Российские участники форума соревновались в пессимизме, оценивая положение в России. И излагали рекомендации по «исправлению» этого положения — в основном за счет ослабления страны и ухудшения экономического положения ее граждан

Кризис: что дальше? Часть 2

На проходивший в Москве 15–17 января 2014 г. «Гайдаровский форум» влиятельные экономисты и политики, как и крупнейшие представители международного бизнеса, не приехали. Симптоматично. И объяснимо. Россия входит в БРИКС. И является единственной страной этого самого БРИКС, в которой отсутствует интенсивный рост, наличие которого позволило выстроить БРИКС как единое экономическое сообщество. В Индии, Бразилии, Китае и ЮАР рост продолжается. А в России...

Впрочем, приехавшие на форум «среднеименитые» зарубежные гости уверяли аудиторию, что российская экономика относительно благополучна. В отличие от западной. Что же касается российских статусных участников форума, то они, напротив, оценивали мировую экономическую динамику позитивно, а состояние и перспективы экономики России — скорее, катастрофично.

Премьер РФ Д. Медведев, который открывал «Гайдаровский форум», заявил, что «...усилия по оздоровлению финансовых систем, развитию мировой торговли, поддержанию инвестиционной активности уже приносят результаты...». Далее Медведев перешел к России: «...торможение российской экономики обусловлено прежде всего внутренними проблемами нашего развития... Основная задача... снять инфраструктурные и институциональные ограничения для деловой активности... По большому счету речь идет об определенном самоограничении власти в определенных отраслях экономики, в сфере ЖКХ и социального обслуживания — там, где частный инвестор... по определению более эффективен...».

То есть, по Медведеву, мир из кризиса уже вышел, а в России нужно шире давать дорогу частным инвесторам. Эксперты назвали выступление премьера «скучным», но очень живо отнеслись к интервью, которое Медведев дал во время форума телеканалу РБК.

В интервью Медведев говорил о необходимости, несмотря на экономические сложности, исполнять изданные президентом Путиным в мае 2012 г. указы, касающиеся политики социальной поддержки, здравоохранения, образования, решения проблемы доступного жилья, качества и стоимости услуг ЖКХ и т. д. Эта тема возникла не случайно. Дело в том, что 2 декабря 2013 г. глава Минэкономразвития А. Улюкаев представил правительству и премьеру доклад, в котором реализация «майских указов» президента была поставлена под сомнение ввиду низких показателей роста российского ВВП. А за две недели до Нового года бывший глава Минэкономики России, а ныне президент банка «Российская финансовая корпорация» А. Нечаев заявил: «Должны быть пересмотрены «майские указы». Некоторые из них глупые, не в обиду президенту, не он же их писал, некоторые нереальные, хотя и неплохие. Не ко времени, не к той макроэкономической ситуации, которую мы имеем».

Медведев в интервью РБК подчеркнул, что переноса сроков исполнения «майских указов» Путина не будет: «Ни одна политическая сила и, естественно, президент страны и правительство не могут... сказать: «Знаете, у нас что-то не получилось, разрешить еще поработать, а мы всё это реализуем».

Еврокомиссар и бывший премьер Италии Марио Монти в отличие от Медведева в окончании кризиса сомневается. И не только по экономическим причинам. Жесткие антикризисные меры в ЕС он оценил так: «Конечно же, все мы заплатили цену за это в том, что касается краткосрочного спада, рецессии, высокой безработицы, особенно среди молодежи, в Италии, например, да и в других странах. За этим надо следить внимательно: в результате кризиса растет разочарование, растет недопонимание, растет конфликт между севером и югом Европы, а это очень опасно».

Еще более пессимистичен насчет окончания кризиса был генсек ОЭСР («клуба развитых рыночных стран») Анхель Гурриа «Какой сейчас рост в мире?.. 1,7%, было 4,5%... Безработица — до 8% в среднем в ОЭСР, 47 млн человек, и 16% в качестве среднего показателя среди молодежи. Во Франции каждый четвертый, в Италии каждый третий, в Греции и Испании — каждый второй молодой человек без работы...».

Далее Гурриа переходит к США. И впервые публично выражает сомнение в достоверности американской статистики: «В США безработица снижается, это странно... рабочих мест очень мало было создано в последние месяцы... хотя всё больше и больше людей ищут работу. Здесь есть определенный парадокс в том, что касается статистики». И, наконец, Гурриа говорит о том главном, которое сейчас начинает заботить глобальные элиты: «Еще что мы унаследовали? Неравенство, растущее неравенство... Всё, что мы построили — политики, премьеры, банковская система, президенты, транснациональные корпорации, конгрессы, парламенты, — доверие ко всему этому люди утратили... это в значительной степени затрудняет... реализацию госполитики... Все драйверы экономического роста работают вполсилы...».

Насчет массового недоверия ко всем институтам власти и экономики Гурриа тревожится не случайно. Как мы показали в предыдущей статье, для этого недоверия слишком много оснований.

Хорошо известный у нас в стране «соавтор» реформ Гайдара Д. Сакс (ныне директор Института Земли Колумбийского университета) в основном говорил о России, причем в самых радужных тонах: «В мире не хватает ресурсов, а... у вас есть земля для того, чтобы производить пищу, что нужно миру. У вас есть газ, в чем нуждается экономика мира... В России нет никакого кризиса... Показателями по дефициту бюджета, уровню бедности, безработице США с удовольствием поменялись бы с Россией...». А напоследок Сакс рисует нашей стране замечательные высокотехнологические перспективы: «Россия может быть мировым лидером в том, что касается космоса, авиации, быстрой железной дороги, атомной энергетики, робототехники и тяжелого машиностроения...».

Российские участники мало говорили о мировой ситуации, но соревновались в пессимизме в оценках положения в России. И излагали рекомендации по «исправлению» этого положения — в основном за счет ослабления страны и ухудшения экономического положения ее граждан.

Глава Минэкономразвития А. Улюкаев: «Мы впервые в противофазе, когда мир будет демонстрировать темпы роста больше 3,5%, а мы в лучшем случае 2,5%. Вот это в 13,14,15 и, возможно, последующие годы... сейчас не кризис, а переход с одной модели экономического развития на другую, для которой будут характерны более низкие темпы роста и преодоление сложившихся дисбалансов... на пенсии граждане не должны смотреть как на основной источник доходов».

Глава Минфина А. Силуанов: «дефицит федерального бюджета по итогам 2013 г. составил 0,5% ВВП, планировали 0,8% ВВП... запланированные 200 млрд руб. не были изъяты из Резервного фонда... Наоборот, планируем его пополнить на 200 млрд рублей...». То есть Силуанов вновь собирается купить на «неизрасходованные» деньги долговые обязательства стран Запада и, значит, отдать эти 200 млрд на поддержку западных экономик. Далее Силуанов заявляет о неизменности такой политики Минфина и о необходимости сокращения бюджета, в том числе за счет повышения пенсионного возраста: «основной задачей министерства является сокращение ненефтегазового дефицита до уровня 5–6%... размещение средств в Федеральном фонде благосостояния позволило в прошлом году заработать более 530 миллиардов рублей... нужно снижение объема распределяемых через бюджет ресурсов... без решения вопроса о повышении возраста выхода на пенсию невозможна балансировка пенсионной системы».

Отметим, что вице-премьер РФ О. Голодец уже через день категорично ответила на «пенсионные» предложения Силуанова и Улюкаева: «...в ближайшие 10 лет вопрос о пенсионном возрасте обсуждаться не будет».

Зампред Банка России К. Юдаева дала экономике России страшное определение «стагфляция» и подчеркнула, что никаких целей, кроме снижения инфляции (какие там валютная стабильность и экономический рост!?) ЦБ перед собой не ставит: «...в круге стран с развивающейся экономикой, в том числе и в России, можно говорить о такой проблеме как стагфляция, то есть о замедлении роста, который сопровождается всплеском инфляции... целями Банка России являются достижение 5% инфляции на следующий год и 4% к 2016 г...». При этом удерживать курс рубля ЦБ не намерен: «Курс будет меняться в зависимости от рынка, на протяжении года можно ожидать многочисленных сюрпризов, как это всегда бывало, под воздействием этих сюрпризов курс и будет складываться».

Забегая вперед, отметим, что первый сюрприз от ЦБ появился уже через неделю. На форуме в Давосе прозвучали предположения о возможном снижении мировых цен на нефть, а ЦБ не стал проводить полномасштабную валютную интервенцию в поддержку рубля. Рубль рухнул (особенно в отношении к евро), и стало ясно, что кабмин и ЦБ решили исполнять обязательства и без того урезанного бюджета на текущий год в резко подешевевших рублях.

Возвращаясь к «Гайдаровскому форуму», обратим внимание на еще одну неприятность, которую нам готовит российская власть (мало нам нарастающих проблем в ВТО!). Вице-премьер И. Шувалов отчитался, как идет работа по подготовке вступления России в ОЭСР: «...работу ведут 22 комитета... По семи комитетам дано положительное заключение... Наиболее сложные вопросы... законодательного оформления экологической ответственности промышленности... это ... очень затратно для российских компаний, которые производят продукцию... в России ...».

То есть, Шувалов признал, что вступление России в ОЭСР принесет не доходы, а новые расходы. А дальше высказал еще пару ярких идей: «...доля государства в экономике России до 2020 г. должна сократиться и составлять не более 25% (сейчас — около 50% –Ю.Б.) ... нам нужно расходную часть федерального бюджета... планировать исходя из развития других секторов экономики, а доходы... от минерального сектора... сохранять для будущих поколений».

Что, в переводе на понятный язык, говорит Шувалов? Что нужно форсированно приватизировать госкомпании (доходы от которых составляют очень существенную часть бюджетных поступлений), а заодно перестать направлять в бюджет экспортные сырьевые доходы. Эти доходы надо полностью закачивать в американские и европейские ценные бумаги (подпитывая чужие экономики), а для России оставить смертельно урезанный бюджет, не способный обеспечить социально-экономическое и политическое выживание страны.

Глава Экономической экспертной группы Е. Гурвич дополнил Шувалова, уточнив, где находятся резервы для сокращения бюджета: «в долгосрочной перспективе резерв увеличения доходов у нас ограничен. Основные резервы... связаны с расходами. Источник наших расходных проблем — пенсионные расходы... расходы на армию и правоохранительные органы. Большой резерв экономии — сокращение численности госорганов».

Из статусных фигур возражал на форуме радикальным сторонникам дальнейшей «либерализации» российской экономики, пожалуй, лишь предправления ВТБ А. Костин: «...бюджет имеет возможности для наращивания расходов, особенно на инфраструктурные проекты... у нас есть зазор для того, чтобы нарастить долг и таким образом обеспечить больше расходов на развитие...».

А еще в ходе «Гайдаровского форума» вышел ряд зарубежных докладов, подтверждающих пессимизм в отношении российской экономики.

В докладе банка HSBC утверждается, что в 2014–2015 г. Россия не сможет превысить темпы роста ВВП около 2% (что, отметим, даже на полпроцента хуже, чем прогноз Минэкономразвития). В числе причин аналитики HSBC называют «неудачу пенсионной реформы и слияние Верховного и Арбитражного судов», а также усложнение трансграничной торговли. Доклад подчеркивает, что в половине секторов промышленности России налицо падение производства, и что хуже всего дела обстоят в металлургии и машиностроении.

В эти же дни вышел доклад ОЭСР, посвященный перспективам развития экономики России. Доклад рекомендует «сокращать зависимость экономики от неустойчивых прибылей от экспорта энергоресурсов», «сокращать расходы, связанные с фактором старения населения» (в том числе, повысить возраст выхода на пенсию у женщин, уравняв их с мужчинами, а также повысить пенсионный возраст в целом), «ускорить приватизацию банков и иных предприятий, находящихся в госсобственности», «усилить положительные последствия вступления страны в ВТО» (понятно, что положительные последствия получают наши торговые партнеры, а о каких-либо реальных положительных последствиях для России доклад не сообщает). Далее говорится, что «для установления здорового бизнес-климата... надо продолжать борьбу с коррупцией... исключать... возможности политического вмешательства в судебное рассмотрение дел... сокращать административные барьеры» и т. д.

Итак, мы видим, что ключевые фигуры российского правительства в своих экономических рекомендациях поют ту же «неолиберальную песню», что и аналитики ОЭСР — организации экономических конкурентов России.

Мы видим, далее, что идет элитная война за будущий курс развития (или деградации) экономики страны. И, судя по приведенным выше данным, пока решающий аппаратный перевес, а также безусловная зарубежная поддержка на стороне «неолиберального» деградационного лобби.

Мы видим, наконец, что президент Путин настаивает на исполнении «социальных» указов мая 2012 г., и требует от правительства изменений экономической политики в целях исполнения своих указов. А правительство и околоправительственная элита в целом доказывают, что экономическую политику надо менять только в направлении дальнейшей «либерализации». И раз так, то «майские указы» президента, направленные на сокращение социально-экономического неравенства в России, — неисполнимы.

Между тем одним из центральных вопросов начавшегося 22 января Давосского форума стал именно рост в мире социально-экономического неравенства — как одна из главных угроз глобальной стабильности и глобальному развитию.

О Давосе, а также об основных экономических и иных событиях, обрамляющих этот главный мировой неформальный элитный саммит года, — в следующей статье.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 62