logo
Статья
  1. Политическая война
  2. Скандал вокруг журналиста «Медузы» Ивана Голунова
Это отзыв человека, не сильно вовлеченного в политику. Тем ценнее впечатление, произведенное на него шествием. По сути, ей предложили «потусоваться за Голунова»

Реальный марш в защиту Голунова и картинка в кадре. Впечатления очевидца

Навальный который не сдаетсяНавальный который не сдается
Сергей Кайсин © ИА Красная весна

От редакции

Это отзыв человека, не сильно вовлеченного в политику. Тем ценнее впечатление, произведенное на него шествием. Оно не ответило на желание девушки проявить гражданскую позицию. По сути, ей предложили «потусоваться за Голунова». После этого заинтересованные СМИ выдали картинку острой гражданской акции.

Но в конце концов, будет или нет майдан в России, зависит от того, насколько многочисленными окажутся ряды тех, кто покупается на медийные фокусы вроде хайпа вокруг Голунова.

После освобождения Ивана Голунова протестный накал в обществе должен был бы если не сойти полностью на нет, то растерять большую часть эмоциональности. К тому же ряд организаторов Марша свободы высказались за его отмену. Мне было интересно разобраться, придут ли всё-таки люди на это вроде бы потерявшее смысл мероприятие, и если придут, то против чего они будут протестовать.

Начало марша было назначено на 12 часов. Без четверти 12 на площадке у метро Чистые пруды собралось человек 150, максимум 200, треть из которых, если не больше, были всевозможные корреспонденты. Люди вяло стояли поодиночке или группками. Стражи порядка монотонно призывали «разойтись и не мешать проходу других граждан». Никто не расходился, но и ничего не происходило.

Потом вдруг корреспонденты с аппаратурой наизготове взбодрились и окружили кого-то плотным, в несколько кругов, кольцом. Шустрый парень с логотипом ВВС на что-то взобрался и свесил свой микрофон. Что там происходило, из-за толпы корреспондентов было не разглядеть. Однако собравшихся это, видимо, не очень интересовало. Позже мне сказали, что событие, на которое набросились корреспонденты, состояло во вручении постановления о несанкционированности данного собрания.

Некоторое оживление внесло появление Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева. Вокруг них собрался небольшой кружок людей. Корреспонденты тут несколько замешкались, и мне удалось подойти к ним поближе. Удальцов призывал оппозиционеров, невзирая на их политические ориентации, сплотиться и выступить единым фронтом.

Говорил что-то о продолжении начатого в 12 году и победе в деле Ивана Голунова. Развозжаев скромно стоял, опустив глаза, и не произнес ни слова, хотя Удальцов его и подталкивал что-то сказать. Оба довольно быстро исчезли, сославшись на то, что им нельзя участвовать в марше.

Кружок людей тепло с ними попрощался и выразил надежду на скорую встречу. Рядом с кружком стоял Игорь Чубайс с какой-то дамой средних лет и небольшого роста мужчиной с огромным фотоаппаратом. Игорь Чубайс был в ярко-желтой футболке с трезубом и надписью «Украина», но особого внимания на него никто не обращал.

Я подошла поинтересоваться, почему организаторы отменили марш. Игорь кивнул на стоящую рядом даму, которая охотно, но несколько свысока стала мне объяснять, что мол, митинг и задумывался как несогласованный, а организаторы дрогнули, на них надавили… Потом я спросила у молодого человека в майке с логотипом «Я/Мы — Иван Голунов», по виду офисного клерка, откуда у него такая майка. Он сказал, что распечатал и еще показал мне значок с такой же надписью.

Мы поговорили о том, против чего он пришел протестовать. Он сказал, что кроме Ивана Голунова есть много других, и рассказал мне историю про друга, которому тоже подбросили наркотики. Когда я поинтересовалась, чем дело кончилось, он честно признался, что не знает, поскольку это не его друг, а друг друга.

Вскоре после 12 часов народ стал прибывать и заполнил всю площадь. Публика разношерстная, много молодых лиц. Такая чистенькая, хорошо кормленная молодежь: девушки с модными рюкзачками за спиной и рослые молодые люди с густыми шевелюрами и бородками. Достаточно и пожилых — ветеранов оттепели.

Когда площадь заполнилась, стражи порядка прекратили свои увещевания насчет разойтись, и народ двинулся. Причем, как позже выяснилось, двинулся он двумя колоннами по разным маршрутам. Кто и как эти колонны разделил — я не поняла. Я оказалась рядом с двумя пожилыми женщинами, которые где-то что-то преподавали, и несколькими студентами из Высшей школы экономики. Дамы шли, вяло поругивая власти.

Читайте также: В Москве около 3000 человек вышли на несогласованную акцию

Студентка из «вышки» посетовала на подтасовку данных опроса о Путине и сказала, что их выпускники предпочитают искать работу за границей. Пожилая дама посетовала, что в России молодежь не живет, а выживает. Потом ругали Путина и хвалили Навального, который не сдается, но уже без студенток, которые отстали и где-то затерялись.

На ругань Путина пожилые дамы вышли после того, как я спросила, что они думают об аресте Ивана Голунова, почему всё так халтурно было сделано, почему всё шито белыми нитками и уши отовсюду торчат? Этот вопрос я задала еще паре-тройке людей, пришедших маршировать. Надо сказать, ответ был везде стандартным: сначала заминка, как бы, о чём это Вы? А потом ссылки на тупость и ощущение безнаказанности.

Дамы тоже говорили о тупости. Но начав с тупости стражей порядка, быстро перекинулись на тупость сначала Путина, мол, послушайте, какую чушь он говорит, а потом Сергея Собянина. Одна из пожилых дам, видимо, питавшая особую неприязнь именно к Собянину, стала обвинять его в том, что он красуется перед людьми, мол, всё для москвичей, а потом ещё что-то говорила про то, что он и маникюр делает и, возможно, пластическую операцию. Ну, это до кучи, подумала я, или может она грустит, что ей самой денег на маникюр и операцию не хватает.

Вот так мы и шли — спокойно и как-то безыдейно. Ну шли и шли. Молодежь в большинстве своем не агрессивная и добродушная, динозавры оттепели — злобноватые и высокомерные, но вряд ли способные на что-то большее, чем привычно побрюзжать. Вдруг что-то изменилось, какой-то драйв пошел. Колонна ускорила шаг и стала хлопать в ладоши и скандировать привычные лозунги про свободную Россию без Путина, про то, что мы здесь власть и т. п. Из нового было требование люстрации и про налоги, которые — грабёж.

Драйв шел от молодых ребят, человек 20–30. Они выделялись из толпы организованностью и задором. Я подошла узнать, кто они. Оказалось, что это молодая поросль Либертарианской партии. Я поинтересовалась их платформой, за что они и против чего. На мое удивление, парни стали мне охотно объяснять даже что-то из экономических идей своей партии, назвали имя главного американского идеолога либертарианства, в общем, говорили о чём-то, кроме ненависти к властям и лично к ВВП. Удивило меня это, потому что я уже привыкла, что рассуждения оппозиционной молодежи, да и не только молодежи, — вовсе и не рассуждения, а одни эмоции, кипение праведным гневом. А тут люди говорят о каких-то идеях и на книжки ссылаются. Удивительно…

Вот так, за разговорами о различиях между либертарианцами и анархистами, мы добрели до Пушкинской, где я и покинула ряды протестующих, которые побрели дальше, к конечной точке на Петровке, 38.

Такой вот марш, как мне показалось, ни о чём. Ну, прошлись, немного покричали лозунгов. На всём пути следования нашей колонны стражи порядка нам не докучали, ничего не перекрывали. Только позже я узнала, что в другой колонне марш не был столь похож на спокойную прогулку по городу, как у нас. Там кто-то лез на рожон, провоцировал полицию, были задержания.

В 19:00 я посмотрела кусочки репортажей радио «Свобода» и телеканала «Дождь» о марше, немного послушала, что говорит о нём «Эхо Москвы». «Свобода» и «Дождь» показывают преимущественно шеренги омоновцев, перегородивших проход на Петровку. По контрасту с крепкими парнями в шлемах и бронежилетах толпа по-летнему одетых людей — девушек с голыми ногами в коротеньких юбочках и шортиках, пузатых мужичков, пожилых дамочек, голенастых подростков — выглядит беззащитной.

Камера стоит где-то рядом с автозаком. Показывают задержания: четверо или шестеро омоновцев тащат жертву. Ставят лицом к автобусу, руки вверх, быстро обыскивают. Сцена повторяется раз десять. Слышно, как толпа кричит «позор, позор, позор!» На «Эхе» комментатор говорит, что полиция получила разрешение отыграться за провал и унижение с Голуновым. Создается впечатление массового народного протеста, противостояния людей и полицейских.

Марш, который я видела, не похож на показанный в репортажах. Конечно, я видела только часть происходившего, часть времени и часть участников. Однако и этого достаточно, чтобы понять, что соответствующие репортажи тенденциозны. Они искажают пропорции, выхватывают из потока событий моменты, которые нужны, чтобы убедить зрителя в свирепости власти, расправляющейся с гражданами.

Читайте также: В Москве славно «погуляли» защитники журналиста «Медузы»