Авторы приостановили публикацию нот песни для ее доработки, поскольку «было ясно — это песня итога войны, в ней зазвенела какая-то необъяснимая, но верная нота времени».

«Настал конец Врагу!» 75 песен Великой Отечественной — 10

Изображение: Скопина Ольга © ИА Красная Весна
Живи в веках, страна социализма
Живи в веках, страна социализма
Живи в веках, страна социализма

В предыдущей публикации цикла «75 песен Великой Отечественной» шел песенный рассказ о героях войны. Но, безусловно, самым главным героем, тем, кто одолел гитлеровскую нечисть, является простой советский солдат. Именно он — солдат, и станет главным действующим лицом статьи. От его имени, его глазами, его чувствами авторы военных песен старались отобразить события завершающего этапа войны.

Когда шел рассказ о сражениях 1943–1944 годов, в ходе которых советский солдат изгонял захватчиков со своей земли, несколько обойденной оказалась величайшая битва Великой Отечественной — Курская дуга. Но именно со знакового события августа 1943-го, с освобождения города Орла в ходе победоносной стратегической наступательной операции «Кутузов» (такое официальное название носила часть Курской битвы — наступление советских войск на Орловском направлении) начинается сюжет песни, которая сейчас прозвучит.

В ноябре 1943 года в освобожденном от фашистов белорусском городе Гомеле поэтом Евгением Долматовским было написано стихотворение, состоявшее всего из нескольких строк, которое автор назвал «Улицы-дороги»:

С боем взяли мы Орел,
Город весь прошли,
Улицы последней
Название прочли:
Брянская улица на запад ведет?
Значит — в Брянск дорога,
Значит — в Брянск дорога.
Вперед!

Стихи были опубликованы поэтом во фронтовой газете «Красная Армия», и отосланы в Москву — композитору Марку Фрадкину. В результате появилась знаменитая песня Великой Отечественной войны — «Дорога на Берлин».


Дорога на Берлин (М. Фрадкин, сл. Е. Долматовский, 1945) Л.Утесов

Долматовский позже напишет: «Ни в коем случае не отказываясь от авторства, все же обязан признаться, что в песне „Дорога на Берлин“ некоторые строки не то чтоб не мои, но моему перу не принадлежат. Варшава и Берлин вообще не были мною названы в тексте. Положа руку на сердце, скажу, что даже название песни придумано не мною. И все же если слово „схема“ применимо в искусстве, то заявляю, что схема песни — моя…»

«Дальше ничего не было сочинено, только в намеченную схему вставлялась строка: во вторую строфу — о вступлении в Брянск, в третью — о Гомеле. Песня кончалась строфой про Минскую улицу, про то, что нам предстоит дорога на Минск…», — рассказал поэт.

Первым исполнителем «Дороги на Берлин» стал Леонид Утесов. В его исполнении, с постепенным добавлением новых городов и названий их улиц, по ходу их освобождения, песня звучала по радио вплоть до самой Победы, до взятия советскими солдатами Берлина. От Курской дуги до Берлинской наступательной операции пролегает путь советских бойцов в песне «Дорога на Берлин».

И на этом пути советский солдат изгонял нацистскую нелюдь с родной земли, нес свободу народам Европы. Воин уже был уверен в грядущей победе над врагом, а во время передышек между боями делился со своими боевыми товарищами мечтами о будущем, а то и пытался найти ответы на порой неожиданные вопросы… Об одной такой солдатской беседе рассказывает песня композитора Сигизмунда Каца и поэта Анатолия Софронова, созданная в 1944 году.

Рвы одни да надолбы…
Подумать, братцы, надо бы…
С Германией покончено, настал конец врагу.
Если б нам доверили,
Как, на каком на дереве
Мы Гитлера-разбойника повесим на суку?


Садовник (С. Кац, сл. А. Софронов) Г. Абрамов, 1944

Вот такие «экологические» вопросы порой возникали в солдатских разговорах в конце войны. Но чаще всего бойцы вспоминали и пели о родном доме, о далеких любимых людях, с которыми их разлучила война.

Не вейся, ласточка, над морем,
Волну крылом не задевай!
Лети по синему простору
В родимый мой отцовский край!

Лети в Сибирь, в таёжны чащи,
Где не видать тайги конца,
И передай родным нижайший
Поклон советского бойца.


Не вейся, ласточка (М. Блантер, сл. И. Тимошков) Г. Виноградов, 1944

Очень красивая и редко звучащая песня Блантера и Тимошкова «Не вейся, ласточка» была написана в 1944 году во время одной из поездок композитора на фронт.

На фронте была создана еще одна песня–воспоминание о родном доме и далеких любимых.

Давно мы дома не были…
Цветет родная ель,
Как будто в сказке-небыли,
За тридевять земель.


Давно мы дома не были (В. Соловьев-Седой, сл. А. Фатьянов, 1945) В. Бунчиков, В. Нечаев, В.Невский

Знаменитую «Давно мы дома не были» Василий Соловьев-Седой и Алексей Фатьянов создали 8 мая 1945 года прямо в трофейном автобусе во время поездки по частям, стоявшим под захваченным Кёнигсбергом. А в Берлине в тот день был подписан Акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии.

Вскоре будет выпущена граммофонная пластинка с записью этой полюбившейся песни. А на оборотной стороне пластинки была записана еще одна замечательная солдатская песня — «Мы скоро встретимся, Москва». Ее авторами были композитор Сигизмунд Кац и поэт Анатолий Софронов.

По зеленым долинам и рощам
Скоро мы повернем на восток
И вернемся на Красную площадь.
По одной из знакомых дорог.


Мы скоро встретимся, Москва (С. Кац, сл. А. Софронов) В. Бунчиков и В. Нечаев, 1945

Песню «Мы скоро встретимся, Москва» этот авторский дуэт создал в 1945 году под впечатлением от поездки по советским частям, освобождавшим Венгрию.

Советские композиторы и поэты находили большинство сюжетов для своих песен в прямом общении с солдатами, под впечатлением от поездок по фронтам, по дорогам Великой Отечественной.

Дороги войны… Пыльные, трудные, обильно политые потом и кровью наших солдат…

В 1945 году будет написана великая песня «Эх, дороги» (музыка Александра Новикова, слова Льва Ошанина). Отвечая на вопрос корреспондента «Комсомольской правды», «маршал Победы» Георгий Константинович Жуков назвал «Дороги» одной из трех лучших песен войны, наряду со «Священной войной» (Александрова и Лебедева-Кумача) и «Соловьями» (Соловьева-Седого и Фатьянова).

Эх, дороги…
Пыль да туман,
Холода, тревоги
Да степной бурьян.

Выстрел грянет,
Ворон кружит:
Твой дружок в бурьяне
Неживой лежит…

А дорога дальше мчится,
пылится,
клубится,
А кругом земля дымится
Чужая земля.


Эх, дороги (А. Новиков, сл. Л. Ошанин, 1944) Г. Абрамов, 1946

После первого исполнения песни «Эх, дороги…», как вспоминает один из ее авторов Лев Ошанин, «в зале вдруг возникла длинная тишина. Потом он взорвался и потребовал повторения песни»

Авторы даже приостановили публикацию нот песни для ее доработки, дошлифовки, поскольку «было ясно — это песня итога войны. Хотели мы или не хотели, а в ней зазвенела какая-то необъяснимая, но верная нота времени», как позже написал Лев Иванович о работе над песней-шедевром.

Самой последней песней, написанной в годы Великой Отечественной войны считается произведение композиторов Дмитрия и Даниила Покрасс и поэта Цезаря Солодаря «Казаки в Берлине», созданная 9 мая 1945 года — в День Победы.

По берлинской мостовой
Кони шли на водопой,
Шли, потряхивая гривой,
Кони-дончаки.
Распевает верховой:
«Эх, ребята, не впервой
Нам поить коней казачьих
Из чужой реки».


Казаки в Берлине (Дм. и Дан. Покрасс - Ц. Солодарь, 1945) И. Шмелев, 1946

Сюжет песни, как это часто происходило с песнями Великой Отечественной войны, также подсказала сама жизнь. Поэт и военный корреспондент Цезарь Солодарь 8 мая был в Берлине, где присутствовал при подписании фельдмаршалом Кейтелем Акта о безоговорочной капитуляции Германии.

А ранним утром 9 мая на одном из перекрестков немецкой столицы он наблюдал сценку, как советская регулировщица–ефрейтор остановила двигавшихся по улицам города пехоту, машины и тягачи, чтобы пропустить конную колонну.

Солодарь вспоминал, как девушка «откровенно улыбнувшись ехавшему на поджаром дончаке молодому казаку, задиристо крикнула: „Давай, конница! Не задерживай!“ Казак быстро отъехал в сторону и подал команду: „Рысью!“ Сменив тихий шаг на резвую рысь, колонна прошла мимо своего командира в направлении канала. А он, прежде чем двинуться вслед, обернулся и на прощанье махнул рукой регулировщице…»

Через два часа Солодарь в военно-транспортном самолете летел в Москву и прямо там, в воздухе написал текст песни. В полдень по прилету он отдал стихи Дмитрию и Даниилу Покрасс. А уже вечером композиторы позвонили ему и сказали, что музыка готова, и можно приехать посмотреть…

9 мая 1945 года в 2 часа 10 минут по московскому времени по Всесоюзному радио диктор Юрий Левитан зачитал Акт о военной капитуляции фашистской Германии и Указ Президиума Верховного Совета СССР об объявлении 9 мая Днем всенародного торжества — Праздником Победы.

«В ознаменование победоносного завершения Великой Отечественной войны советского народа против немецко-фашистских захватчиков и одержанных исторических побед Красной Армии, … установить, что 9 мая является днем всенародного торжества — ПРАЗДНИКОМ ПОБЕДЫ. 9 мая считать нерабочим днем».

Утром Москва забурлила, взорвалась радостными криками. Москвичи и гости столицы, среди которых было много людей в военной форме, праздновали целый день. В 21 час в радиоэфире с обращением к советскому народу выступил председатель Совета Народных комиссаров Иосиф Сталин. А потом все вновь высыпали на улицу, чтобы увидеть Салют Победы.

160 прожекторов были покрашены в разные цвета и размещены в центре города и вокруг Кремля. Командиры прожекторных станций получили программы — каждому залпу свое направление луча. Салютный дивизион составила тысяча орудий. Они дали 30 залпов. Но даже грохот артиллерийской канонады не смог перекрыть радостные крики людей. Ликовали все, от мала до велика.

Ликовала вся страна. Салюты, пусть и меньшего масштаба, увидели жители и других городов. Праздновали Ленинград и Сталинград, Севастополь и Одесса, столицы и города всех советских республик.

70 песен из цикла «75 песен Великой Отечественной» уже прозвучали. Еще пять, по моему мнению, одни из главных, если не самые главные — в следующей публикации.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER