logo
Новость
  1. Война с историей
  2. Памятник Колчаку
/ Омск

Омск проигнорирует столетие прихода к власти адмирала Колчака

Статуя А.В. Колчака у ресторана «Колчак». ОмскСтатуя А.В. Колчака у ресторана «Колчак». Омск
Анна Рыжкова © ИА Красная Весна

«К сожалению, нет. Работаем в обычном режиме», — ответила сотрудница омского ресторана «Колчак» на вопрос, планируются ли какие-либо мероприятия в связи со 100-летней годовщиной государственного переворота в Омске, в результате которого к власти пришел адмирал А. В. Колчак. 18 ноября об этом сообщает корреспондент ИА Красная Весна.

Ресторан находится в нескольких минутах ходьбы от бывшего особняка Верховного правителя России, потому и носит его имя. Так корреспонденту ИА Красная Весна сотрудники ресторана несколько месяцев назад прокомментировали причину его именования в честь белогвардейского лидера.

Указание на тот факт, что А. В. Колчак современной российской властью признан военным преступником и называние в честь него чего-либо может восприниматься населением как прославление его имени, сотрудниками заведения было встречено спокойно. Они пояснили, что администрация ресторана никого не стремится прославить и пытается к тем тяжелым для России временам относиться с пониманием, отмечая роль в истории как красных, так и белых.

Отметим, что попытки поставить Колчаку многометровый памятник на Иртышской набережной, назвать в честь него площадь, улицу, набережную Иртыша и даже омский аэропорт делались год за годом, но успехом не увенчались. Сегодняшняя региональная власть по этому вопросу предпочитает даже не высказываться ни «за» адмирала, ни «против» него, надеясь сохранить в городе спокойствие общества по данному вопросу. Подготовки мероприятий, приуроченных к столетию прихода Колчка к власти, в Омске не зафиксировано. Кажется, ресторан, носящий имя адмирала, будет единственным местом в городе, где этому событию придадут хоть какое-то значение.

Напомним, что 18 ноября 1918 года вице-адмирал русского флота А. В. Колчак, провозглашенный диктатором и Верховным правителем России, пришел в Омске к власти в результате отстранения Временного Всероссийского правительства (Директории). Омск был объявлен столицей белой России, но таковой был недолго. 14 ноября 1919 года в Омск вошли части 3-й и 5-й Армии красных.

Само правление адмирала Колчака, навязываемого современному обществу в качестве героя и примера для подражания, тоже не было отмечено успехами. Правительство в Омске не смогло ответить на наболевшие вопросы населения о земле и 8-часовом рабочем дне, ограничиваясь пустыми обещаниями. Экономика Сибири к концу колчаковского правления пришла в полный упадок, армия разрушалась под воздействием штыков и листовок большевиков.

Население, столкнувшись со зверствами и беззаконием колчаковской власти на местах, также поднялось против белых. Партизанские восстания быстро переросли в боевые действия на партизанских фронтах в глубоком тылу. Бои шли вблизи Транссибирской магистрали. Многочисленные союзники Колчака, которых советская власть считала интервентами (ангичане, французы, чехословаки, японцы, американцы), не в состоянии были обеспечить порученную им Антантой охрану железной дороги, по которой для белых армий шло вооружение из порта Владивостока.

В январе 1920 года, опасаясь прямого столкновения с Красной Армией, чехословаки, в обмен на беспрепятственный проезд до Владивостока, сдали Верховного правителя новым властям. 7 февраля 1920 года он был расстрелян.

Советская власть, для которой адмирал был врагом, признала его военным преступником и пособником интервентов. Современная власть не берется спорить с советским вердиктом. Следует еще привести несколько мнений, характеризующих ярко колчаковское правление, чтобы понять, есть ли хоть какие-то основания для героизации Верховного правителя в сегодняшней России:

Г. К. Гинс, управляющий делами правительства Колчака:

«Адмирал был, по своему положению, головой государственной власти. В ней всё объединялось, всё сходилось, но оттуда не шло по всем направлениям единой руководящей воли. Голова воспринимала, соглашалась или отрицала, иногда диктовала свое, но никогда она не жила одной общей жизнью со всем организмом, не служила его единым мозгом». «Народ ликует. Может быть, и вправду мы творили только зло…? В самом деле, мы не могли ликвидировать Семенова, Калмыкова, Розанова (особо зверствовавших атаманов — прим. ИА Красная Весна). При нас происходили жестокие расправы с восстававшими крестьянами, сжигались деревни, производились расстрелы без суда. Ведь все это правда. Мы допустили хозяйничанье в стране чехов, которые не жалели русского добра. Может быть, мы действительно изменили народу и изменили родине?»

Генерал Д. В. Филатьев:

«Сохранился бы весь золотой запас, за счет которого могла бы быть переброшена на восток армия Врангеля из Крыма. Уйдя в Забайкалье, можно было надолго, если не на все царствование большевиков, образовать независимую часть Российского государства… Амур, две железные дороги и наличие войск и денег делали оборону этой территории вполне осуществимой. Там же нашла бы убежище и работу разбросанная ныне по всему миру русская эмиграция… Этот возможный маленький кусочек русского счастья уплыл у нас из рук, благодаря колебаниям Колчака».

Генерал А. П. Будберг, военный министр правительства Колчака:

«Не понимают, что если они без разбора и удержа насильничают, порют, грабят, мучают и убивают, то этим они насаждают такую ненависть к представляемой ими власти, что большевики могут только радоваться наличию столь старательных, ценных и благодетельных для них сотрудников». «Военными средствами нам уже не справиться с тыловыми восстаниями, и что для этого… [нужны] немедленная оккупация тыла союзными войсками и введение там смешанного русско-союзного управления, в котором союзная его часть должна гарантировать населению безопасность от атаманщины и беззаконий».

«Все это и на Дальнем Востоке привело к тому, что мы и там сидим сейчас у разбитого корыта с натопорщившимся против нас и ненавидящим нас населением, готовым променять нас на эсеров, большевиков, партизан и кого угодно, кто поможет им нас сковырнуть».

В. И. Ленин, лидер большевиков, противник белого адмирала:

«Мы можем сказать: Колчак дал нам миллионы сторонников Советской власти в самых отдаленных от промышленных центров районах, где нам трудно было бы их завоевать».

Генералу М. К. Дитерихсу приписывают такие слова, которые он якобы сказал о правлении Колчака:

«Расстрел Колчака справедлив, это надо было бы сделать, если бы он мог прибыть в Верхнеудинск (т.е. уйти в Улан-Удэ, к белым, ускользнув от красных — прим. ИА Красная Весна)».