logo
  1. Социальная война
  2. Насилие: мифы и реальность
Волгоград, / ИА Красная Весна

Если сдадим семью, то потеряем государственность — омбудсмен в Волгограде

Валерий Ростовщиков
Валерий Ростовщиков
(сс) hr34.volganet.ru

Та же ювенальная юстиция, только с другого бока. Так охарактеризовал законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия» уполномоченный по правам человека в Волгоградской области Валерий Ростовщиков, выступая 17 января на совете Общественной палаты Волгоградской области, сообщает корреспондент ИА Красная Весна.

«У меня внутри, честно говоря, все кипит от того, что мы тратим свое рабочее время на бред какой-то, — начал речь Ростовщиков. — Я называю все своими именами, потому что в эту проблему я погружен давно».

По мнению волгоградского омбудсмена, обсуждая законопроект о семейном насилии, необходимо понимать, какие лица и организации стоят за его продвижением. Уполномоченный по правам человека особо отметил роль в продвижении закона борца с насилием в отношении женщин Алену Попову и депутата Госдумы Оксану Пушкину.

«Совсем недавно в Сочи проходила конференция женщин по теме насилия под эгидой какой-то европейской организации. Меня туда пригласили. Я сначала пожалел, что я туда попал, а потом я понял, что происходит. Поэтому надо понимать, кто заказчики этого дела», — делает вывод Ростовщиков.

Комментируя озвученное ранее в зале мнение о том, что именно дело сестер Хачатурян послужило стартовым механизмом масштабной пиар-компании по борьбе с домашним насилием, волгоградский омбудсмен заявил следующее.

«Я вам скажу, что уши торчат не от сестер… (Хачатурян — прим. ИА Красная Весна). Уже пытались они зайти к нам в наше государство десять лет назад с ювенальной юстицией, — напоминает Ростовщиков. — И слава богу, у кого-то хватило ума это дело все закрыть, потому что ювенальная юстиция — это все то же самое, только вот с другого боку. Все эти принципы они уже воплощены в Европе, и тащить нас за уши в европейское государство ну просто не надо».

«Этот закон явно бьет по основе нашего государства, по семье», — делает вывод уполномоченный по правам человека.

Анализируя зарубежный опыт борьбы с насилием, можно сделать однозначный вывод о пагубности подобных законотворческих инициатив для российской государственности.

«Там в Финляндии приходят по указанию соседа, вытаскивают ребенка из семьи и начинают из него делать европейского человека. И в Швеции, и везде это уже происходит. И нам уподобляться этому ни в коем случае нельзя, потому что мы потеряем свою государственность сразу», — заявил Ростовщиков.

Читайте также: «Грубое вторжение в интимную сферу семейной жизни недопустимо»

Ранее, 15 января, общественники Волгограда провели одиночный сменяемый пикет против законопроекта о семейно-бытовом насилии у здания Волгоградской областной думы, а также у здания Общественной палаты Волгоградской области. В декабре активисты также проводили пикеты, а православные Волгограда присоединились ко всероссийскому молебну против скандального законопроекта.

Читайте также: Волгоград: «Этот закон не будет принят!»

Напомним, в начале уходящего десятилетия были осуществлены попытки введения в российское правовое поле сформированный по западному образцу институт ювенальной юстиции. Так, в 2012 году Государственной думой рассматривались законопроекты «Об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», а также закон о социальном патронате. Как верно заметил волгоградский омбудсмен, квинтэссенцией этих документов было крайне широкое и неопределенное толкования насилия по отношению к детям, а также допуск к работе с семьями финансируемых из госбюджета НКО.

Вмешиваться в семью уполномоченным на то чиновникам и общественникам предлагалось в случае выяснения того факта, что родители «создают своими действиями (бездействием) условия, препятствующие его нормальному воспитанию и развитию, и (или) отрицательно влияют на его поведение, и при этом отсутствуют достаточные основания для ограничения или лишения родителей родительских прав».

«Закон о профилактике семейно-бытового насилия» расширяет свое действия с детско-родительских отношений в ювенальной юстиции до конфликтных ситуаций между любыми родственниками в семье. Причем карать авторы закона предлагают за некие «деяния», не являющиеся ни преступлениями в соответствии с УК РФ, ни правонарушениями в соответствии с КоАП, либо угрозу таких «деяний».