Я разыскал его в редакции газеты «Гудок». Сначала он и слышать не хотел «о какой-то песне» для кино, когда такие события на фронте. Пришлось доказывать важность задания.

«Все силы в кулак соберем для разгрома!» 75 песен Великой Отечественной — 7

Изображение: Анна Рыжкова © ИА Красная Весна
Гипсовая фигурка Василий Теркин
Гипсовая фигурка Василий Теркин
Гипсовая фигурка Василий Теркин

Вслед за рассказом о песнях, посвященных советским воинам Великой Отечественной войны, настало время для песенной летописи ее сражений, песенного рассказа о ее «театрах военных действий».

В рамках одного цикла нельзя охватить все битвы, все события, уложившиеся в 1418 дней, в без малого четыре долгих года войны. Но рассказ о песенном наследии Великой Отечественной будет продолжаться и после 75-летия Победы…

Битва за Москву.

В атаку стальными рядами
Мы поступью твёрдой идём.
Родная столица за нами,
Рубеж наш назначен Вождём.

Мы не дрогнем в бою за столицу свою,
Нам родная Москва дорога.
Нерушимой стеной, обороной стальной
Разгромим, уничтожим врага!


Марш защитников Москвы (Б. Мокроусов, сл. А. Сурков) Анс. им. Александрова, 1942г

Стихотворение Алексея Суркова первой опубликовала 3 ноября 1941 года газета Западного фронта «Красноармейская правда». Через неделю оно появилось на страницах «Вечерней Москвы». А зимой 1941 года встал вопрос о создании документального фильма, рассказывающего о контрнаступлении советских войск под Москвой.

Создатели картины решили использовать в киноленте песню. А в те суровые дни большинство поэтов-песенников находились или на фронтах в качестве корреспондентов газет, или в эвакуации.

Режиссер фильма Илья Копалин позже вспоминал: «Однажды выяснилось, что с фронта вернулся поэт Алексей Сурков. Я разыскал его в редакции газеты „Гудок“. Сначала он и слышать не хотел „о какой-то песне“ для кино, когда такие события на фронте. Пришлось доказывать важность задания. Подумав, Сурков сказал: „Ну, вот что. Писать песню мне некогда, а есть у меня подготовленное для печати стихотворение о защитниках Москвы. Подойдет — берите“».

Композитором, работавшим над фильмом, был Борис Мокроусов, который сразу же приступил к работе. Мелодия песни родилась очень быстро. В музыке отразилась мощь наступления Красной Армии, чувствовалась неизбежность поражения немецких полчищ. В фильме, который получил название «Разгром немецких войск под Москвой», песню исполнил Краснознаменный ансамбль Красной Армии.

23 февраля 1942 года картина вышла на экран. Фильм получил Сталинскую премию 1942 года (к слову, в 1943 году ему была присуждена премия «Оскар», как лучшему документальному фильму). А «Марш защитников Москвы», ставший стрежнем всей картины, навсегда остался музыкальным символом Битвы за Москву.

Битва за Ленинград.

Сражение длилось 872 дня: с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года. Бессмертным музыкальным памятником великому подвигу города навсегда останется симфония № 7 «Ленинградская» Дмитрия Дмитриевича Шостаковича. Кроме того, за эти без малого 900 дней битвы было создано множество песен. О двух из них — короткие рассказы. Сейчас рассказ о песне «За Ленинград».

Борьба нелегка — озверелая свора
Опасна в безумьи своем.
Все силы в кулак соберем для разгрома,
Всю волю свою соберем!


За Ленинград (К. Чистяков, сл. В. Лебедев-Кумач, 1941) АПП ЛенВО, 1942

Ноты и текст песни «За Ленинград» композитора К. Чистякова и поэта В. Лебедева-Кумача были опубликованы в 1941 году во втором сборнике «Песни Краснознамённой Балтики», благодаря чему она стала известна среди защитников и жителей Ленинграда. Кстати, по тексту песня близка к еще одному произведению Лебедева-Кумача — песне «На врага, за Родину, вперед!», написанной Исааком Дунаевским (о ней рассказывалось в первой статье цикла «75 песен Великой Отечественной»).

Рассказ об еще одной «ленинградской» песне будет чуть ниже, а сейчас хотелось бы вспомнить одну песню, появившуюся в 1941 году — «Песню о Днепре» Марка Фрадкина и Евгения Долматовского.

Из твоих стремнин ворог воду пьёт.
Захлебнётся он той водой!
Будет славный час — мы пойдём вперёд
И увидимся вновь с тобой.

Кровь фашистских псов пусть рекой течёт,
Враг советский край не возьмёт.


Песня о Днепре (М. Фрадкин, сл. Е. Долматовский) КАППСА, 1942

Осенью 1941 года Евгений Долматовский был корреспондентом в частях Юго-Западного фронта на Украине. Он даже попал в плен, откуда бежал. Поэт позже писал: «Горькие слова „Ой, Днипро, Днипро“ жили тут, на берегах великой реки, в голосах женщин, в коротких и суровых разговорах партизан. Я уже не мог расстаться с этими словами, больше похожими на выдох, на стон». Опираясь на эти слова стали постепенно вызревать стихи…

Вскоре журналистская судьба привела его в город Урюпинск, где шло формирование пополнения Юго-Западного фронта. Далее — воспоминания Марка Фрадкина, служившего вторым дирижером в приданном фронту ансамбле: «Судьба свела нас с Долматовским… „Ой, Днипро, Днипро, ты течёшь вдали, и волна твоя, как слеза…“. Эти стихи, прочитанные мне Долматовским, поразили… Мы нашли старенькое пианино в доме священника и почти на одном дыхании, за несколько часов написали песню».

На один из концертов ансамбля пришло больше тысячи зрителей, среди них были солдаты, командиры, сотрудники госпиталей. И вот зазвучала «Песня о Днепре»… По ее окончании все встали и молча, в полной тишине некоторое время смотрели на сцену, украдкой смахивая слезы…

Рассказ о «Песне о Днепре» предваряет следующую статью цикла, в которой, в том числе, речь пойдет о песнях, посвященных освобождению Украины.

Карельский фронт и Северный флот.

Музыкальным символом Северного флота в годы Великой Отечественной войны стала песня «Прощайте, скалистые горы» композитора Евгения Жарковского на слова поэта Николая Букина.


Прощайте, скалистые горы (Е. Жарковский, сл. Н. Букин) П. Киричек, 1945

Пограничный знак на полуострове Рыбачьем, расположенном под Мурманском на берегу Баренцева моря, был единственным на всей западной границе СССР, все годы войны контролировавшимся советскими войсками. Именно на Рыбачьем корреспондентом многотиражной газеты «Североморец» служил Николай Букин. В 1942 году он написал стихотворение «Не жить мне без моря», которое было опубликовано в газете Северного флота «Краснофлотец».

Спустя некоторое время Букин услышал по радио песню, в которой звучали его стихи. Позже выяснится, что в «Краснофлотце» их увидел композитор Евгений Жарковский, прикомандированный к политуправлению Северного флота «для творческой работы»

«Марш Карельского фронта» был написан композитором Никитой Богословским на слова поэта Петра Шубина в 1943 году.

С фашистскими громилами
По-русски говорили мы —
Верными штыками, сталью и огнём.
По лесам Карелии —
Вражьи кости белые.
Недобитых ворогов найдём, добьём!


Марш Карельского фронта (Н. Богословский, сл. П. Шубин) АПП Карельского фронта, 1944

Композитор Никита Богословский в творческом взаимодействии с поэтом-фронтовиком Павлом Шубиным помимо бодрого, ритмически четкого «Марша», создали для Карельского фронта несколько медлительную, проникнутую патетическим звучанием «Песню гнева», и лирический «Северный вальс».

Сталинградская битва.

В августе 1942 года в Сталинграде зазвучала песня, написанная на мотив знаменитого «Утёса Стеньки Разина».

Мы покончим с врагом, мы к победе придем,
Солнце празднично нам улыбнется.
Мы на празднике том об утёсе споем,
Что стальным Сталинградом зовётся.


Сталинградский утёс (народная, сл. Б. Палийчук) 1942, А. Королёв

Композитор Марк Фрадкин так вспоминал свое пребывание в осажденном Сталинграде: «Помню, как во время одной из ночных варварских бомбежек города, в короткую минуту затишья, на центральной площади я слышал, как группа людей пела широкую, как Волга, песню „Есть на Волге Утёс“».

Но в новом тексте воспевался не легендарный «Разинский утес», а «утес броневой». Лишь в 1974 году удалось узнать имя автора новых слов старинной песни, когда в газете «Советская Россия» появилась статья украинского поэта и писателя подполковника в отставке киевлянина Бориса Палийчука.

Борис Дмитриевич писал: «В дни жестоких боев в Сталинграде, в августе–сентябре 1942 года, я пробовал написать слова на мелодию старинной русской песни „Есть на Волге утёс“, придав этой крылатой фразе совершенно новое, боевое значение… Строка за строкой складывался образ Сталинградского утеса, воплотившись в новые слова старого напева…»

И, наконец, обещанный рассказ об ещё одной «ленинградской» песне, о знаменитой «Застольной Волховского фронта» («Волховской застольной»). В 1943 году ее текст сочинил и опубликовал в газете «Фронтовая правда» (Волховский фронт) корреспондент этой газеты поэт Павел Шубин.

Встанем и чокнемся кружками стоя мы,
Братство друзей боевых.
Выпьем за мужество павших героями,
Выпьем за встречу живых.


Волховская застольная (И. Любан, сл. П. Шубин) 1943, неизв

Любители фронтовых песен наверняка обратили внимание на отсутствие в этой аутентичной аудиозаписи куплета, в котором поется о Сталине. Некоторые «музыковеды» даже считают, что он был позже написан «авторами из политотдела»

Только ведь у песни чаще всего два автора: помимо автора слов есть и автор музыки. А мелодия «Волховской застольной» была написана белорусским композитором Исааком Любаном в 1942 году, когда, находясь на излечении в госпитале после ранения, он написал песню «Наш тост». Автором ее слов был бывший шахтер, а в годы войны — рядовой, Матвей Косенко. Его текст был «литературно обработан» поэтом и фронтовым корреспондентом Арсением Тарковским.

А позже, уже в 1943 году на мелодию песни «Наш тост» Павел Шубин пишет другие слова, а точнее — переделывает и дополняет слова Косенко и Тарковского под актуальную фронтовую обстановку под Ленинградом. И в результате появляется «Волховская застольная».

Так вот, в песне «Наш тост» куплет со Сталиным наличествует. Его даже можно услышать в аудиозаписи песни 1944 года в исполнении Ларисы Александровской. К слову, есть еще один куплет, написанный также Косенко и Тарковским, который просто не уместился на граммофонную пластинку. Привожу тексты двух упомянутых фрагментов «Нашего тоста».

Встанем, товарищи, выпьем за гвардию,
Равной ей в мужестве нет.
Тост наш за Сталина! Тост наш за партию!
Тост наш за знамя побед!

Пусть пожеланием тост наш кончается:
«Кончить с врагом поскорей!»
Пей, друг, и пей до дна, лучше сражается
Тот, кто поёт веселей.

О песне «Наш тост» рассказ обязательно будет, но уже не в цикле «75 песен Великой Отечественной». А тех, кто включает «Сталинский» куплет в «Волховскую застольную» спешу успокоить — это вполне можно делать, тем более, в некоторых песенных сборниках с «полным текстом» этой замечательной песни в качестве авторов слов значатся и Шубин, и Косенко, и Тарковский.

А в следующей публикации цикла, как уже анонсировалось выше, будет продолжен песенный рассказ о сражениях Великой Отечественной.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER