Особенности национального бизнеса

undefined

Как всегда, с большим удовольствием прочитал статью Юрия Вульфовича. В целом газета «Суть времени» дает такой четкости и продуманности материал, что невольно, несмотря на довольно тревожные новости и темы, испытываешь удовольствие от прочтения. До того обычно устаешь от рваного ТВ-стиля и хаотичной сетевой мозаики, которые заполонили нашу жизнь, что даже их намеренная позитивность удручает. Уставший от информационного шума мозг с восторгом, как это ни парадоксально, воспринимает даже такие новости, что «оптимизм опасен», если эти новости составлены внятным образом, позволяющим планировать борьбу с опасными тенденциями. Всё равно мы победим!

Но автор находился в довольно строгих рамках. Он не мог рассказать историю, которую сейчас хочу поведать я. Эта история есть свидетельское показание, а не полноценное расследование. Но она маленьким штрихом ляжет на батальное полотно кипящей экономической жизни России.

Речь пойдет о том типе экономики, которая построена за последние 25 лет, — о криминальном капитализме. Чем она отличается от капитализма классического? Тем, что капиталист-протестант, хоть и наращивал отчуждение рабочего, хоть и выжимал из него жизненные соки, но направлял выжатое на некую позитивную цель. Позитивную не только с его точки зрения, но и с точки зрения общества. Капиталист строил завод, его целью была прибыль. Общество позволяло зарабатывать капиталисту, обществу нужен был завод. И всё, что за этим следует — рабочие места или прогресс.

Бандит или же криминальный капиталист преследует одну цель — получение прибыли. При этом с обществом не договаривается, а предпочитает играть в игру «найди и догони меня»: я урвал куш, я молодец, — а вы теперь найдите и догоните меня!

За последние 25 лет игра превратилась в повсеместное явление, оно затронула все сферы жизни, все уровни экономики. Как подобное общество действует в условиях кризиса? Как в подобном обществе будет себя чувствовать тот, кто бросает вызов бросающим вызов?

Юрий Вульфович коснулся этой темы. Часть экономического сообщества не вкладывает деньги в производство, столь нужное теперь, а предпочитает играть на фондовых биржах. Занимается не производством, а перекачиванием средств в рискованные, но высокоприбыльные спекулятивные инструменты.

И отмечает, что за последние годы выращено поколение не очень, мягко говоря, патриотичных производственников. Которые вкусили от свободного рынка и действуют согласно установленному там правилу: «То, что не запрещено, то разрешено».

Понятно, что нельзя рассказывать о криминальных случаях в условиях, когда общество в судебном порядке «не нашло и не поймало». Пока суд не установил виновность, предприниматель считается честным. Но мы можем, не суммируя отдельные случаи, указать на то, что в современной экономической жизни действует еще одно правило: «То, что запрещено, то разрешено». Действует, конечно, с оговорками. Но в целом нарушение буквы и духа Закона — не что-то из ряда вон выходящее.

Как говорит Сергей Ервандович Кургинян, в современном обществе бандитская фомка приравнена к средству производства. И что ничего иного, кроме криминального капитализма, на обломках социализма в Российской Федерации построить было невозможно. Не было легальных накоплений начального капитала — накопления были только серые и криминальные. Нечистые на руку хозяева этих капиталов построили по призыву партии и правительства то, к чему привыкли — криминальный уклад существования.

Как понять слова про фомку как орудие производства? Известно, что фомка — это инструмент, который облегчает доступ к чужому имуществу: фомкой срывают запоры, которые это имущество защищают. Ну а потом в кратчайшие сроки имущество переходит в разряд «прибыли». Если принять во внимание стремительность получения посредством фомки «дохода» и неограниченность его размеров, то криминальный бизнес весьма эффективен. Бандит получается весьма эффективным менеджером, а его бизнес является сосредоточением всех мыслимых сейчас благих черт: эффективность, рентабельность, устойчивость.

Это если общество с ним не борется.

Считается, что без системы кредитования нет рыночной экономики. Допустим, все игроки на рынке берут кредиты. И соотношение этого спроса и предложения кредитных организаций определяет стоимость денег — кредитный процент. Может ли реальный производитель брать кредит под 14 % годовых? Нет. В статье указывается, что данный процент является, по сути, запретительным для реального производства. То есть производителю выгоднее остановить конвейер, чем взять сейчас 100 рублей, а через год отдать 114.

А суперэффективный криминальный менеджер такого средства производства, как фомка, может взять и под 100 % годовых. Обернуться за одну темную ночку и вернуть полученный кредит.

Итак, мой рассказ. Сфера ЖКХ в Архангельске все последние годы свободных рыночных отношений весьма и весьма «эффективна». Коммунальные платежи в двух соседних домах могут быть совершенно различными по суммам. Если, конечно, один дом обслуживается управляющей компанией, а жители другого организовали ТСЖ. Управляющая компания берет за те же услуги в два-три раза большую сумму. Более того, совсем недавно в домах, где ситуация была мне досконально известна, при смене УК со счета в неизвестном направлении исчезли суммы, аккумулируемые за долгие годы на капитальный ремонт здания.

Два года назад произошел еще один вопиющий случай «эффективности». По домам одного из районов города были разосланы счета, где, согласно проведенному перерасчету, жители обязывались доплатить управляющей компании по 11 000 рублей. Работники грозились подавать в суд. Но что-то не слышно из судов о победах УК. Видимо, перерасчет был липовый. Как и присланные счета. Очевидно, присылались они в расчете на то, что законопослушные граждане оплатят по привычке. А кого-то заставили заплатить, не выдавая нужных документов и не оказывая услуг, которых жильцы требовали на законных основаниях. То есть управляющая компания занималась высокоэффективным вымогательством.

Завышенные тарифы, воровство при переформированиях, липовые счета, принуждение платить по ним — вот неполный список дополнительных источников получения финансовых средств.

Можно предположить, что управляющая компания на подобного рода махинациях получает большую прибыль, чем с обычной деятельности по обслуживанию дома. И получается, что обслуживание дома — это всего лишь повод залезть в карман горожанам другими способами.

Получается, что договор на обслуживание дома — это своеобразная фомка, открывающая возможность к нетрудовому обогащению.

Не так давно сорока на хвосте принесла такую весть: в сфере ЖКХ нашего города деньги даются в кредит под 30 % в месяц. Не в год, а в месяц! Правда это или нет, проверить трудно. Но легко поверить, если учитывать, что это двухуровневый бизнес. И «фомку» можно взять и под более высокий процент.

Например, для оформления договора на обслуживание дома управляющей компании необходимо сделать видимость состоятельности и некоторое время эту деятельность вести. Могут потребоваться и другого рода расходы. Деньги на этот короткий показательный период можно взять и под 30 % в месяц. Но только в том случае, если ты рассчитываешь не только на ту прибыль, что полагается и ТСЖ, а и на дополнительную прибыль, которая возможна, если ты залезаешь в личину «эффективного менеджера», сварив пару ржавых труб и наняв дворника, но, по сути, остаешься разбойником с большой дороги.

Можно поверить, что в банке на эти цели денег не дадут: это для потребительского кредита необходим только паспорт, а в иных случаях банк хочет знать о заемщике слишком много.

Конкретные компании указывать смысла нет. Я пытался всего лишь иллюстрировать большую картину экономической жизни России маленьким, но красочным штрихом.

Как это связано с вышеуказанной статьей? Долгое время, признаем это, не ставилась всерьез задача обновления производства. Планировалось, что Россия будет производить полезные ископаемые. А машины, оборудование и прочее, и прочее мы будем покупать за вырученные деньги. Но последний год показал, что нам что-то могут не продать. Попутно развязав холодную или горячую войну. А раз так, то сама жизнь поставила задачу обновления фондов.

Но встают ровно те же препятствия, что тормозили развитие производства все эти годы. У конкретного собственника существует криминальная ниша, куда можно вложить деньги с большей выгодой, чем в производство. Причем можно не мараться напрямую в криминале: ты просто даешь деньги в долг — законное благородное дело. А если тебе дают 30 % в месяц, то тебе просто повезло.

Сама жизнь показывает, что криминальная экономика, привыкшая к доходам до 100 % в месяц, просто неспособна мыслить категориями созидания. Там совсем иная, очень увлекательная жизнь. Легальный бизнес — это всего лишь способ легализоваться и получить выходы к очередным закромам, которые можно взломать.

А раз так, то модернизация экономики — это не игра в стоимость кредита или налоговые льготы. Это какая-то совершенно иная проблема. Необходимо отделение производства от криминала. Очищение производства от остатков криминального уклада, уничтожение или введение криминала в рамки, при которых общество может существовать.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER