 39 % детей возвращаются в семьи — либо в кровные, либо в приемные, откуда их изъяли. А 61 % — не возвращается. И вот эти цифры (39 %) — примерно стабильны на протяжении всех двадцати лет. То есть получается, что органы опеки изымают детей, в принципе, не из семей людоедов, да? А из семей, из которых, я считаю, их можно было не изымать, можно было оказывать помощь семье, оставляя детей там. Ведь необходимо помнить, что изъятие ребенка — это огромная психологическая травма, в первую очередь для самого ребенка, о чем говорят психологи и в России, и за рубежом. И оно должно быть применено только в том случае, если нахождение ребенка в семье принесет ему еще большую травму, чем изъятие.

Интересно, кстати, подумать, а кем вырастет этот ребенок с подобной травмой, какую семью он создаст и как он будет воспитывать своих детей.

На следующем слайде приведены краткие выводы о ювенальной юстиции в Германии, я не буду останавливаться на том, что уже сказал, отмечу только, что на практике получается ситуация презумпции виновности родителей, а социальные органы могут по субъективным причинам вторгаться в семью, и таким образом де-факто семья в Германии лишается особого статуса защиты, которая записана в Конституции Германии. И самое плохое, что при этом органы ювенальной юстиции не несут ответственности за свою деятельность, неподконтрольны обществу. И вот тоже, в нашем случае, я помню, как нам говорили, что после того, как изъяли детей, наилучшим будущим для них (мальчика и девочки, которые жили в фостерной семье вместе) будет разделение, и чтобы они жили отдельно, так как вместе они только вредят друг другу. Я помню вот эту вот наглую холодную усмешку, холодный взгляд немецких ювеналов, и вот почему-то я вспомнил, что, подумал, что, наверное, вот примерно так же восемьдесят лет назад с подобным же взглядом людей отправляли в концлагерь.

Но, собственно, подобным пакостям тоже есть конец, и вот хотел бы сказать, что даже какими-то своими силами можно с таким бороться и людям помогать.

Я хотел бы еще совсем коротко рассказать про другую технологию ювенальной юстиции — «беби-боксы». Перейду сразу к выводам. Немецкое правительство заказало ведущему социологическому институту большое исследование в котором проанализирована статистика использования «беби-боксов» в стране с 2000-го по 2010-й годы, а также статистика инфантицида за прошедшее десятилетие и сделаны следующие выводы:

Во-первых, изначально заявленная цель о спасении жизней с помощью «беби-боксов» не достигается. То есть уровень инфантицида не изменяется потому, что пользователями «беби-боксов» не становятся женщины, на которых они в первую очередь нацелены. А именно — асоциальные, проститутки, наркоманки. А пользователями являются гетерогенные группы женщин, то есть женщины разного возраста, уровня дохода, социального положения, которые либо не знают о других способах оставления ребенка, допустим, анонимные роды, или передача социальному работнику, когда есть контакт с человеком и можно получить хоть какую-то психологическую помощь, либо же рассматривают это как простую услугу, сервис отказа от ребенка.

Еще одним очень важным выводом является то, что организации, которые сотрудничают с данным исследовательским институтом, не смогли отчитаться о судьбе каждого пятого ребенка, помещенного в «беби-бокс». То есть они не смогли сказать, что с ними в итоге случилось. Здесь не нужно давать повода для конспирологии, но тем не менее сами же исследователи отмечают, что ребенок, положенный в «беби-бокс», находится, во-первых, в серой зоне, где не работает законодательство, потому что закон о «беби-боксах» — его не существует, но если бы он был принят, он бы нарушал тоже конституцию Германии в ее трактовке конституционным судом, который говорит, что ребенок имеет право знать, кто является его биологическими родителями.

А во-вторых, помимо этой серой зоны, в которой уже пропало 20 % детей, есть еще и криминальный рынок. И опять же немецкие исследователи сами об этом пишут. В частности, Берндт Вакер, немецкий эксперт из организации Terre des hommes, рассматривает три возможных сценария воровства детей с помощью «беби-боксов», например, с привлечением персонала организаций, обслуживающих «беби-боксы». И это опять же не домыслы, а конкретные такие факты в Германии были выявлены, когда о ребёнке, положенном в «беби-бокс» не были проинформированы соответствующие социальные службы. Хотел бы закончить тем, что на самом деле существует большой рынок криминального бизнеса, построенного на детях. В частности, эксперты Организации Объединенных Наций оценивают ежегодный оборот криминального бизнеса в сфере сексуальной эксплуатации детского рабства в размере 25–35 млрд долларов, что, наряду с торговлей оружием и наркотрафиком, является одной из самых выгодных сторон криминального бизнеса.

В заключение хотел бы сказать, что если посмотреть холодно данные факты, проанализировать их, то любому здравомыслящему человеку должно быть понятно, что такая семейная политика, основанная на ювенальных технологиях, ни в коем случае не должна быть принята в России. И самое для меня интересное было, что когда мы об этом говорили с простыми немецкими родителями, которые выходили на митинги против ювенальной юстиции, они просили нас передать гражданам России, сами обращались с призывом, и можно посмотреть в частности эти видео на наших каналах, чтобы ни в коем случае российские родители не допустили принятия подобных технологий в России. Потому что иначе мы столкнемся с теми же опасностями, с теми же проблемами, вызовами, с которыми столкнулись немцы.

Спасибо!

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER