Главная же тема «разбора полетов» — это, разумеется, боевое состояние правительственной армии Афганистана и загадки ее сокрушительного поражения в войне с «Талибаном»*

Новый раунд большой игры. Игроки, стратегии и фигуры. Часть XVII

Изображение: faradeed.ir
Мулла Абдул Гани Барадар
Мулла Абдул Гани Барадар
Мулла Абдул Гани Барадар

Продолжение. Начало в № 263–285, 474–479

Подчеркнем, что соглашение между США и «Талибаном»*, заключенное при Трампе, вообще не предусматривало хоть каких-то механизмов контроля его исполнения. Единственный изложенный на бумаге механизм «контроля» звучал так: Трамп пообещал, что в случае нарушения соглашения талибами* «США вернутся в Афганистан с невиданной доселе силой». Так что вовсе не случайно его бывший советник по нацбезопасности, генерал Герберт Макмастер, назвал этот документ «соглашением о капитуляции США».

По этим договоренностям США и коалиция обязуются вывести в течение 14 месяцев (к 1 мая 2021 года) все войска из Афганистана. Талибы* при этом (всего лишь!) гарантировали, что не станут использовать территорию Афганистана для действий, представляющих угрозу безопасности США и их союзников!

Отметим ради справедливости, что всё это время Трамп находился буквально в осаде со стороны пула СМИ, курируемых Демпартией США. Одним из ключевых элементов давления на Трампа оказался фейк о том, что якобы Россия не только вооружает «Талибан»*, но заодно еще и платит талибам* за убийства американских солдат. А Трамп при этом фактически якобы «работает на Путина», настаивая на переговорах с террористами, которые убивают американцев.

Похоже, эта фальшивка стала одним из ключевых направлений системы антитрамповского «рашагейта», который стоил Трампу президентского поста. Позже пентагоновские генералы признали, что никаких реальных доказательств сговора «Талибана»* и России попросту нет, и что Трамп здесь ни при чем. Однако введенные за этот якобы «сговор» санкции против России так и не были отменены.

В итоге в обойме у Трампа попросту не было сколько-нибудь ярких «внешнедипломатических» побед, которые он мог бы предъявить к предстоящим выборам. Переговоры с Северной Кореей были прерваны из-за грозного демарша помощника по нацбезопасности Джона Болтона. Обещанный вывод войск из Сирии фактически саботировался военными. Попытка смягчить отношения с Россией оказалась катастрофически торпедирована подоспевшим очень вовремя «рашагейтом». И, наконец, обещанная Болтоном и госсекретарем Майком Помпео победа «демократической революции в Венесуэле» превратилась (вопрос: случайно ли?) в скандальный крах спецоперации «Гедеон» по свержению Мадуро и позорные зарубежные скитания «недопрезидента» Гуайдо.

В этих условиях эффектный выход США из Афганистана вместе с объявленным миром и коалиционным правительством был для Трампа последним шансом одержать крупную и эффектную дипломатическую победу. Но… победа не состоялась. Талибы* категорически отказывались от любых переговоров с Ашрафом Гани и тем более от переговоров о коалиционном правительстве.

Продолжившиеся переговоры представителя талибов* муллы Барадара с госсекретарем США Помпео в сентябре 2020 года в Катаре уже фактически полностью легализовали «Талибан»*. Вскоре талибов* принимали не только в Москве, в рамках «Московского формата», но и в Тегеране и Пекине, уже как будущих хозяев Афганистана.

А далее началась беспрецедентная по масштабу фальсификаций избирательная кампания в США, которую так и не добившийся «афганской победы» Трамп проиграл своему конкуренту Джо Байдену. Вместе с тем передав своему преемнику и весь 20-летний груз «вечной», как говорят в США, афганской войны.

А что при Байдене?

Байден, лишь только разобравшись с самыми неотложными проблемами, уже в апреле 2021 года взялся и за Афганистан. У него формально был выбор, что делать. Он мог заявить, что отказывается от «неприемлемого для США» решения Трампа и потребовать новых переговоров с талибами* и пересмотра договора. И он, наконец, мог просто принять решение Трампа и его исполнять.

Он выбрал последнее. 14 апреля, выступая в Белом доме на тему американской политики в Афганистане, Байден, верный букве соглашения предшественника, ожидаемо заявил, что главная цель 20-летней войны всё-таки достигнута.

Впервые признав, что «присутствие американских военнослужащих в Афганистане не поможет создать устойчивое правительство этой азиатской республики», Байден продолжил выступление рассказом о своем давнем визите в Афганистан еще при Бараке Обаме:

«То, что я увидел во время этой поездки, укрепило мою убежденность в том, что только народ Афганистана имеет право и обязанность руководить своей страной, а… бесконечные американские ВС не могут ни создать, ни поддерживать устойчивое афганское правительство. И потому я считал, что наше присутствие в Афганистане должно быть сосредоточено прежде всего на той причине, по которой мы отправились в Афганистан: для обеспечения того, чтобы Афганистан не использовался в качестве базы, с которой можно было бы вновь совершать нападения на нашу родину. Мы добились этого, мы достигли этой цели».

Далее Байден подчеркнул, что американские военнослужащие покидают территорию Афганистана через 10 лет после ликвидации главаря террористической сети «Аль-Каида»* Усамы бен Ладена, и что он принял решение положить конец войне США в Афганистане лишь после его обсуждения с союзниками и (как?!) с Кабулом.

«После тесных консультаций с нашими союзниками и партнерами, с руководством наших вооруженных сил и сотрудниками спецслужб, с нашими дипломатами и экспертами в области развития, с Конгрессом и с вице-президентом, а также с Гани и многими другими лидерами по всему миру, я пришел к выводу, что пришло время завершить самую длинную войну, в которой участвовала Америка. Пришло время американским войскам вернуться домой».

Затем Байден переходит к предупреждениям в адрес талибов* (хотя приведенное выше «мирное» соглашение в целом ни к чему, кроме «ненападения» самого «Талибана»* на американские войска, не обязывает): «США начнут окончательный вывод войск из Афганистана 1 мая. Мы не будем проводить это в торопливой манере, а будем действовать ответственно, продуманно и безопасно… „Талибан“* должен знать: если они нападут на нас при выводе, то мы защитим себя и партнеров, используя все имеющиеся средства… Наши союзники и партнеры стояли с нами плечом к плечу почти 20 лет, мы глубоко признательны за их вклад в общую миссию. План состоит в следующем: пришли вместе, уйдем вместе… Военнослужащие США, а также силы наших союзников по НАТО и партнеров по операции выйдут из Афганистана до того, как мы отметим 20-летие атак 11 сентября».

Вместе с тем, подчеркнул Байден, США не упускают из поля зрения и террористическую угрозу: «Мы модернизируем наш потенциал по борьбе с терроризмом и существенные активы в регионе для предотвращения восстановления террористических сил и угроз для нашей страны… Мы будем контролировать „Талибан“* в плане их обязательств не позволять террористам угрожать США и нашим союзникам с афганской территории».

На этом Байден завершил выступление, обозначив главные даты: начало вывода войск 1 мая 2021 года, завершение вывода войск — 11 сентября 2021 года.

Естественно, уже с 1 мая боевики «Талибана»* начали широкую и активную наступательную операцию против сил правительства Ашрафа Гани, которого они во всеуслышание называли «американской марионеткой». В мае-июне частные подрядчики Пентагона из ЧВК попросту побежали из Афганистана, и к середине лета могучая армия ЧВК превратилась в ничто.

К середине июля талибы* уже захватили ряд важнейших погранпереходов и контрольно-пропускных пунктов на границах с Ираном, Туркменистаном, Узбекистаном, Таджикистаном и Пакистаном. И через эти погранпереходы в сопредельные страны, прежде всего в Узбекистан и Таджикистан, хлынули сотни и тысячи беженцев.

Подчеркнем, что после мощных атак талибов* в Таджикистан и Узбекистан уже бежали из Афганистана и мирные жители, и деморализованные остатки правительственных войск, и террористы из ИГ*. Одновременно рос наркотрафик, и возникла вполне реальная гуманитарная катастрофа. По данным ООН на начало августа, более 18 млн жителей Афганистана (это превышает половину населения страны!) столкнулись с острейшим гуманитарным кризисом.

Россия, в связи с таким обострением гражданской войны, разумеется, вновь начала переговоры с «Талибаном»* о ее остановке. И хотя глава МИД России Сергей Лавров официально заявил, что Россия не намерена и не будет вводить войска в Афганистан, сразу стало известно, что идет активная переброска военной техники в Таджикистан, прежде всего на нашу 201-ю военную базу.

И дело, конечно, не только в резком росте наркотрафика. На некоторых участках таджикско-афганской границы ширина реки Амударьи, разделяющей страны, всего несколько метров. Кроме того, значительные участки границы Афганистана с Таджикистаном и Узбекистаном в реальности, в связи с условиями почти непроходимого (без специального альпинистского снаряжения и опыта) высокогорья, фактически никем не охраняются. И там, через редкие межгорные тропы, идет не только активный наркотрафик, но и существуют достаточно широкие возможности просачивания террористов.

23 июля 2021 года глава Комитета начальников штабов США генерал Марк Милли официально заявил, что «весьма вероятна победа „Талибана“* чисто военным путем с захватом городов и бегством правительства за рубеж».

Изображение: (cc) The U.S. Army
Глава Комитета Начальников Штабов США генерал Марк Милли
Глава Комитета Начальников Штабов США генерал Марк Милли
МиллиМаркгенералСШАШтабовНачальниковКомитетаГлава

В начале августа 2021 года талибы* уже контролировали в стране около 200 уездных центров из 417, причем на юге «Талибан»* развернул мощное наступление на Лашкаргах. Поначалу завязались упорные бои, и у сил правительства Афганистана даже появилась надежда на успешную борьбу за крупные города с опорой на силы спецназа, а также на местные подразделения Исмаил Хана в Герате или Дустума в Кундузе.

Но здесь сильно «помогли» американцы, которые заявили, что «нельзя захватывать города, пока мы не ушли», а затем начали активно бомбить позиции талибов* под Гератом и Лашкаргахом с использованием «стратегов» В-52. Талибы* сразу объявили, что это «грубое нарушение соглашения о прекращении огня», и начали одновременное мощное наступление на крупные города. Оно началось 6 августа, и к 10 августа под контролем «Талибана»* оказалось более половины территории Афганистана, включая почти 70% провинциальных столиц. А 15 августа 2021 года «Талибан»* объявил о полном, за исключением нескольких участков, захвате территории Афганистана.

Президент Афганистана Ашраф Гани до последнего дня призывал всю страну на борьбу с талибами*. Утром 14 августа 2021 года было распространено заявление Гани: его отставки не будет, приоритет правительства — всеобщая мобилизация. Однако уже на следующий день, 15 августа, Ашраф Гани вместе со своей женой внезапно сбежал из Кабула, заодно забрав с собой почти все наличные валютные активы Центробанка страны (погрузив их в несколько автомобилей!).

В ночь с 14 на 15 августа 2021 года США, бросив практически всё снаряжение и запасы вооружений, тайно бежали со своей гигантской военно-воздушной базы в Баграме. Как сообщил агентству Associated Press новый командующий базой Асадулла Кохистани, афганские военные узнали о бегстве американцев из Баграма лишь из рассказов местных жителей. Когда они приехали на аэродром проверить эти слухи, на брошенной базе уже вовсю хозяйничали мародеры.

Именно в этот момент в аэропорту Кабула и вокруг него начался тот кошмар, который нам многократно показывали по телевизору: с паническими толпами беженцев, осаждающими аэропорт, с афганцами, цепляющимися за шасси улетающих самолетов и затем падающими на землю с высоты сотен метров, со стрельбой американских морских пехотинцев по людям, заполнившим взлетную полосу, и так далее.

17 августа 2021 года оставшийся в стране вице-президент Амрулла Салех объявил себя действующим главой государства и призвал население страны присоединяться к сопротивлению «Талибану»*. А сын бывшего лидера Северного альянса Ахмад Шах Масуда, Ахмад Масуд — младший, начал собирать остатки правительственных сил в северной провинции Панджшер в целях организации сопротивления талибам*.

Но было уже поздно… 22 августа 2021 года талибы* потребовали от Ахмада Масуда сдать Панджшер. И объявили, что дают 4 часа на то, чтобы его сторонники, удерживающие часть провинции, сложили оружие, в противном случае «они будут наказаны». Официально это и произошло: основные силы Масуда (но не сам Ахмад Масуд) вскоре сдались или ушли высоко в горы, став недосягаемыми для талибского* наступления.

А 26 августа 2021 года около аэропорта Кабула произошли два почти одновременных взрыва, после которых началась сильная стрельба. Первый взрыв был у входа в кабульский аэропорт (который, напомним, на тот момент всё еще целиком контролировался войсками США), второй взрыв — у расположенного рядом отеля «Барон», где размещались люди, дожидавшиеся своей очереди на вылет из Афганистана.

В результате этих взрывов, продолжившихся стрельбой, погибло более 200 человек, включая 13 американских военных. Ответственность за теракты взяло на себя «Исламское государство»*, якобы полностью уничтоженное в стране! А СМИ подчеркивали, что взрыв у аэропорта — первый теракт в Афганистане после захвата власти талибами*.

В ночь на 31 августа из аэропорта Кабула улетел последний американский военный самолет. Корреспондент талибов* Хемад Шерзад, который вел прямую телетрансляцию из аэропорта, воскликнул, не скрывая своей радости: «Всё, последний улетел! Я не могу выразить свое счастье словами! 20 лет жертв не прошли даром!»

В это время талибанский* спецназ уже начал «инспектировать» трофеи, оставленные американцами в ангарах кабульского аэропорта. Там оказались 73 самолета и вертолета, 27 бронемашин «Хамви», 70 противоминных машин, а также множество систем противоракетной и противоминной защиты. И хотя американцы объявили, что всё это оборудование было приведено в негодное состояние, а нетронутыми остались лишь средства, необходимые для восстановления гражданской деятельности аэропорта, талибы* убеждены в том, что они и остальное сумеют отремонтировать и привести в действие.

«Разбор полетов»

После столь кошмарного для США завершения 20-летней войны, естественно, начался разбор полетов. Однако, конечно же, заключался он не только и не столько в работе над ошибками, но и, прежде всего, в выяснении отношений и взаимных обвинениях типа: «кто виноват» и «с кого спросить».

Начали, разумеется, с беспрецедентного скандала с теми афганскими гражданами, которые верой и правдой (редко бескорыстно, чаще за хорошие деньги), помогали коалиционным силам переводами с языков пушту и дари. (Конечно же, не только переводами, поскольку «переводчики» заодно чаще всего были наводчиками и осведомителями). Так вот, подавляющее большинство этих «переводчиков» в момент панического бегства войск США остались на земле, а не в улетающих самолетах, без какой-либо защиты и надежды на спасение от мести талибов*.

Разумеется, еще в июне 2021 года «Талибан»* заявил, что он «не станет причинять вред тем, кто работал с иностранными военными». И, разумеется, оккупационная администрация — и американцы, и англичане — этому заявлению не поверили. И 14 июля (заметим, в момент, когда «на земле» вопрос быстрого ухода американских войск из страны уже был предрешен) Белый дом объявил о начале операции под названием «Убежище для союзников». Эта операция предусматривала «переселение в безопасное место тысяч афганских переводчиков, которые работали на США, и поэтому сейчас подвергаются большой опасности».

Число таких «переводчиков» называлось до 30–35 тысяч, вместе с семьями — до 60–70 тысяч человек. В середине июля пресс-секретарь Белого дома госпожа Джен Псаки сообщила на брифинге, что «эвакуация подавших заявления на специальные визы начнется в последнюю неделю июля, и что к этому США уже готовятся». И тут же появились сообщения, что американцы планируют переселять своих бывших агентов в Узбекистан и Таджикистан.

Но быстро выяснилось, что обе эти соседние республики вовсе не намерены принимать на своей территории столь «токсичный» во всех смыслах контингент. И более того, подрядная организация администрации США, которая по заказу Пентагона проводила на полиграфе (детекторе лжи) проверки претендентов на американские визы, уже задолго до вывода войск внезапно начала массово «отбраковывать» претендентов, обнаруживая среди «переводчиков» всё больше якобы лживых персонажей.

При этом апеллировать было не к кому: в ответ на вердикт этой самой подрядной организации, со ссылкой на полиграф, типа «не показал достаточной лояльности» или «ввиду отсутствия верной и ценной службы», — Пентагон предлагал обращаться за разъяснениями в госдеп США, который «почему-то» вообще не отвечал на подобные запросы… Даже несмотря на наличие рекомендательных писем от американцев-спецназовцев, которые называли претендента на визу «ценным и необходимым сотрудником», который «несомненно, спасал жизни как американцам, так и афганцам»…

Тем не менее основной контингент своих «переводчиков» США всё-таки решили из Афганистана вывезти. Большинство «переводчиков» пока размещается на американских военных базах в странах Персидского залива — в Кувейте, ОАЭ и др. Немалую часть вывозит на свои базы и Великобритания. Кроме того, множество «еще не вывезенных» пока размещается, во избежание нападений талибов*, в мечетях Кабула (таких на начало сентября 2021 года было, по имеющимся оценкам, более 15 тысяч семей). Что происходит и будет происходить с ними — пока неизвестно.

Главная же тема «разбора полетов» — это, разумеется, боевое состояние правительственной армии Афганистана и загадки ее сокрушительного поражения в войне с «Талибаном»*.

Война, которую США вели 20 лет и на которую истратили почти триллион долларов, завершилась в пользу «Талибана»* и бесславно для США. Не может не возникать главный вопрос: «Почему?» Как заявил президент США Джо Байден, американцы подготовили в Афганистане «свыше 300 тысяч потрясающе вооруженных бойцов». Американские СМИ подчеркивают, что только на военную подготовку истрачено около 153 млрд долларов, и что в результате «к 2019 году была создана военная машина, состоявшая из семи корпусов, разбитых на 14 бригад и 76 батальонов, насчитывавших 350 тысяч бойцов».

Но в действительности правительство Афганистана и под руководством Хамида Карзая, и под руководством Ашрафа Гани, так и не смогло обеспечить эффективную организацию и работу этого огромного вооруженного организма. Вновь возникает всё тот же вопрос: почему?

Приведем объяснения американских военных.

Еще при президентстве Барака Обамы американские военные эксперты неоднократно подчеркивали, что в погоне за наращиванием численности войск неуклонно сокращается время подготовки солдат и офицеров, но резко расширяется количество призывников и курсантов. Полноценной подготовки просто не получается, в том числе из-за вопиющей неграмотности большинства призывников, — вплоть до того, что в армии встречаются неграмотные офицеры. По отчетам Пентагона, на 2018 год доля относительно грамотных в стране составляла всего 43,2%, а среди призывников — не более 22%.

Кроме того, очень большая часть личного состава афганской армии оказалась наркозависимой. В отдельных частях, в особенности в формировавшихся и базировавшихся на юге страны, наркотики употребляли до 25% военнослужащих. Как заявляют высокие американские командиры, неграмотность и наркозависимость солдат «приводили к низкой эффективности эксплуатации американского вооружения и оборудования, требующих технической грамотности личного состава».

Далее, как объясняет бывший глава минобороны США Роберт Гейтс, «мы постоянно меняли людей, ответственных за подготовку афганских военнослужащих. Единственное, что их объединяло, — это слепое копирование западных практик вместо стремления раскрыть сильные стороны афганского солдата».

Но главное, чем большинство экспертов объясняет подрыв дисциплины и боеспособности частей афганской армии, — это фантастический уровень коррупции. Многие афганские офицеры не только продавали оружие боевикам «Талибана»*, но и регулярно комплектовали свои подразделения «мертвыми душами» и присваивали их жалование. Причем немало американских аналитиков признает, что американские и британские офицеры в этом своим афганским коллегам практически не уступали.

В частности, в местной прессе широко освещался случай, когда в 2015 году американские военные отчитались о сооружении бензоколонки стоимостью 43 миллиона долларов, хотя рыночная цена этой заправки составляла не более 500 тыс. долл. Хотя Пентагон подобные ситуации старался скрывать, согласно данным отчета, подготовленного в 2020 году Foundation for Economic Education, только с 2009 по 2019 год было украдено или израсходовано нецелевым образом более 19 млрд долл. (!!!), или 30% средств, выделенных «на помощь афганской армии».

Энят Наджафзаде, глава афганского «Института войны и мира», описывает эту ситуацию так: «В условиях коррупции, задержек с выплатой жалования и управленческого бардака, многие военнослужащие попросту подавали в отставку или вовсе переходили на сторону „Талибана“* за небольшую сумму. Люди стали массово увольняться из силовых структур». Как заявил в интервью Foreign Policy офицер вооруженных сил Афганистана, «по причине потерь и увольнений каждый месяц мы теряли по 5 тысяч человек, а набирали всего 300–500».

Далее Наджафзаде признает: «Афганцы считали, что фактически страной управляет „банда трех“: Гани, его советник по национальной безопасности Хамидулла Мохиб, а также глава офиса президента Махмуд Фазил. Все они долгое время прожили за границей и были обладателями паспортов иностранных держав, что также не добавляло им популярности».

Британский офицер Майк Мартин в интервью Financial Times дает объяснение в том же духе: «Талибы* смогли создать успешный образ, разительно отличавшийся от правительства, неспособного объединить разрозненные племена, ополчение и армию. В конечном счете они предпочли просто разоружиться перед „Талибаном“** на выгодных для себя условиях».

А вот глава российского Центра изучения афганской политики Андрей Серенко оценивает ситуацию совершенно иначе. Он заявил, что «резкое изменение ситуации в начале августа 2021 года связано с достижением закулисных договоренностей между правительством США и главным спонсором „Талибана“* — Пакистаном. Фактически в обмен на сохранение американского влияния страна была передана под „протекторат Исламабада“ в лице „Талибана“*. До момента, пока сохранялось политическое решение противостоять боевикам, афганская армия сражалась очень хорошо. Как только политическое решение изменилось, начались процессы ее распада».

Кроме того, по оценке Серенко, реальная численность афганской армии на момент начала летнего наступления «Талибана»* в 2021 году составляла всего 53 тысячи человек. Именно по этой причине, а также из-за отказа США от обязательств по оказанию армии поддержки с воздуха, талибы* смогли обеспечить себе численное преимущество на ключевых направлениях.

Очень горячо и жестко охарактеризовал вывод войск из Афганистана ярый противник Байдена Дональд Трамп. 18 августа 2021 года в интервью телеканалу Fox News Трамп заявил: «Это ужасное время для нашей страны. Не думаю, чтобы за все годы США были настолько унижены. Не знаю, как это назвать — военное поражение или психологическое поражение, — но никогда ничего подобного произошедшему в Афганистане не было… Пожалуй, в мировой истории еще не было операции по выводу войск, организованной столь плохо… Китайцы насмехаются над нами, наблюдая за происходящим… У нас там 40 тыс. американцев, не считая тех людей, которые помогали США в Афганистане. Мы никогда не сталкивались с подобной ситуацией. Минимум 11 тыс. потенциальных заложников, а, может быть, и 40 тыс. Никто точно не знает, как их там много».

Экс-президент живописал, как он с ужасом смотрел телерепортаж из Кабула: «Я смотрел на этот гигантский самолет, как люди хватаются за него, пытаются улететь из Афганистана из-за неописуемого страха. И они падали с высоты 600 метров. Это самое большое унижение, которое я когда-либо испытывал».

Не преминул Трамп перечислить и финансовые американские потери, а также потери в новейших вооружениях, которые теперь могут достаться врагу: «У нас там новейшие танки и ракеты. Я хотел забрать всё военное оборудование, потому что был уверен, что правительственные войска не станут сражаться с талибами*. У нас там совершенно новые вертолеты Blackhawk на миллиарды долларов. Теперь доступ к ним получат Россия и Китай…

Мы тратили по $42 млрд в год. Подумайте только: $42 млрд. Насколько я помню, Россия тратит $50 млрд в год на всю армию, а мы $42 млрд только на Афганистан… взамен таких расходов Вашингтон не получил ничего».

Изображение: Twitter
Хабиттула Ахундзада
Хабиттула Ахундзада
АхундзадаХабиттула

Некоторые важные нюансы событий вокруг вывода войск

18 августа 2021 года Вахидулла Хашеми, лицо, близкое к руководящему органу талибов*, сообщил в заявлении для британской прессы, что лидер движения Хабитулла Ахундзада, скорее всего, останется верховным лидером и займет высшую должность в официальных органах Афганистана. У Ахундзады три заместителя: Мавлави Якуб, сын муллы Омара, Сираджуддин Хаккани, лидер могущественной «Сети Хаккани»*, и Абдул Гани Барадар, глава политического офиса «Талибана»* в Дохе и один из основателей движения.

20 августа ряд местных СМИ предположил, что, похоже, в «Талибане»* зреет решение о необходимости и возможности дальнейшей внешней экспансии. Указывается, что у талибов* воюет до 10 тыс. этнических таджиков и узбеков, готовых нести идеи халифата в «родные» республики. И что России этот сценарий грозит большими неприятностями.

В середине июля 2021 года, когда победа талибов* в войне была еще «не вполне предопределена», Турция попыталась, заручившись согласием США, получить под собственный контроль (то есть «взять под охрану») аэропорт Кабула. Однако талибы* этому решительно воспротивились: они заявили, что «считают военными интервентами, то есть объектами джихада, подразделения всех стран НАТО, включая Турцию».

В связи с этим турецкий министр обороны Хулуси Акар 15 июля сделал достаточно важное и многообещающее заявление: «Террористические организации стали наиболее важным элементом поля борьбы, которую они ведут как негосударственные субъекты, по доверенности… Эти организации также адаптировались и эволюционировали к текущим условиям, чтобы усилить свое влияние».

В эти же дни, 12–16 июля, глава МИД Китая Ван И вовсе не случайно провел визиты сразу в три сопредельные с Афганистаном страны: Туркменистан, Таджикистан и Узбекистан. В Душанбе Ван И заявил, что «Китаю и Таджикистану следует развивать более существенное сотрудничество в области безопасности, объединить усилия по противостоянию вызовам и рискам, совместно предотвращать вмешательство внешних сил».

В Ашхабаде Ван И подчеркнул готовность Китая «укреплять традиционное и нетрадиционное сотрудничество в области безопасности». В Ташкенте, как и в обоих предыдущих случаях, Китай предложил «совместно предотвращать вмешательство и вред со стороны внешних сил».

Знаменательно, что в эти же дни Россия предупредила «Талибан»* о «больших потерях в случае перехода границы и нанесения урона безопасности российских союзников в Центральной Азии». Кроме того, Россия, Узбекистан, Таджикистан и Киргизия наметили в августе-сентябре 2021 года серию совместных учений спецназа вблизи афганских границ.

7 сентября был оглашен состав нового правительства Афганистана.

Верховным правителем (амиром) Исламского эмирата Афганистан (ИЭА) стал, как и предполагалось, глава «Талибана»* шейх Хабитулла Ахундзада. Глава Шуры «Талибана»*, мулла Мохаммад Хасан Ахунд, стал и. о. премьер-министра. Глава катарского политбюро движения и главный переговорщик, мулла Абдул Гани Барадар — вице-премьер.

Мохаммад Хасан Ахунд
Мохаммад Хасан Ахунд
АхундХасанМохаммад

Сын основателя «Талибана»* муллы Омара, маулави Мохаммад Якуб Муджахид, получил пост министра обороны, мулла Сираджуддин Хаккани, глава террористической «Сети Хаккани»*, возглавит МВД, амир Хан Мутаки, член руководства движения, получает пост главы МИД. Министром финансов станет мулла Хидаятулла Бадри, министром экономики — Кари Дин Мухаммад, министром по делам беженцев — Хаджи Халил ур-Рахман Хаккани, министром высшего образования — Абдул Баки Хаккани, министром общественных работ — мулла Абдул Манан.

Официальный представитель «Талибана»* Забихулла Муджахид получит пост замминистра культуры и информации.

Как видно из списка, практически все посты в правительстве заняли представители «Талибана»*. Примечательно то, что ультрарадикальное крыло талибов*, «Сеть Хаккани»*, находится в американском списке террористических организаций, а ее руководитель и нынешний глава МВД Афганистана Сираджуддин Хаккани — в федеральном розыске США, причем ФБР объявила вознаграждение $5 млн за информацию, способствующую его аресту. Не менее примечательно и то, что в афганское правительство попали еще сразу три представителя «Сети Хаккани»*: Халил ар-Рахман Хаккани (министр по вопросам миграции), Абдул Баки Хаккани (министр высшего образования) и маулави Наджибулла Хаккани (министр связи и информтехнологий)…

10 октября 2021 года делегация «Талибана»* завершила в Катаре двухдневные переговоры с американскими дипломатами. Предмет обсуждения — реализация Дохийского соглашения о выводе войск, сдерживание радикальных группировок в Афганистане, а также эвакуация иностранцев и афганцев из страны.

Что в Афганистане происходит сегодня

10 января президент Таджикистана Эмомали Рахмон во время онлайн-саммита Совета ОДКБ заявил, что «события в Казахстане подтверждают важность усиления общей борьбы с терроризмом. Обстановка на таджикско-афганской границе осложняется каждый день, идут боевые действия прямо вдоль границы между самими талибами*, только за неделю были убиты 11 человек».

Рахмон напомнил, что в северо-восточных провинциях Афганистана, граничащих с ОДКБ, насчитывается более 40 лагерей и центров по подготовке террористов, в которых находятся до 6 тыс. боевиков, и заявил, что «ОДКБ должна создать пояс безопасности вдоль границы».

(Продолжение следует…)


* — Организация, деятельность которой запрещена в РФ.

** — Организация, деятельность которой запрещена в РФ.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER