«Будущие войны будут выиграны не теми, кто обладает самыми передовыми технологиями, а теми, кто сможет наиболее эффективно интегрировать уникальные возможности как людей, так и машин»

Биометрические данные, искусственный интеллект и военная доктрина Запада

Франчески Бифулцо. Среди толпы
Франчески Бифулцо. Среди толпы
Франчески Бифулцо. Среди толпы

Вступление

Процессы цифровизации всех сфер жизни государства и сбор биометрических данных стали в последние годы одной из самых резонансных и вызывающих острую реакцию в российском обществе тем. В декабре прошлого года Госдума, вопреки массовым народным протестам, приняла законопроект «О единой биометрической системе».

А месяцем ранее, 24 ноября, президент России Владимир Путин заявил о необходимости внедрения искусственного интеллекта во все сферы жизни государства.

«Задача нового этапа в горизонте текущего десятилетия — обеспечить именно массовое внедрение искусственного интеллекта. Оно должно охватить все отрасли экономики и социальной сферы и систему госуправления»,  — заявил он на конференции Сбера по искусственному интеллекту.

Между двумя этими событиями есть четкая связь, которая, возможно, не всеми до конца понимается.

Суть этой связи становится понятной, если вспомнить, что Путин не в первый раз говорит о важности развития в России искусственного интеллекта (ИИ). Примерно такую же большую речь о нужности повсеместного внедрения ИИ он уже произносил два года назад.

«Уже в I квартале следующего года необходимо внести в парламент проект закона, который позволит открыть конкурентный доступ разработчиков нейросетей к большим данным, в том числе к государственным массивам этих данных, которые являются настоящей питательной средой для развития технологий искусственного интеллекта по целому ряду направлений», — сказал президент в декабре 2020 года на международной конференции Artificial Intelligence Journey 2020 в дискуссии «Искусственный интеллект — главная технология XXI века».

Действительно, развитие ИИ зависит от наличия этих самых больших массивов данных — он на них обучается. Вот наши законодатели и чиновники и принимают соответствующие законы, собирают большие единые базы данных, исполняя пожелания президента.

Но зачем, кроме «питания» ИИ, нужно организовывать столь масштабный сбор биометрических, генетических и прочих данных? Зачем осуществлять тотальную цифровизацию всех сфер жизни граждан даже против их воли?

Заявления наших цифровизаторов о том, что данные собираются для удобства граждан, малоубедительны. Особенно если вспомнить, как наши власти холодно и равнодушно обошлись с пожилыми людьми, осуществив пенсионную реформу, как они в рамках оптимизации закрывают больницы и школы в малонаселенных пунктах, заставляя граждан ехать за тридевять земель, чтобы получить медицинскую помощь. Тут сразу понимаешь, что нужды народа — это последнее, что интересует наших чиновников.

Другие цели цифровизации, внедрения ИИ и сбора данных тоже озвучил российский президент. Почему-то они меньше обсуждаются в СМИ, а между тем именно это, как нам кажется, и надо обсуждать широко.

«Значение прорывов в сфере искусственного интеллекта колоссально, соперничество между государствами идет ожесточенное. От того, каких результатов мы добьемся, зависит место России в мире, наш суверенитет, безопасность и состоятельность нашей страны»,  — сказал Путин на конференции Сбера в ноябре прошлого года.

В декабре 2020 года, выступая на расширенном заседании коллегии Минобороны, он заявил об одной из целей массового внедрения ИИ. «В ходе боевой учебы следует более активно осваивать, обкатывать вооружения и технику с элементами искусственного интеллекта»,  — сказал Путин. Он добавил, что «такое оружие в разы повышает потенциал частей и соединений не только сегодня, но и в ближайшем будущем станет во многом определять исход боя».

Итак, ИИ надо развивать для усиления военного потенциала страны и укрепления нашей безопасности, считает Путин. Отчасти тревогу президента можно понять, поскольку об использовании ИИ и цифровых технологий в боевых действиях говорят военные всех развитых стран. Планы у американских и западноевропейских военных на это большие, рассказывают они об этих планах с огромным энтузиазмом и проводят весьма масштабные исследования, посвященные применению ИИ.

Однако параллельно они занимаются и изучением вредных и опасных эффектов использования этих новшеств. Тотальная цифровизация в оборонной сфере (и не только в ней) ведет к экспоненциальному росту уязвимостей при осуществлении боевых действий, считают американские военные эксперты. Рассказывая об опасных последствиях цифровизации, они описывают такие явления, как «цифровая зависимость государства» и используют такие термины как «парадокс возможностей-уязвимости».

Подробнее об этом мы расскажем позже, а сейчас лишь снова выскажем сожаление, что российские аналитики мало обсуждают слабые стороны внедрения этих инноваций в Вооруженные силы России.

Итак, попытаемся разобраться в том, как западные военные стратеги видят будущее войн и на какие факторы победы надеются.

Если внимательно всмотреться в чаяния западных военных относительно использования цифровых технологий и ИИ, то окажется, что все эти технологии военные намерены применить не только к вооружениям, но и к человеку. Что усовершенствовать они намерены не только машины, но и человека.

Например, доклад министерства обороны Великобритании, вышедший в мае 2021 года, так и называется: «Улучшение человека — расцвет новой парадигмы» (Human Augmentation — The Dawn of a New Paradigm). Этот документ разрабатывался совместно с министерством обороны Германии, в него включены исследования немецких, шведских, финских и британских военных специалистов.

«Будущие войны будут выиграны не теми, кто обладает самыми передовыми технологиями, а теми, кто сможет наиболее эффективно интегрировать уникальные возможности как людей, так и машин»,  — сообщается в документе.

Среди самых революционных новых технологий улучшения человека европейские военные эксперты выделяют генную инженерию и мозговые интерфейсы. Сейчас эти технологии недостаточно развиты, но нужно быть готовым к тому, «что это быстро изменится», пишут они.

Ключевые элементы «человеческой платформы» — физические, психологические и социальные
Ключевые элементы «человеческой платформы» — физические, психологические и социальные
социальныеипсихологическиефизические,платформы» —«человеческойэлементыКлючевые

А пока надо активно собирать биометрические и другие данные о биологической и психической жизни граждан. Биоинформатика, сбор биометрических данных, их анализ с использованием искусственного интеллекта являются особенно важными факторами для развития технологий улучшения человека, уверены европейские военные исследователи. Эти технологии уже сегодня могут быть сопряжены с политическими вопросами, считают они. Интересно, с какими?

Кстати, эти данные нужны и для создания биологического оружия. В докладе европейских военных экспертов о нем говорится немного, но о задачах создавать искусственные вирусы и болезни, способные воздействовать на отдельные группы людей и даже на отдельных лиц, они пишут. А между тем именно неспособность (пока еще) создавать такое высокодифференцированное оружие является одним из факторов, сдерживающих его массовое применение.

(Продолжение следует.)

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER