Отрыв стран от России при помощи латинизации алфавита оборачивается для новых поколений интеллектуальными потерями 

Что будет читать молодежь Средней Азии после двух смен алфавита? Интервью

Антонио Босолли. Латинская азбука (фрагмент). 1839
Антонио Босолли. Латинская азбука (фрагмент). 1839
Антонио Босолли. Латинская азбука (фрагмент). 1839

В октябре в тюркском городе Бурса прошел семинар по общему алфавиту тюркского мира, на котором было представлен проект решения о формировании специальной Комиссии по созданию единого алфавита тюркских государств. Это решение должны будут рассмотреть и утвердить страны-участницы Организации тюркских государств (ОТГ). Помимо Турции, в ОТГ входят Азербайджан, Казахстан, Киргизия и Узбекистан.

Очевидно, что «единый алфавит тюркских государств» будет составлен на базе латиницы. При этом для некоторых стран ОТГ это будет уже не первая смена алфавита. А уже первая смена алфавита фактически отрезала новые поколения жителей Средней Азии от громадного литературного наследия, технической литературы на родном языке, практически не дав ничего взамен.

Во что выльется в итоге латинизация и тюркизация национальных алфавитов постсоветских республик и какую опасность это представляет для России? На эти вопросы редакции ИА Красная Весна ответил старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук Станислав Притчин (СП).

ИА Красная Весна: Станислав Александрович, что является причиной латинизации алфавитов постсоветских тюркоязычных республик?

СП: Сейчас идет системный процесс латинизации алфавитов постсоветских государств, и он, конечно, является политическим. Сами постсоветские страны стали воспринимать переход на латиницу как попытку оторваться в интеллектуальном и информационном плане от России.

ИА Красная Весна: Чем это грозит России?

СП: Конечно, это сокращает пространство использования русского языка, сокращает возможности ныне живущего и будущего населения постсоветских республик воспринимать русский язык. Другой шрифт предполагает, конечно же, отрыв от русского языка. Но, объективно говоря, для России латинизация и тюркизация алфавитов среднеазиатских, тюркских государств в принципе не настолько страшна. На самом деле, это по большей части создает проблемы и сложности для самих этих республик.

ИА Красная Весна: Какие?

СП: Пример Узбекистана показывает, что латинизация просто создает разделение на поколения. Первое поколение, старшее, знает и русский, и узбекский язык на кириллице. Затем есть поколение, которое знает только узбекский язык и только на латинице. Соответственно, происходит разрыв контактов, информационного и интеллектуального обмена между поколениями.

Современное поколение, таким образом, не имеет доступа, не имеет возможности читать написанные в советский период массивы книг, в том числе книги, переведенные на узбекский язык на кириллице.

В то же самое время республики имеют очень большой дефицит ресурсов на создание интеллектуального продукта, тех же самых учебников, передовых технологических книг со стандартами, да и просто мировой художественной литературы. Соответственно, у нового поколения, получающего образование в том же Узбекистане на узбекской латинице, этой литературы просто очень ограниченное количество. Соответственно, государство, внедряя новый алфавит на латинице, вырывает целое поколение из информационного и интеллектуального пространства мирового контекста.

ИА Красная Весна: Но ведь это не выгодно в первую очередь самому государству, зачем же это делается?

СП: Как я уже сказал, очевидно, что это по большей части политический проект: нужно вот перейти на латиницу, пытаются найти какой-то алфавит, который будет оптимальным. Можно в пример привести Казахстан, когда в принципе с латинизацией сломано огромное количество копий, когда государство предлагает несколько вариантов алфавита и не может найти оптимальный.

Это означает, что всему государственному аппарату, всем людям нужно переучиваться на новый алфавит. Этот процесс уже идет пару лет, а сейчас, если будет запускаться процесс синхронизации этого алфавита с тюркским, возникает еще одна волна, которая потом заставит людей снова учить новые буквы, учиться читать на новом алфавите, что в принципе не повышает качество интеллектуального восприятия.

Это опять-таки приводит к вопросу: «А зачем это делается?», ответ на который я уже дал.

ИА Красная Весна: Может быть, если государства выделят больше ресурсов на издание новых учебников и перевод существующих на новый алфавит, то проблема интеллектуального отрыва будет решена?

СП: По поводу учебников приведу один простой пример. Не знаю, готовят ли сейчас на Украине физиков, но лет 10–15 назад даже на западе Украины физиков готовили по учебникам Ландау-Лифшица, это десять томов теоретической физики, которые являются фундаментальным учебным пособием для физиков. Оно охватывает все направления физики: теоретическая механика, квантовая механика, электродинамика и т. д. То есть, даже при всем интеллектуальном потенциале украинских ученых, они не смогли создать аналога этого учебного пособия.

Это означает, что в принципе и для других постсоветских государств нет возможности написания на своих национальных языках такого рода учебников, которые бы готовили фундаментально специалистов, готовых решать самые сложные передовые задачи — научные, технологические. Ситуация выглядит примерно вот таким образом.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER