logo
  1. Война с историей
  2. «Великая Октябрьская революция: мифы и реальность»
Новость, / Санкт-Петербург

Белый террор в Финляндии повлиял на политику большевиков — историк

IX международная конференция «Россия, Финляндия и Скандинавия: ключевые события в истории». Музей-заповедник «Ялкала», пос. Ильичёво, Ленинградская область. 28.09.2019IX международная конференция «Россия, Финляндия и Скандинавия: ключевые события в истории». Музей-заповедник «Ялкала», пос. Ильичёво, Ленинградская область. 28.09.2019
© ИА Красная Весна

Белый террор в Финляндии стал важным аргументом для развертывания репрессий против белогвардейцев в России, заявил доктор исторических наук, заведующий кафедрой истории нового и новейшего времени Института истории СПбГУ Владимир Барышников 28 сентября, сообщает ИА Красная Весна.

Барышников Владимир Николаевич, д.и.н., профессор СПбГУ. 28.09.2019Барышников Владимир Николаевич, д.и.н., профессор СПбГУ. 28.09.2019
© ИА Красная Весна

На IX международной конференции «Россия, Финляндия и Скандинавия: ключевые события в истории», которая прошла в музее-заповеднике «Ялкала», Барышников представил доклад «Победа контрреволюции в Финляндии в 1918 г. и ее значение для политики большевиков в Советской России».

Как указал историк, на заре становления советской власти большевики старались по возможности обойтись без физического насилия, а Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК) при создании в декабре 1917 года не имела четко установленных задач. Контрреволюционеров лишали продовольствия, имущества, но до кровавых репрессий дело не доходило.

В качестве доказательства мягкого первоначального отношения советской власти к скрытым врагам профессор привел пример приговора Владимиру Пуришкевичу, арестованному в ноябре 1917 года за участие в контрреволюционном заговоре. Пуришкевич был приговорен к принудительным общественным работам, а в апреле 1918 года был вообще амнистирован в честь Дня солидарности трудящихся под честное слово, что не будет более заниматься политической деятельностью.

Профессор сообщил, что такое же мягкое отношение к контрреволюционерам наблюдалось и в начале революции в Финляндии. Красные финны были намерены усовершенствовать систему народного представительства, выработать новую конституцию и проводить реформы парламентским путем. Один из руководителей финских революционеров Отто Куусинен подчеркивал, что они надеялись на пути строительства нового общества избежать диктатуры пролетариата.

При этом, по словам докладчика, финские контрреволюционеры действовали очень жестко, а их победа сопровождалась невиданными ранее репрессиями и невероятным количеством жертв. Если на фронтах потери у обеих сторон были примерно одинаковы (3200 человек у белых и 3500 — у красных), то количество жертв террора различается в несколько раз.

На территории, которую контролировали захватившие власть революционеры, погибло всего 1400 человек. «Причем это не были жертвы санкционированных действий Совета народных уполномоченных», — подчеркнул Барышников. Он отметил, что руководство красной Финляндии выступало против террора, и в разгар гражданской войны в конце февраля 1918 года было подготовлено обращение к революционным войскам с осуждением злодеяний и угрозой сурового наказания за насилие.

При этом историк пояснил, что инструкции белого командования по отношению к противнику не были такими однозначными и давали повод думать о праве на мщение. В результате, по подсчетам финских исследователей, еще в период самой войны от белого террора погибло около 7300 человек. А после окончания войны белые закрепили свою победу самым массовым террором в истории Финляндии. Всего среди красных финнов погибло 27 тысяч человек.

Анализируя допущенные красными ошибки, Куусинен писал, что победители своими систематическими массовыми расстрелами как будто стараются показать, какая «вакханалия мести» ожидает рабочих всех стран, если они, «завоевав власть, не зажмут буржуазию в железные тиски своей диктатуры». Профессиональные революционеры указывали, что допущенные красными финнами ошибки послужат не только одной Финляндии.

Барышников подчеркнул, что в Москве сделали соответствующие выводы. Именно свидетель финских событий, полномочный представитель Советской России в Финляндии Ивар Смилга, выступая на заседании ЦК ВКП(б) вскоре после победного парада белых в Гельсингфорсе, на основании итогов войны и массовых расстрелов финских красногвардейцев предложил в России применять смертную казнь к задержанным участникам Белой армии.

По словам историка, в мае 1918 года члены ЦК ВКП(б) не посчитали доводы Смилги убедительными для того, чтобы начать в России массовые расстрелы, но первый шаг был сделан. «Там пришли в целом к историческому по своей сути решению, что в настоящий момент — это цитата — против расстрелов нескольких человек никто не возражает. Более того, даже был достигнут консенсус о необходимости ввести в практику приговоры смертной казни за определенные, как было указано, преступления», — сказал Барышников.

«Таким образом, объективно можно говорить о том, что белый террор, который захлестнул Финляндию весной и летом 1918 года, стал одним из важных аргументов, который был использован большевиками для развертывания репрессий в отношении уже белых в России. Однако он стал широко осуществляться только в условиях, когда здесь, в России, действительно началась гражданская война», — заключил исследователь.

Напомним, 28 января 1918 года в Финляндии социал-демократы сформировали рабочее правительство. Поводом стала легализация боевых отрядов сторонников буржуазии, что означало роспуск отрядов красногвардейцев и угрозу для рабочих лишиться завоеваний всеобщей ноябрьской забастовки 1917 года. Для подавления революции белофинны призвали немецкие войска.