logo
Новость
/ Москва

Культуролог: представления о наличии правды и лжи как таковой потеряны

Кому известна правдаКому известна правда
(cc)Rilsonav

Не мы живем в эпоху постправды, а постправда живет в нас, заявил кандидат исторических наук, культуролог Алексей Юдин 12 марта в эфире телепередачи «Тем временем. Смыслы» с Александром Архангельским на канале «Культура».

«Почему эпоха? Может быть, не мы в ней, а она в нас, эта постправда», — пояснил свою позицию Юдин.

На вопрос ведущего, есть ли в нем самом постправда, Юдин ответил:

«Это особый разговор… Конечно есть. Потому что я понимаю, что это какой-то вирус, интеллектуальный вирус, который давно уже вошел в меня. Вот как я борюсь с этим вирусом и есть ли у меня иммунитет — это для меня самый важный вопрос».

Ведущий передачи Архангельский также отметил, что есть разница между тем, что было раньше, и тем, что стало теперь. Раньше «было представление о том, что есть разграничения между ложью и правдой», теперь же теряются представления «о наличии правды и лжи как таковой», — рассказал он.

Напомним, авторство термина «постправда» (англ. post-truth) принадлежит блогеру Дэвиду Робертсу, придумавшему его в 2010 году. Однако о самом явлении западные интеллектуалы — социологи постмодернисты — заговорили еще в начале 1970-х гг.

Одним из ярчайших представителей, описывающих данную концепцию, стал французский философ Жан Бодрийяр. С его точки зрения, если мы будем рассуждать о том, что показали, например, масс-медиа о вторжении США в Ирак, мы никогда не узнаем правду об операции «Буря в пустыне».

Читайте также: Пропаганда виляет реальностью: политолог об издержках «постправды»

Комментарий редакции

Если постправда уже проникла в нутро человека, а не существует вне него как среда, то и сам современный человек уже не является тем человеком, который жил на протяжении предшествующих тысячелетий. Он уже становится постчеловеком.

Между тем сегодняшняя дискуссия на передаче «Тем временем. Смыслы», собравшая некоторых российских интеллектуалов из разных областей, не дала четкого ответа, есть ли острая новизна в происходящем.

А она есть, и тесно связана с другой новизной — с тем, что было названо «информационным обществом». Обществом, создавшим сначала телевизор, а потом интернет. Стирание границ между правдой и ложью стало крупным общественным фактором, возможным только при приходе в мир мощных масс-медиа. А также интернета, образовавшего избыток недоброкачественного материала.

Отныне не реальный мир конструирует виртуальный, а наоборот, виртуальный мир, снабженный фейками, формирует глобальную реальность.