logo
Статья
/ Вера Родионова
Когда выдают всё христианство за единое «радикальное и тоталитарное» целое, проигрывают все, но больше всех — сами христиане

Кое-что неприятное о тех, кто хочет говорить от лица всех семей в мире

Альваро ДельгадоАльваро Дельгадо

В прошлой статье, вышедшей сразу после 8 марта 2019 года и посвященной анализу экстремальных по массовости и агрессивности манифестаций феминисток «и сочувствующих», прошедших во многих странах, мы, в частности, выяснили, что сильное женское движение в Польше, Аргентине и Испании стало реакцией на попытки определенных групп провести законодательное ужесточение законов о добровольном прерывании беременности, то есть абортов. Так как весь этот протест сформировался относительно недавно, и буквально 5 лет назад о 8 марта на Западе никто не вспоминал даже, то можно утверждать, что это не естественный женский протест, а скорее результат информационно-психологической войны с задействованием Голливуда, СМИ и интернета. Смыслом и значимыми деталями этой войны мы займемся чуть позже. Сначала давайте разберемся, что за группы стоят за всем этим, и какими средствами они воздействуют на общество.

То, что за гендерной политикой стоит сеть некоммерческих организаций, действующая под ревностной защитой Фонда народонаселения ООН, в общем-то, ни для кого уже не секрет. Девушки в костюмах «служанок» из одноименного американского телесериала (мы упоминали об этом модном пиар-ходе в борьбе феминисток с «мракобесами» в предыдущей статье) выходят по всему миру. Прежде всего, они протестуют в США — против репродуктивной политики Трампа и заявлений Майкла Пенса о прекращении финансирования программы Planned Parenthood (в России — «Планирование семьи»).

Напомним, Planned Parenthood официально зарегистрирована как НКО, которая предоставляет услуги по охране репродуктивного здоровья в США и во всем мире. Это освобожденная от налогов корпорация, состоящая из 159 медицинских и немедицинских филиалов, которые управляют более чем шестьюстами медицинскими клиниками только в США. Planned Parenthood является членом ассоциации Международной федерации планируемого родительства (IPPF) и сотрудничает с другими организациями в 12 странах мира, которые непосредственно предоставляют различные услуги в области репродуктивного здоровья и сексуального образования, участвуют в исследованиях в области репродуктивных технологий и активно выступают за защиту и расширение репродуктивных прав женщин, включая аборты. Совокупный годовой доход Planned Parenthood, по данным англоязычной версии «Википедии», составляет $1,3 млрд, из них около $530 млн — в виде государственного финансирования, такого, как возмещение расходов по программе Medicaid.

Эти корпорации и НКО осуществляют сильное лоббирование в ООН, в основном через Фонд ООН в области народонаселения (ЮНФПА), который, в свою очередь, давит на правительства стран, в том числе через гражданское общество, а также на чиновников разных уровней. Взамен они получают финансирование своих программ из части прибыли. Другая часть прибыли идет на развитие и пропаганду гендерной теории. Эта теория была подхвачена так называемыми «прогрессивными» правительствами многих стран и отражена в различных конвенциях ООН и Совета Европы.

В статьях РВС (Родительское Всероссийское Сопротивление) уже много написано об истории и программах этих саммитов и конвенций.

Вот совсем недавно, с 11 по 22 марта 2019 года, в Нью-Йорке прошла 63-я ежегодная встреча Комиссии ООН по положению женщин (CSW), в которой приняли участие более 10 000 человек. Обсуждалось положение женщин во всем мире по вопросам доступа к социальному обеспечению и инфраструктуре: пенсии, медицинское страхование, социальное обеспечение, пособия на детей, отпуск по уходу за ребенком и прочие важные вопросы.

Но уже несколькими годами ранее был задан дискурс восприятия противостояния между сторонниками «современности» и «традиции». Так, 13 марта 2013 года на странице Open Democracy, британского веб-сайта о международной политике, который спонсируется Фондом Форда, фондом Atlantic Philanthropies, Фондом братьев Рокфеллер и другими организациями и частными лицами, была опубликована статья под названием «Религиозный и рыночный фундаментализмы угрожают гендерному равенству на саммите ООН» («Religious and market fundamentalisms threaten gender equality at UN summit»).

Понятно, что Open Democracy, рассказывая об обсуждении гендерной проблематики в ООН, выступает с так называемой прогрессивной позиции. В статье говорится: «Комментарии национальных делегаций по этому проекту показывают две основные тенденции негативной реакции на его прогрессивные рекомендации.

Первый — это социально консервативный, иногда религиозный фундаментализм, отказ от феминистской идеи о том, что пол является социальной конструкцией. Социальная защита женщин рассматривается как угроза их повесткам дня, поскольку она бросает вызов так называемым традиционным гендерным ролям, предлагая альтернативы зависимости женщин от мужчин».

Сразу же возникает вопрос о правомочности постановки знака равенства между социально-консервативным сценарием и религиозным фундаментализмом. Причем речь идет о якобы имеющем место «роковом» равенстве данных двух направлений. Мол, если вы социальный консерватор, то неминуемо являетесь одновременно и религиозным фундаменталистом. Но как же быть с имевшим место опытом СССР и стран социалистического лагеря? Разве там несомненный социальный консерватизм — а он был о-го-го какой! — не был полностью оторван от религиозного фундаментализма? И разве эта абсолютность отрыва не дана нам в историческом опыте?

Ну и как можно игнорировать этот опыт, утверждая, что любой социальный консерватизм заведомо является религиозным фундаментализмом, объявляя на голубом глазу, что якобы для всех, кто придерживается традиционных ценностей, идея «социальной защиты женщин» видится угрозой? То, что это далеко не так, мы хотя бы на примере своей страны отлично знаем. Никакого тождества между устойчивыми культурными представлениями и религиозным фундаментализмом нет, а уж предположить мотив страха перед социальной защитой женщин «как угрозу» — можно, наверное, только видя перед глазами что-либо сугубо специфическое, действительно фундаменталистское, типа Саудовской Аравии.

Причем далее говорится: «За этой позицией стоят около 25 стран, включая страны с влиятельными религиозными общинами и бывшие социалистические государства, такие, как Россия и страны Восточной Европы». И тут же к позиции стран бывшего социалистического лагеря (позиции, историческое происхождение которой очевидно) приравнивается позиция влиятельных консерваторов США: «Похоже, что сейчас позиции США совпадают с этой группой, которую также поддерживают ряд крупных и громких ультраконсервативных организаций гражданского общества, включая C-Fam, CitizenGo и Международную организацию по делам семьи».

Ну, и следующий шаг — внимание, следите за руками! — всё это вместе приравнивается не только к религиозному фундаментализму, но и… к тоталитаризму.

Нам очень важно выделить именно вторую подгруппу — «страны бывшего социалистического блока» — и сказать, что наш российский консерватизм основан не только на религиозных представлениях (прежде всего православии, исламе) части населения, но и на привычке всего общества к советским социальным достижениям, в том числе в женском вопросе.

Что мы основываемся на том естественном для русской культуры сплаве, который уже возник в ХХ веке в СССР и до сих пор является культурной почвой, позволяющей сотрудничать христианам и коммунистам.

Итак, в статье на Open Democracy говорится, что обе противостоящие постмодернистской повестке подгруппы поддерживаются рядом крупных и громких ультраконсервативных организаций. Конкретно называется активно действующая в разных странах организация CitizenGo. Что это такое?

CitizenGo — это организация, которая продвигает петиции в 50 странах, включая петиции, защищающие права христиан, а также тех, кто выступает против однополых браков, абортов и эвтаназии.

Что ж, защита традиционных ценностей и прав христиан в нынешнем, стремительно теряющем человечность и представление о нормах мире — дело нужное и благородное. Однако давайте внимательнее присмотримся к той организации, которая отрекомендовывается в качестве конкретного защитника этих ценностей.

CitizenGo — это фонд, созданный в 2013 году в Мадриде испанской ультраправой ассоциацией Hazte Oir («Азте Оир» — переводится как «Сделай так, чтобы тебя услышали»), в Испании ей принадлежат 100% капитала и полный контроль над этим фондом. То есть CitizenGo — это одна из множества платформ (в данном случае — международная), создаваемых Hazte Oir для широкого продвижения своей идеологии.

Обложка книги Альваро Дельгадо «Эль-Юнке»Обложка книги Альваро Дельгадо «Эль-Юнке»

В самой Испании после громкого скандала было судебно подтверждено, что Hazte Oir не «материнская» организация, а в свою очередь является прикрытием до недавнего времени совершенно тайного ордена с ультраправой идеологией, который называется El Yunque («Эль Юнке»). Подтвердила это и Епископская конференция католической церкви, выпустив рекомендацию для верующих не поддерживать проекты данной организации.

Чтобы эти столь сильные утверждения не казались голословными, приведем здесь историю вопроса.

В 2010 году в Испании вокруг ассоциации Hazte Oir, платформы «Профессионалы за этику» и ряда аффилированных с ними организаций разгорелся нешуточный судебный и церковный скандал. Связан скандал был с семейной проблематикой.

Первые симптомы конфликта внутри испанского родительского движения наметились в разгар борьбы против однополых браков, законодательно утвержденных правительством Родригеса Сапатеро (Испанская социалистическая рабочая партия — PSOE) в 2005 году, а также против реформы образования, принятой тем же правительством в 2006 году, и закона о полной легализации абортов, принятого им же в 2010 году.

Сапатеро поддержал новый закон об образовании (LOE), основными позициями которого было очередное урезание учебной программы и введение нового обязательного предмета под названием «Образование для гражданства». Он-то и вызвал наибольшее возмущение родительского сообщества. Формально было объявлено, что предмет посвящается демократии, правам человека и конституции Испании, но по сути он был подготовкой площадки для секспросвета и всех остальных «прелестей», которые испанцы сейчас наблюдают в школах. В результате сформировалось масштабное движение родителей-отказников по соображениям совести, и предмет ввести не удалось, но его содержание теперь преподается «трансверсально» — то есть программу разделили между разными предметами, и в каждом стали давать по чуть-чуть в завуалированном виде. В основном борьбу «отказников» вели родители из христианских семей.

На лидерство в родительском движении тут же стали претендовать несколько организаций, имеющих общий корень: HazteOir, «Право на жизнь» и «Профессионалы за этику».

В 2010 году между Hazte Oir, «Профессионалами за этику» и родительским сообществом произошел раскол. Начался раскол с жалоб некоторых родителей и активистов движения на то, что члены этих организаций без их ведома и согласия вовлекают их несовершеннолетних детей в некое тайное общество, где они к тому же дают клятву никому ничего не рассказывать, в том числе и родителям. Также были жалобы родителей на вышеназванные организации за то, что те только делали вид, что все решения принимаются на общих родительских ассамблеях, на самом же деле под прикрытием этих ассамблей проводили совершенно другую политику, подчиненную лишь им известным целям.

Тут же выяснилось, что в ядре этих организаций оперируют члены некоей крайне закрытой и секретной орденской структуры, где при вступлении приносят клятву о неразглашении ее существования, имен ее членов и ее истинных целей. То, что многие называют сектой, на самом деле является милитаризированным орденом под названием El Yunque («Эль Юнке», «Наковальня»), который занимается не только добровольным вовлечением, но и увозом под ложными предлогами, фактически временным похищением подростков в военизированные лагеря. Родителям подростков это совсем не понравилось.

El Yunque появился в Мексике в 1952 году на волне борьбы с коммунизмом (которая, как мы помним, плотно курировалась ЦРУ во всей Латинской Америке и позже привела к появлению серии фашистских проамериканских диктатур). Создан орден был в Автономном Гвадалахарском университете (его основатель Рамон Плата Морено был застрелен в 1979 году) с целью борьбы с коммунизмом любыми средствами. Методом достижения поставленной цели является проникновение членов El Yunquе во все сферы политической, экономической и церковной власти и занятия ключевых позиций в СМИ для реализации давления на власть (включая шантаж) и постоянного расширения ордена с целью получения абсолютной власти. Как говорят бывшие члены ордена, реальная цель — «власть ради власти».

После избрания в Мексике в 2000 году президентом Висенте Фокса (Vicente Fox) мексиканский репортер и исследователь, лауреат Национальной журналистской премии 2003 года Альваро Дельгадо (Álvaro Delgado) опубликовал книгу «Эль-Юнке». Ультраправые у власти» (El Yunque. La ultraderecha en el poder).

В ней Дельгадо утверждает, что Висенте Фокс Кесада является членом El Yunque и был внедрен в Партию национального действия (PAN). Таким образом, он стал первым членом «Организации» (так ее называют сами члены El Yunque) на посту президента. Его избрание ознаменовало конец 71-летнего периода президентства членов Институционально-революционной партии.

Официально PAN является партией светской, гуманистической, с идеологией, близкой к либеральной, так называемой томистской (адресующей к учению Фомы Аквинского), христианской демократии. В уставе партии говорится, что ее идеологическая позиция — это политический гуманизм. Однако исследователи политических структур и аналитики называют ее правой. Почему?

Потому, что когда к 2000 году орден El Yunque уже настолько внедрился в политическую, экономическую и культурную структуру Мексики, что смог через эту партию поставить своего президента, формальные признаки, как то: устав и изначальные объявленные цели партии — уже не соответствовали ее реальному содержанию, которое было дано, так сказать, «в ощущениях». Как показала практика, в Мексике демократическим путем был реализован отнюдь не демократический политический проект, возникший за несколько десятилетий до того.

Мексиканский журналист и исследователь Альваро Дельгадо посвятил огромное количество времени исследованию обширной идеологической и политической сети El Yunque, этой самой «Наковальни» — тайному братству с собственной территорией в Эль-Бахио и с амбициозной миссией — «установление Царства Христа на мексиканской земле».

Казалось бы, а что плохого? — это не первая в истории заявка на утопию. И пусть ни одна из них в Новейшее время не реализовалась, и непонятно, как вообще может реализоваться в XXI веке, тем больше симпатии должен вызвать такой идеалистический порыв.

Однако книга раскрывает не идиллию, а историю насилия и непримиримости со знаком Христа и под антикоммуническими знаменами, сильно отдающую специфическим фашизмом (а в чем-то и напрямую адресующую к историческому опыту ХХ века). Дельгадо описывает работу состоящих в этой структуре радикальных организаций, таких, как MURO, смертельного врага «красных», и УНАМ с его лозунгом «Христианству — да, коммунизму — нет!».

Их образом действия, «модусом операнди», было «создание истинно божественной армии и проникновение в ключевые структуры. И особенно в христианские общественные организации, родительские общества и, самое главное, в „Партию национального действия“ (PAN)».

Для написания книги автор пользовался документами из Общего национального архива (AGN), которые были открыты для публики самим Висенте Фоком с июня 2002 года, а также материалами из книг, журналов и газет, которые занимались этим вопросом на протяжении многих лет. Важную часть информации предоставили автору члены El Yunque, которые сочли несовместимыми с христианством и демократией методы организации.

Вот как описывается в книге ритуал посвящения организации: «Молодой человек около 22 лет, среднего роста вышел из машины и был введен в комнату рядом с часовней. То было место необычной церемонии.

Освещенные только парой свечей на столе, накрытом белой тканью, лежали распятие, библия и четки. В помещении школьного класса находились не более восьми человек, в основном ребята лет двадцати. Шел 1982 год. <…>

Школа «Лопес Гомар» в городе Леон, Гуанахуато, была окутана тишиной и тьмой. Директор студенческого городка Томас Лопес Мартинес использовал ее для выполнения задач Организации, членом которой он был, и которая со временем предоставила ему пост в правительстве и в Партии национального действия (PAN).

То, что должно было состояться, было еще одной из тайных церемоний, которые, начиная с шестидесятых, проводились ежедневно в Байо и по всей стране. И, как и в других местах, мы приступили к обычному ритуалу.

Пожилой мужчина, который председательствовал на собрании и носил черный браслет, обговорил детали. По бокам стола молодые люди разместили два флага: национальный и другой, красного цвета с белым кругом, в центре которого была нарисована заглавная буква «Y» с перекладиной, как у креста. Одетые в белые рубашки и черные брюки, все они носили красные браслеты членов Организации с ее эмблемой.

Взрослый начал церемонию выкриком: «Бог, Родина, Организация!» За его возгласом последовало повторение фразы хором.

Посвящаемый, который оставался в соседней комнате, услышал молитву Святого Людовика, короля Франции:

Господи, научи меня быть щедрым,
служить вам, как вы заслуживаете,
давать без меры,
бороться без страха быть раненым,
работать без отдыха
и не искать больше награды,
знать, что я исполняю Твою святую волю.

Группу торжественно просят утвердить его вступление, его «крестный отец» пошел за юношей и тот вошел в комнату строевым шагом и, с той же дисциплиной, отдал честь: по команде «смирно» ударил кулаком по своей груди, а затем вытянул руку вперед (знак, идентичный гитлеровскому «Хайль» или франкистскому приветствию — В.Р.).

Взрослый объяснил цели Организации: «Не допустить, чтобы дьявольский марксизм захватил Мексику», — и значение цветов: белый — «за чистоту идеалов»; черный — «за скорбь о мучениках»; красный — «за кровь, которую мы готовы пролить».

— Готовы ли вы соответствовать идеалам нашей организации и принять ее исконные принципы сдержанности и дисциплины?

— Да, я готов! — сказал юноша, и тотчас же его заставили повторить перед распятием и Библией: «Я, в полной мере используя свои способности и без каких-либо умственных ограничений, клянусь моим Богом и моей честью христианского рыцаря преданно и патриотически служить деятельности и целям этой Организации, придавая ей первостепенное значение по отношению к любой другой, и сохранять в тайне ее существование и ее цели, а также имена ее членов».

Затем, в полной тишине председатель поднес кулак к груди и, вытянув руку, произнес на латыни фразу святого Игнатия Антиохийского, сказанную, когда его вели на мученическую смерть:

— Estad fírmus!

— Ut inqus perscusa! — ответил хор, полный перевод чего означает: «Стой твердо в беде, как наковальня при ударе».

— Если ты лоялен в принципах, — предупредил его взрослый, — ты найдешь в нас друзей и братьев; если нет, мы будем тебе безжалостными судьями.

И хор снова взорвался: «Друзья и братья или неустанные судьи! Друзья и братья или неустанные судьи!»

— Добро пожаловать, боевой товарищ!

Затем мы приступили к празднованию: тост с красным вином в честь борьбы против коммунизма и дьявольской революции: «И за Латинскую Америку, нашу любимую страну!»

В качестве эпилога к конклаву вступления нового члена молодые люди были объединены в молитве, приписываемой Рамону Плате Морено, который задумал смысл и структуру Организации».

Кстати, в интернете существует видео одного их таких конклавов El Yunque, на котором отчетливо видно, как участники зигуют.

После смерти Франко данная структура наметила своей целью Испанию и начала активно занимать позиции путем внедрения своих членов во властные структуры и на стратегические позиции в СМИ и системе образования. Особых результатов в этом своем начинании они добились с 90-х годов, а в данный момент El Yunque сделала ставку на ультраправую партию Vox, которая поднимается именно на антикомунистическом и антигендерном дискурсе.

Итак, заявляемой целью организации является проникновение в структуры политической власти для «установления царства Христа на Земле» политическим путем. Ее члены посвящают свою жизнь тому, чтобы «подготовить аристократию духа, которая должна управлять Испанией в соответствии с евангельскими требованиями». Однако эти намерения достигаются совсем нелегитимными практиками, несовместимыми с христианскими традициями.

Так, один из свидетелей рассказывает, что «новые члены, прежде чем пройти ритуал посвящения, должны доказать свою приверженность организации, выполняя то, что организация от них потребует. Например, совершить акт вандализма, заключающийся в подбросе внутренностей мертвого животного к дверям клиники, где проводятся аборты». Не странно ли требовать этого от христиан? Да и где они должны взять это мертвое животное? Не убить ли его сначала?

Другой говорит, что на посвящении приносящему клятву зачитывается текст, в котором говорится: «Не ты выбрал быть здесь, ты был избран и отныне ты принадлежишь к касте избранных». Касты… что-то не слишком христианское в этом есть, не находите?

Обязательным для членов Организации является чтение не только католической литературы, но и книг таких авторов, как Сальвадор Боррего, написавший среди прочего «Мировое поражение» и «Америка в опасности», и Хулио Мейнвьеля, аргентинского священника, который был духовным лидером антикоммунистической военизированной крайне правой группировки «Националистическое движение Такуара» (Movimiento Nacionalista Tacuara).

Сальвадор Боррего, бывший редактором 37 газет и основателем нескольких из них, опубликовал 53 книги по военной истории, политике, экономике, социологии, журналистике, философии и религии. Буквально все его тексты пронизаны крайним антисемитизмом, и он считается одним из первых представителей испаноязычного исторического ревизионизма и апологетом и сторонником фашизма. В своей книге о Второй мировой войне «Мировое поражение» он восхваляет экономическое развитие Третьего рейха, в отличие от Российской империи не допустившего внедрения и захвата страны евреями, которые были, по убеждению Боррего, одновременно и масонами, и коммунистами.

Когда активисты испанских родительских организаций решили посоветоваться со своими священниками относительно этой тайной католической организации, оказалось, что известно им о ней было немного. История стала получать скандальный характер, и архиепископ Толедо поручил подробное исследование данной темы профессору философии Фернандо Лопесу Луэнгосу (Fernando Lopez Luengos). Профессор Луэнгос в апреле 2010 года передал церковной канцелярии шестидесятичетырехстраничный доклад под грифом Reservado (секретно). Доклад назывался «Прозрачный из собора Толедо. Анализ ассоциаций испанских христиан-мирян и вторжения «Эль Юнке» («El Transparente de la catedral de Toledo. Análisis del asociacionismo de los laicos cristianos españoles y la intromisión del Yunque»). В этом отчете, основанном на 24 реальных свидетельствах, говорится, что El Yunque «работает, не выявляя себя и своих намерений, создает многочисленные организации, через которые пытается повлиять на общество. Это реализуется через конкретную стратегию: занятие мест в политической власти, медийное влияние, преследование и давление на власть и дестабилизацию политической власти, а также создание сетей для кооптации молодежи». Автор доклада приходит к выводу о том, что El Yunque (также называемая между собой ее членами «Организация общего блага» — Organización del bien común) — это секретное общество, что оно реально существует, что оно внедрилось в христианские организации, несмотря на то, что его методы неприемлемы для христианских организаций. После этого автор доклада и группа родителей встретились с архиепископом Мадрида Роуко Варела, который, как оказалось, знал о существовании организации. Он сказал родителям, что многократно просил представителей El Yunque легализироваться в Церкви, однако они отказались, тем самым ослушавшись его.

Когда в 2012 году разразился весь этот скандал вокруг манипуляции детьми, клятв о неразглашении и вывозе их без согласия взрослых на военизированные учения, один из родителей, Педро Леблич, подал иск в суд на Hazte Oir и 9 других организаций, с нею связанных. Он требовал их закрытия из-за принадлежности к тайному военизированному обществу. Другие родители выступили свидетелями. Мадридский суд возбудил дело, в том числе против президента платформы Hazte Oir Игнасио Арсуага и Эдуардо Хертфельдера, президента Института семейной политики. Однако суд отказал родителям в их требовании, и эти ассоциации не были закрыты.

Игнасио АрсуагаИгнасио Арсуага

Через год президент Hazte Oir Игнасио Арсуага со своей стороны подал в суд на тех, кто распространяет информацию о его принадлежности к El Yunque, конкретно против автора доклада «Прозрачный из собора Толедо…» Фернандо Лопеса. В 2014 году мадридский суд подтвердил правдивость представленных в докладе свидетельств связи Игнасио Арсуага с тайной организацией. Таким образом, существование тайной организации и принадлежность к ней президента Hazte Oir была судебно подтверждена.

Разумеется, не все рядовые члены Hazte Oir являются членами El Yunque. «El Yunque манипулирует ассоциацией Hazte Oir через ее совет директоров, в который входят члены El Yunque. Остальные работают как полезные дураки»,  — рассказал на суде один из бывших членов ассоциации, сына которого также вовлекли в тайный орден в несовершеннолетнем возрасте.

Но что с далекоидущими политическими целями «Организации»?

После того как первоначальные группы были созданы, организация стала внедряться в различные силовые структуры, медиаструктуры, в политические партии, в университеты, в церковные движения и в различные епархиальные структуры. В некоторых из них они были обнаружены и изгнаны. Например, из таких, как «Молодежь за Царство Христа» (Апостольского молитвенного служения), Католическая ассоциация пропагандистов и Университет CEU, Family Action, Испанский семейный форум, Opus Dei и т. д.

Тем не менее у Hazte Oir есть свой испанский член в Папском совете для мирян. В целом же попытка проникнуть в различные церковные структры проходит болезненно: в испанской католической Церкви отношение к El Yunque, мягко скажем, неоднозначное.

После того как епископ Хетафе предложил Hazte Oir зарегистрироваться как канонической ассоциации в лоне церкви, и Hazte Oir отказалась, примат Испании Архиепископ Толедо принял решение поддержать коммюнике, в котором говорится: «Хотя мы и разделяем с платформой „Право на жизнь“ и Hazte Oir многие цели в защиту жизни, мы не разделяем ни чувство церковной принадлежности, ни применяемые методы. Поэтому решаем, что эти организации не имеют права действовать в нашей епархии». Это не только значит, что данные ассоциации не могут входить в епархии, но и является рекомендацией христианам не присоединяться к их инициативам. После этого запрета один из главных руководителей El Yunque прилетел из Мексики в Испанию, чтобы лично поговорить с архиепископами, однако те отказались его принимать.

Сейчас в Испании активно обсуждается вопрос о том, кто же финансирует ультраправую партию Vox. Многое, в том числе свидетельства членов партии, указывает на то, что большая часть финансирования приходит из-за рубежа. И одним из главных кандидатов называют Hazte Oir, т. е. El Yunque. Но нас-то по большому счету интересует не столько источник финансирования (хотя это очень важно, поскольку указывает на политического интересанта), а что же вышло в результате попыток некоей ультраправой группы подмять под себя всю повестку родительских организаций? Куда сдвинулась культурная и «семейная» политика в Испании?

Думаете, в сторону поддержки традиционных ценностей или хотя бы права христианских семей на воспитание своих детей вне навязываемой пропаганды ЛГБТ и прочих «радостей постмодернизма»? Ведь, как мы помним, постулируется, что «CitizenGo — это организация, которая продвигает петиции, защищающие права христиан, а также тех, кто выступает против однополых браков, абортов и эвтаназии»? Увы, нет. Антисемейные законы ныне в Испании процветают, как нигде более, но при этом… Но при этом растет ультраправая радикальная партия Vox, которая особо не скрывает ни свои связи с Hazte Oir (а стало быть, с El Yunque), ни с испанскими фалангистами (некоторые депутаты от этой партии являются членами фаланги), ни с Национальным фондом Франсиско Франко. И свидетельств таких связей более чем достаточно.

Вот например, радио Cadena SER информирует о свидетельстве исполнительного президента фонда Франсиско Франко (ФФФ) генерала в запасе Хуана Чичарро Ортега о том, что почетный президент ФФФ Луис Альфонсо де Бурбон (правнук диктатора), является также президентом Cura Infirmorum et Natura Seminare. Эта ультракатолическая ассоциация связана с Виктором Гонсалесом Коэльо де Португаль, вице-президентом Vox, с которым они работают в одной штаб-квартире.

Разумеется, эти очень консервативные и «христианские» структуры чествуют героев «Голубой дивизии», «героически отдавших свою жизнь» за поддержание блокады Ленинграда. Нормально? И задумаемся, если у нас в стране кто-то предпочитает дружить с такими силами против просоветских, прокоммунистических сил, то чем они лучше поклонников генерала Власова или Бандеры?

Ну и не забудем, что само католическое христианство далеко не однородно. Перед Второй мировой Ватикан поддержал Муссолини и Гитлера. Пий XI запретил всем католикам поддерживать итальянских социалистов, которые были единственной реальной альтернативой Муссолини. Архивные документы на эту тему осветил американский историк Дэвид Керцер. Его окончательный приговор: ради власти папа римский Пий XI пожертвовал христианскими ценностями. «В глазах папы римского Гитлер был язычником, преследующим свою собственную еретическую религию, чего не признавали многие немецкие католики. <…> Церковь в первую очередь заботилась о том, чтобы укрепить свое институциональное влияние на общество. Следствием явилось заключение в 1933 году имперского конкордата между Святым Престолом и Немецким рейхом. Пий XI дал на него согласие, поскольку конкордат должен был предоставить церкви определенные преимущества…» — говорит Дэвид Керцер в интервью Шпигель. Однако миллионы христиан-католиков боролись и гибли, чтобы не допустить победы фашистов и нацистов.

Сейчас миллионы родителей в Европе, в том числе в Испании, верующих и неверующих, борются против разрушения образования и развращения своих детей путем введения раннего секспросвета или выявления в них трансгендеров в школьном возрасте. Однако каким-то очень хитрым образом необходимо не замечать их в упор и говорить лишь о правых радикальных ультраконсерваторах. И вот небольшая, но активная организация, которая внедряет своих членов на стратегические государственные посты и политические должности, пытается капитализировать всю родительскую борьбу в своих секретных, никому не известных целях. Если кто-то хочет, чтобы его использовали в темную, что ж, тогда ему путь именно в такие структуры и организации.

Когда выдают всё христианство за единое «радикальное и тоталитарное» целое, проигрывают все, но больше всех — сами христиане. Так же, как и представляя любой марксизм и коммунизм либо как жуткий тоталитаризм, «худший, чем нацизм», либо как проповедников гендера (хоть решите тогда, что именно, потому что тут — либо-либо), проигрывают все. Точно так же, как и ислам — не то же самое, что «Исламское государство»‌ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). А ведь кому-то просто необходимо, чтобы это выглядело так — тогда можно отбомбить всех во имя «толерантности» и «демократии», как это сделали на Ближнем Востоке.

Это общий закон, всех касающийся. Но прежде всего хотелось бы предостеречь тех православных, которые упорно борются с коммунизмом и «тоталитарным советским прошлым». Если вы будете дальше так продолжать, то вскоре вас самих обвинят в тоталитаризме, как за это самое «советское тоталитарное прошлое», так и за христианство. Это в Испании уже делают сейчас, выкрикивая на площадях накаленно антихристианские лозунги на демонстрациях 8 марта, перед фонтаном мрачной богини Кибелы. Но и не только там…