Если массово доступной вакцины не будет, и разрешение на работу, посещение музеев, религиозных служб, концертов, ресторанов, избирательных участков будут выдавать только имеющим антитела, то большая часть населения станет бесправной

Паспорт иммунитета — еще одна грань тотального контроля

Изображение: PublicDomainPictures, pixabay, cc0
Тест
Тест
Тест

В последнее время информационное пространство России заполнилось дискуссиями о создании Единого федерального информационного регистра (ЕФИР). Депутат Александр Хинштейн с экранов телевизора убеждает, что ничего страшного нет, что все данные, которые будет собирать о россиянах ФНС, уже присутствуют в разрозненных базах.

Во время второго чтения законопроекта единороссы даже установили запрет на обсуждение ЕФИР в стенах Госдумы и обосновали этот запрет не абы чем, а консенсусом! Сдули, сдули народные депутаты пыль с гримуара, в который записал свои разрушительные заклинания Михаил Сергеевич Горбачев.

А уж как ЕФИР поможет бороться с коронавирусом — заслушаешься. Ведь теперь можно будет получать пособия автоматически! Видимо, с точки зрения чиновников, это «автоматически» должно быть убойным аргументом для испытывающих на себе все прелести экономического кризиса граждан. Получение денег автоматически, без сбора справок и общения с госслужащими — это ли не то самое счастье, ради которого можно забыть про свои конституционные права?

Адресный вареник летит в рот автоматически. Цитата из к/ф «Счастье», реж. Александр Медведкин, 1934 г.
Адресный вареник летит в рот автоматически. Цитата из к/ф «Счастье», реж. Александр Медведкин, 1934 г.
1934 г.Медведкин,Александрреж.«Счастье»,к/физЦитатаавтоматически.ротвлетитвареникАдресный

На этом фоне все чаще раздаются голоса экспертов и представителей гражданского общества. Они сигнализируют, что издержки появления такого инструмента в руках, мягко говоря, несовершенного государства сильно превышают пользу. И что цель внедрения системы цифрового контроля — вовсе не борьба с пресловутым COVID.

Читайте также: Странное явление — самоизоляция. Оно вынырнуло из вашингтонского болота?

Но мало кто у нас обсуждает, что тотальная цифровая слежка — это существенная, но не единственная часть развернувшегося глобального наступления на права суверенных государств и рядовых граждан.

В первых числах мая разные политики в США, Германии, Италии, Франции и других странах на удивление синхронно поместили в повестку дня вопрос о введении так называемых «паспортов иммунитета». Паспорт иммунитета — это некий документ, удостоверяющий, что его обладатель перенес коронавирусную инфекцию и выработал антитела к ней. В передовиках оказалась Чили, где вопрос выдачи паспортов иммунитета начали рассматривать еще в конце апреля.

Не остался в стороне и министр здравоохранения РФ Михаил Мурашко. В интервью Наиле Аскер-заде 3 мая он заявил, что не видит проблемы в том, чтобы ввести в России паспорта иммунитета. По его словам, все информационные ресурсы для этого уже созданы.

Немногочисленные комментарии экспертов по этому вопросу в основном пока касаются только целесообразности данной инициативы с точки зрения биологии — иммунитет к SARS‑CoV‑2 еще мало изучен.

Читайте также: Эксперт: введение «паспорта иммунитета» в России пока бессмысленно

На Западе же новый биодокумент широко обсуждается с позиций этики, социологии, и экономики.

Предлагаем обратить ваше внимание на статью «Ten reasons why immunity passports are a bad idea» («Десять причин того, почему паспорт иммунитета — плохая идея»), которая была опубликована на сайте престижного научного журнала «Nature» 21 мая.

Авторы публикации — молекулярный биолог Натали Кофлер (Natalie Kofler) и специалист по биоэтике Франсуаза Бейлис (Françoise Baylis).

Сначала исследователи напоминают, что сегодняшние планы властей не являются чем‑то уж совсем новым. Так, разделение людей по наличию иммунитета к желтой лихорадке существовало еще в Новом Орлеане XIX века. Статус «неадаптированного» ограничивал жителя города в том, с кем ему можно было вступать в брак и где работать. У раба он влиял на стоимость.

В результате власть оказалась сосредоточена в руках богатой верхушки. А концепция «предполагаемого иммунитета» была взята на вооружение для обоснования теории превосходства белых.

Ученые опасаются, что при дальнейшем развитии событий в антиутопическом ключе подобное будущее ждет и нас.

Они называют четыре практических и шесть этических причин того, почему паспорта иммунитета не смогут, не будут, и не должны вообще работать, как задумано.

Иммунитет к COVID-19 не исследован

Последние данные свидетельствуют о том, что организм переболевших действительно вырабатывает антитела к SARS-CoV-2. Какова их минимальная концентрация, необходимая для защиты от заражения? Сколько длится иммунитет? Предполагается, что год-два, но точных ответов на эти вопросы пока нет.

Серологические тесты не надежны

Тесты на наличие антител помогают дать оценку распространения вируса в популяции. Но ВОЗ, как и бывший глава Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США Скотт Готтлиб, предостерегает использовать эти тесты для оценки состояния отдельного человека.

Дело в том, что их качество и эффективность сильно варьируются. И если лучшие из них имеют специфичность и чувствительность за 99%, то в отношении большинства тестов можно сказать, что они не надежны. Их использование приведет к тому, что иммунные люди будут признаваться не иммунными, и наоборот.

Невозможный охват тестирования

Каждого человека необходимо протестировать как минимум дважды — на случай, если он заболеет после первого отрицательного теста. При этом для поддержания актуальности данных тестирование надо проводить как минимум ежегодно. Для стран с многочисленным населением это выльется в десятки и сотни миллионов тестов.

Ученые приводят в пример Германию, которая лишь в июне планирует добиться показателя тестирования в 6% населения ежемесячно.

И даже если выдавать паспорта иммунитета только медработникам, то в США, к примеру, нужно будет протестировать 16 миллионов медиков. На сегодняшний день проведено всего 12 миллионов тестов среди всего населения.

Изображение: Юрий Никитин © ИА Красная Весна
Очередь на коронавирусное тестирование в г. Королёв, МО, 26 мая 2020 года
Очередь на коронавирусное тестирование в г. Королёв, МО, 26 мая 2020 года
года202026 маяМО,г. Королёв,втестированиекоронавирусноенаОчередь

Слишком мало переболевших для разгона экономики

По данным ВОЗ, переболело 2–3% населения планеты. В Нью-Йорке случайное тестирование выявило 14,9% выздоровевших. Если подсчитать положительный исход всех подтвержденных случаев заболевания в США в целом, то на сегодняшний день паспорт иммунитета смогли бы получить не более 0,43% населения страны.

Этого критически мало для экономики. Любой магазин разорится, если в него будут пускать такой ничтожный процент посетителей.

Мониторинг нарушает неприкосновенность частной жизни

Обязательные к установке приложения для смартфонов собирают информацию не только о заражении человека, но и о его перемещениях и контактах.

В Таиланде такое приложение обменивается информацией непосредственно с отделом полиции.

И нет никаких гарантий, что подобные приложения уйдут со сцены вместе с коронавирусом. Так, власти Китая уже объявили, что некоторые элементы системы отслеживания по QR‑кодам останутся и после окончания эпидемии.

Надзор за меньшинствами

Авторы исследования опасаются, что у государств появится возможность усилить контроль над расовыми, религиозными, сексуальными меньшинствами.

Ученые обращают внимание, что власти Китая были обвинены в принудительном поголовном тестировании чернокожего населения. И наоборот, в других частях света азиаты столкнулись с всплеском расовых предрассудков.

Несложно спроецировать опасения Кофлер и Бейлис на российские реалии. У нас, к счастью, вопрос надзора за секс-меньшинствами (пока) не входит в разряд тем, волнующих широкие слои общества. Но легко представить, какие возможности получат власти для давления на, например, неугодных гражданских активистов.

