В Британском музее хранится семьсот экспонатов из Королевского дворца Бенина — это больше, чем в любом другом музее мира

Возвращение Германией сокровищ Бенина усилит давление на Лондон — CFR

Изображение: (сс) Matt Neale
Бенинская бронза из коллекции музея Бристоля
Бенинская бронза из коллекции музея Бристоля
Бенинская бронза из коллекции музея Бристоля

Министерство культуры Германии объявило о планах вернуть в Нигерию сотни произведений искусства из Королевского дворца Бенина, разграбленного и разрушенного британцами в 1897 году.

Решение Германии, которое подается как «акт моральной ответственности», должно оказать давление на Лондонский Британский музей, пишет Джон Кэмпбелл в статье, опубликованной Council on Foreign Relations 13 мая.

Автор CFR отмечает, что объекты, скорее всего, будут сданы на хранение в «Музей западноафриканского искусства Эдо» в Бенин-Сити. Главным архитектором нового музея является англо-ганский архитектор Дэвид Аджайе, который работал ведущим дизайнером Смитсоновского национального музея афроамериканской истории и культуры в Вашингтоне.

Пока неясно, когда объекты африканского искусства вернутся на родину. Строительство музея далеко от завершения. По словам Аджайе, это может занять пять лет.

Правительство Германии характеризует возвращение артефактов как «акт моральной ответственности». Западные СМИ связывают агитацию за возвращение африканского искусства в Африку из европейских и американских коллекций с «расплатой» за колониализм и западный расизм.

«Но известно, что немцев в Эдо не было, — напоминает Кэмпбелл. — предметы оттуда были разграблены другими колонизаторами, куплены на международном рынке искусства и затем переданы в дар немецким музеям».

Так что решение Германии, по мнению автора CFR, прежде всего усилит давление на Лондонский Британский музей, в котором хранится семьсот экспонатов из Королевского дворца Бенина. Это больше, чем в любом другом музее мира. В самой Нигерии осталось всего около пятидесяти подобных экспонатов.

«Призывы к возвращению искусства, приобретенного западными странами в колониальный период, — старая песня. Некоторые страны, особенно со слабой национальной идентичностью, рассматривают возвращение искусства как фактор для национального строительства», — напомниает Кэмпбелл.

Так, с XIX века Греция агитировали за возвращение британцами скульптур Парфенона, так называемых мраморов Элгина. С их точки зрения, искусство, произведенное в конкретном регионе, принадлежит исключительно людям, которые там живут, и отсюда важность его физической репатриации.

Другая точка зрения состоит в том, что искусство принадлежит всему человечеству. В этом случае имеет значение доступность искусства для всех, кто хочет его увидеть и изучить, а также его сохранение и безопасность, а не его физическое местонахождение.

«Мраморы Элгина находятся на постоянной экспозиции в Британском музее, где они полностью защищены, — отмечает Кэмпбелл. — В стране, характеризующейся политической стабильностью и полным доступом к экспонатам для публики».

Проблема, связанная с возвращением африканского искусства в Африку, заключалась в отсутствии мест, где оно могло бы выставляться и надежно храниться.

«Кажется, это меняется. Музей Эдо спроектирован как объект мирового класса. Однако музей находится в бедной и все более нестабильной стране. Неясно, откуда будет поступать его устойчивое финансирование и как можно поддерживать безопасность искусства», — отмечает автор CFR.

Однако Кэмпбелл надеется, что музей Эдо сможет выйти из сложной ситуации — спонсоры музея готовы принимать экспонаты на временной основе из европейских и американских коллекций, а затем возвращать их в западные музеи.

«Такой подход может удовлетворить тех, кто рассматривает искусство как знак своей этнической или национальной идентичности, и тех, кто считает искусство принадлежащим всему человечеству», — заключает Кэмпбелл.

Читайте также: Нидерланды вернули Нигерии 600-летний артефакт Ифе

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER