logo
Новость
/ Москва

Столичный омбудсмен: от кризисных ситуаций школы спасут психологи

Успеть помочьУспеть помочь
(cc)succo

Об отсутствии достаточного для предотвращения критических ситуаций количества психологов в московских школах заявила уполномоченная по правам человека в Москве Татьяна Потяева 6 декабря в эфире телеканала «Москва 24».

Омбудсмен заявила, что одного-двух психологов на крупный учебный комплекс, где учатся до 2 тысяч учеников, недостаточно.

Потяева также считает, что психологи должны «глубже» работать с «контингентом детей», который вызывает беспокойство у педагогов.

Омбудсмен отметила, что психологи начали работать с подростком, пришедшим с ножом в столичную школу, только после происшествия, тогда как в школе должны работать высокопрофессиональные психологи, которые вместе с классными руководителями «могли бы почувствовать», что подростку нужна помощь и «заблаговременно» побеседовать.

По словам Потяеввой, самый обеспеченный психологами округ — Ямало-Ненецкий автономный округ, где на одного психолога приходится 54 учащихся, тогда как в большинстве регионов страны на 500–800 детей приходится один психолог.

По мнению уполномоченной, ситуацию с психологами в образовательных учреждениях необходимо «пересматривать».

Напомним, разговор о психологах в образовательных учреждениях возник в связи с утренним происшествием в московской школе № 1359. Учащийся 10 класса Даниил Г. принес в школу нож. Подростка, угрожавшего педагогам, а также угрожавшего покончить жизнь самоубийством, удалось быстро изолировать.

В начале года в России подряд произошли несколько трагедий. Два старшеклассника пермской школы ранили ножом 12 учащихся. Старшеклассник школы в Улан-Удэ, пришедший в школу с топором, ранил 7 человек. В обоих случаях пострадали и дети, и педагоги.

Комментарий редакции

Каждый раз, когда в школах происходят ЧП, подобные пермскому или керченскому, стандартно предлагается усилить охрану школ, повысить квалификацию охранников и наводнить школы психологами.

Между тем ситуация, когда к каждому классу приставлен «высокопрофессиональный» психолог, чтобы он присутствовал на всех уроках, наблюдал за подростками на переменах и предотвращал «кризисные ситуации», кажется фантастической, да и не нужной. Школьный психолог не может выявить психиатрическое заболевание, особенно на ранней стадии.

Таких ситуаций станет меньше, если вернуть учителям полноценную воспитательную функцию. Неравнодушный учитель живет жизнью своих учеников, знает семейную ситуацию, видит изменение их настроения и многое другое. Но таких учителей (не тьюторов, а наставников) необходимо, во-первых, выпускать, а во-вторых, дать им возможность учить и воспитывать детей, не загружая бесконечными отчетами.

Если же между учителем и учениками, между учителем и родителями создать «прослойку» в виде психологов-медиаторов (а ситуация как раз движется в эту сторону), то деструктивные явления и кризисные ситуации будут только множиться.

Для того, чтобы такие ситуации не возникали, нужно решить целый ряд проблем, среди которых инклюзия, позволяющая вводить в массовую школу психически нездоровых детей. В школу необходимо вернуть полноценные уроки литературы, создавать крепкие школьные коллективы, дать детям образ будущего, вырвать их из деструктивных объятих соцсетей и компьютерных игр.