Читайте также: Гражданскому активисту в Перми грозит штраф за антифашистскую публикацию

Неравный доступ к тестам

Нехватка тестов приводит к тому, что их в первую очередь получают богатые и статусные.

Так, в начале марта многие штаты США имели возможность проводить пациентам не более 20 тестов в день. Одновременно с этим массово проходили тестирование профессиональные спортсмены, знаменитости, директора компаний.

Ученые опасаются, что проблемы с проведением анализа на антитела будут возникать прежде всего у ключевых работников, обеспечивающих остальным крышу над головой и еду на столе. Не говоря уже о стариках, детях, психически больных людях.

Стратификация общества

Навешивание ярлыков «иммунно-привилегированного» и «иммунно-отчужденного» создаст новое разделение между теми, «у кого есть», и теми, «у кого нет».

Если массово доступной вакцины не будет, и разрешение на работу, посещение музеев, религиозных служб, концертов, ресторанов, избирательных участков будут выдавать только имеющим антитела, то большая часть населения станет бесправной.

Второсортный человек. Цитата из к/ф «Гаттака», реж. Эндрю Никкол, 1997 г.
Второсортный человек. Цитата из к/ф «Гаттака», реж. Эндрю Никкол, 1997 г.
1997 г.Никкол,Эндрюреж.«Гаттака»,к/физЦитатачеловек.Второсортный

Усилится и межгосударственное разделение. Граждане тех стран, где правительства не могут позволить себе реализовать массовое внедрение паспортов иммунитета, не смогут въехать туда, где такой паспорт будут требовать на границе.

Новые формы дискриминации

Переходя к теме дискриминации, ученые почти буквально повторяют слова министра Мурашко. Технические средства, на основе которых сегодня реализуют систему выдачи паспортов иммунитета, завтра можно доработать. Они смогут собирать и другие данные о состоянии здоровья пациента, в том числе записи о психических расстройствах и результаты генетических тестов.

Если доступ к этим данным получат, к примеру, работодатели или страховые компании, то это создаст почву для дискриминации, считают специалисты.

Угроза общественному здоровью

Введение паспорта иммунитета будет провоцировать людей на противоестественное поведение. Если экономические и социальные привилегии будут получать переболевшие, то у здоровых появится стимул осознанно заразиться, подвергая себя и других опасности.

Кроме того, кризисы обычно порождают черные рынки. Граждане попытаются добыть заветный документ любым путем. К их услугам будут коррупция, изготовление подделок, продажа чужих паспортов.

Что делать дальше?

Авторы работы констатируют, что стратегии, укорененные в либертарианской идеологии, построенные вокруг индивидуальности, противоречат задачам обеспечения общественного здоровья.

По их мнению, необходимо наращивать международное сотрудничество, применять эффективные меры, сглаживать неравенство доходов. Вместо введения паспортов иммунитета ученые предлагают сосредоточиться на двух задачах.

Во-первых, необходимо бороться с ущербом от эпидемии путем тестирования, выявления контактов, изоляции больных. Исследователи отмечают успехи Вьетнама, Новой Зеландии, Сингапура на этом направлении. При этом данные электронных приложений должны быть обезличены, а сами приложения должны только давать пользователю подсказки о безопасных маршрутах перемещения.

Во-вторых, надо разработать и наладить массовое производство вакцины от SARS-CoV-2. И только в случае успешного решения этой задачи можно допустить, чтобы для осуществления некоторых видов деятельности требовалась справка о вакцинации.

«Нести угрозу для свобод, справедливости и общественного здоровья — врожденное свойство любой системы, осуществляющей разделение общества по биологическим признакам. Все осуществляемые меры должны определяться стремлением к социальной справедливости», — заключают ученые.

Трудно с ними не согласиться. Вот только есть подозрение, что перечисленные ими недостатки кое-кто считает достоинствами.