logo
ИА Красная Весна /
На фоне продолжающейся в мире пандемии коронавируса встает вопрос, как ситуация с COVID-19 повлияла не только на глобальный порядок, но и на людей в нашей стране

Переживет ли российское общество коронавирусную инфекцию

Вендель Диттерлин Младший. Шествие безобразных фигур. 1615
Вендель Диттерлин Младший. Шествие безобразных фигур. 1615

Как только начали вводиться ограничительные меры в отношении предприятий и граждан, из каждого утюга посыпались разговоры о том, что гибнет бизнес и ему срочно нужна государственная помощь. Безусловно, если люди остаются без работы и средств к существованию — это трагедия. Совсем не являюсь сторонником «невидимой руки рынка», да и социального дарвинизма в целом. Однако удивительно слышать призывы к государству о спасении бизнеса от тех, кто совсем недавно, будучи на коне, всячески гнал любые формы государственного регулирования из «свободного рынка». Налицо двойной подход: гешефт идет — государство не нужно (а даже и вредно!), а как началась сложная ситуация — так пусть государство и спасает. Причем неоднократно наблюдал поведение работодателей и предпринимателей в кризисных для экономики обстоятельствах: за потери прибыли расплачивался, как правило, не владелец бизнеса, который, казалось бы, должен нести и риски, а простой наемный работник. И сейчас можно это же самое пронаблюдать — людей отправляют в отпуск без содержания на время режима самоизоляции, кому-то просто урезают зарплаты, кого-то сокращают совсем.

При этом четко видна позиция — «не бизнес для людей, а люди для бизнеса». Мне не доводилось сталкиваться с тем (хотя наличия подобных случаев я не исключаю), как владелец компании или предприятия продавал бы свой личный дорогой автомобиль, чтобы спасти свой бизнес. А случаи, когда в кризисной ситуации эти самые дорогие автомобили покупались, — видел неоднократно. Это не парадигма классического национального капитализма, когда владелец предприятия может сам жить достаточно скромно, но развивает свое начинание и вкладывает в него деньги. Сейчас на место таких условных Фордов пришли рвачи, не мыслящие стратегически, живущие одним днем. Поэтому и рефлекс условный понятен: грядут тяжелые времена — надо рвать, пока можно.

Собственно, часть особо предприимчивых граждан и начала в кризисной ситуации наживаться — тут и спекуляции медицинскими масками, и взвинчивание цен на продукты питания. Но ведь не государство же навязывает коммерсантам такое поведение!

Идея достижения личного комфорта любой ценой проявилась на всех уровнях, от самого высшего до низшего. И аморальность отечественного предпринимательства уже не кажется странной.

В постсоветское время отказались от воспитания настоящих граждан, от какой-либо великой цели, да и от социальных обязательств тоже. Мещанин с его интересами стоит во главе угла. Собственно, почему проявлениям того же самого мещанства не проникнуть во все сферы бытия?

Этим можно объяснить и отсутствие жестких, но действенных мер по борьбе с эпидемией — так неохота отказываться от комфорта, столь привычного и желанного! Казалось бы, если мы имеем дело именно с эпидемией, то зачем людей отпускают сидеть дома под честное слово? Очевидно, что в современном обществе это ни к чему хорошему не приведет. Ведь желание комфорта, помноженное на приоритет личного над общим, явно не совместимо с напряженной борьбой и даже с самоограничением ради нераспространения болезни.

Этим можно объяснить и спекуляции — ведь «ковать железо, не отходя от кассы» почетно, раз главное — благополучие. Этим можно объяснить и гулянки обычных праздных граждан с выездами на шашлыки — ведь если нет работы, нужно развлекаться! А что иначе делать, если цели высокой и общей попросту нет?

Апелляции к патриотизму ради патриотизма в данном случае мало действенны. Они хорошо объединяют народ на каком-либо историческом подъеме, либо при наличии конкретного внешнего врага. В условиях, когда врагом объявлен некий вирус, опасность которого явно не для всех очевидна, объединиться против «общей угрозы», как-то ограничить себя ради общего блага — не выходит. Это не ситуация, когда на страну нападает враг, бомбит города и убивает людей. Угроза и не очевидна, и непонятна, и всегда есть шанс, что «пронесет». На этом уже набили свои шишки европейские страны — уже и итальянцы, и французы признали, что сначала попросту не оценили всю серьезность ситуации и не хотели нарушать привычный для миллионов людей порядок вещей.

Стоит отметить, что серьезным испытанием в России пока не пахнуло — последствия простоя предприятий аукнутся позднее, эпидемия еще не развернулась во всю ширь. Однако уже понятно, что система не готова к серьезным нагрузкам, и не понятно, способна ли она перенести их в принципе. Да и не только система, но и простые люди, что опять же видно по их отношению к происходящему.

Где-то году в 2014/2015-м я обращал внимание на шапкозакидательские лозунги в стиле «да мы 90-е пережили, никакие санкции нам не страшны». В принципе, подобный оптимизм, конечно же, наблюдать приятно, но какое за ним на самом деле кроется содержание? Серьезный кризис пока не наступил по-настоящему, а уже слышен вой. Потому что привычный порядок вещей нарушен, пришлось жертвовать частью своих мещанских радостей и комфортом. Ведь как: по улицам не послоняться, не попутешествовать, в кабак не сходить, в конце концов!

Но добавлю, что, наблюдая за происходящим за окном, ряд сограждан смелеет и начинает все же выходить на привычные моционы (в моем регионе пока не наблюдается бурного роста числа заболевших COVID-19). При этом часть людей честно признаются: нет мочи сидеть дома, скучно и нечем заняться. И это — в эпоху цифровых технологий, когда доступно бессчетное количество книг, фильмов, обучающих курсов и так далее. Да понятно же, почему при таком изобилии скучно! Уже существует привычка, что жизнь делится на работу и отдых от работы. Причем отдых наиболее простой и непритязательный.

Выяснилось, что если изъять такой фактор, как работодателя различной степени строгости и честности, выжимающего соки из работника, а при этом отнять привычные кафешки и досуг, то заняться чем-то другим не получится вовсе. Казалось бы, столько свободного времени, его можно посвятить чему-то полезному… Но все уходит в никуда. Не удивлюсь, если в стране повысится и уровень психических расстройств у населения, потому что оказаться наедине со скукой и самим собой на фоне постоянно идущего потока новостей о неведомой угрозе — для современного человека может быть серьезным испытанием.

Все вышеперечисленное заставляет задуматься: выдержат ли система и общество заданную нагрузку? Уже становится понятно, что мир сдвигается в каком-то ином, нежели ранее, направлении. И останется ли нам место в этом мире, если система и народ не найдут ответа на вызов времени?