26
дек
2019
  1. Социальная война
  2. Семейная политика
Москва, / ИА Красная Весна

Автор законопроекта о домашнем насилии: защиты от оговора в законе не будет

Защита от оговора законопроектом о профилактике семейно-бытового насилия (СБН) не предусмотрена, слова потенциальной жертвы берутся на веру, заявил один из разработчиков документа юрист Алексей Паршин на пресс-конференции авторов законопроекта в Москве 24 декабря, сообщил корреспондент ИА Красная Весна.

По мнению юриста, защищать обвиняемого в применении домашнего насилия от лжесвидетельства нет необходимости, поскольку случаи оговора редки. Кроме того, «защитное предписание», запрещающее одной из сторон семейного конфликта приближаться к другой — это не инструмент наказания, а метод защиты.

Паршин отметил, что принудительно выселить из жилья можно будет только тех граждан, у которых есть куда пойти: к родителям или во вторую жилплощадь. И, разумеется, выдачу как полицейского, так и судебного защитного предписания можно будет обжаловать.

Юрист вспомнил, как в свое время задавал вопрос о защите от лжесвидетельств при семейных конфликтах своим европейским коллегам.

«Во-первых, по их статистике это не больше 2%, они мне сказали, таких вещей. Второе, что мне сказали — вы знаете, когда, говорят, женщина забегает в полицию и кричит: у меня на улице вырвали только что сумочку, — никто же у нее не просит доказательства. Идут и ловят этих преступников. Так и здесь: сначала слова берутся на веру, а потом проверяются», — привел объяснение решению верить жертве на слово без доказательств Паршин.

Разработчик законопроекта подчеркнул, что не говорит «о расследовании преступлений», а предусмотренные законопроектом меры воздействия — «не наказание, это метод защиты», поскольку «они не влекут за собой какого-то наказания, или привлечения к ответственности, административной и уголовной».

«Поэтому никто не говорит о том, что таких злоупотреблений не будет. Возможно, они будут, процент будет крайне мал, а их последствия будут крайне незначительны, по сравнению с той пользой, которую принесет законопроект», — резюмировал Паршин аргументы в пользу отсутствия защиты от оговоров.

Соавтор законопроекта признал, что судебными предписаниями при определенных условиях предусмотрена возможность выселения человека, признанного агрессором, из собственного жилья. По словам юриста, в этом случае человек должен иметь возможность переехать: «То есть у родителей, там у него вторая жилплощадь какая-то имеет место быть или если это [жилье] принадлежит не агрессору, а жертве или там потерпевшему лицу».

Предвосхищая аргумент о нарушении таким образом права человека на частную собственность юрист заявил, что это право можно нарушить ради защиты жизни и здоровья потенциальной жертвы.

«Когда говорят что право собственности чье-то там будет нарушаться. Извините, право на личную неприкосновенность должно нарушаться? Нарушая право собственности и нарушая право личной неприкосновенности — что важнее?» — спросил Паршин.

Другой соавтор законопроекта Алена Попова подчеркнула, что закон — вне пола и возраста: «Очень правильный вопрос об оговорах задается только тогда, когда мужчина думает о том, что потенциально в законе заложено, что агрессор — это мужчина, а жертва — женщина. В законе нет такого. В законе есть человек, совершающий семейно-бытовое насилие».

Сразу же после еще один соавтор документа Оксана Пушкина подчеркнула позицию, что жертвами семейно-бытового насилия являются преимущественно женщины, а агрессорами — мужчины. Комментируя вопросы других журналистов, Пушкина также отметила, что считает критику законопроекта со стороны женщин неестественной.

Читайте также: Автор «антисемейного закона» проговорилась, что он направлен против мужчин

Отметим, в тексте проекта закона семейно-бытовое насилие определяется как «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Таким образом, применяемые в нем меры предполагают «насилие», за которое в российском законодательстве не предусмотрено никаких наказаний.

Например, под запретом преследования, как прокомментировала участник рабочей группы законопроекта Мари Давтян, подразумевается в том числе запрет «навязчиво писать и навязчиво звонить»

Напомним, что законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» появился на сайте Совета Федерации 29 ноября и вызвал бурную дискуссию. К документу было оставлено более 10 тысяч комментариев и его доработка перенесена на январь.

Читайте также: Пушкина: не будет закона об СБН — мне придется оправдываться в Страсбурге

Проект закона расколол общество. В его поддержку акции организовывают феминистические организации. Против законопроекта официально выступает Российская православная церковь и видные мусульманские иерархи, а также ряд общественных организаций и объединений граждан.

Соавторы
законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия
Соавторы законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия
Изображение: Вера Родионова © Красная Весна
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER