В солдатском порыве на уничтожение врага, на изгнание его с родной земли немалую роль играли чувства гнева и мести за исковерканные судьбы родных, за всех убитых, угнанных в плен.

«Пламя мести мы кровью врагов зальем!» 75 песен Великой Отечественной — 4

Изображение: Гелий Коржев 2001-2004
Живой заслон. Из серии
Живой заслон. Из серии «Опаленные огнем войны»
Живой заслон. Из серии «Опаленные огнем войны»

Судьбы женщин Великой Отечественной, тех, кому посвящались песни, прозвучавшие в предыдущей статье. Какими были эти черные дни для советских женщин? Кто-то из них воевал бок о бок с мужчинами, делил с ними тяготы фронтовой жизни. Кто-то находился в эвакуации и там трудился вместе с такими же солдатками, приютившими их вместе с детьми. Кто-то оказался в дни блокады в Ленинграде. А кто-то попал в оккупацию, «под немца»…

Приведу только три отрывка из писем тех, кто пришел на советскую землю устанавливать там «новый порядок».

Ефрейтор Феликс Кандельс писал своему другу: «Пошарив по сундукам и организовав хороший ужин, мы стали веселиться. Девочка попалась злая, но мы ее тоже организовали. Не беда, что всем отделением… Не беспокойся. Я помню совет лейтенанта, и девочка мертва, как могила…»

В письме, найденном у лейтенанта Гафна, было написано: «Куда проще было в Париже. Помнишь ли ты эти медовые дни? Русские оказались чертовками, приходится связывать. Сперва эта возня мне нравилась, но теперь, когда я весь исцарапан и искусан, я поступаю проще — пистолет у виска, это охлаждает пыл. Между нами, здесь произошла неслыханная в других местах история: русская девчонка взорвала себя и обер-лейтенанта Гросс. Мы теперь раздеваем донага, обыск, а потом… После чего они бесследно исчезают в лагере».

Даже у немецких солдат порой не выдерживала психика от творимых «белокурыми бестиями» «подвигов». Солдат Гейнц Мюллер писал своей жене: «Герта, милая и дорогая, я пишу тебе последнее письмо. Больше ты от меня ничего не получишь. Я проклинаю день, когда родился немцем. Я потрясен картинами жизни нашей армии в России. Разврат, грабеж, насилие, убийства, убийства и убийства. Истреблены старики, женщины, дети. Убивают просто так. Вот почему русские защищаются так безумно и храбро».

И таких задокументированных свидетельств зверств нацистов множество. Бесчинства немцев на оккупированных советских землях нашли свое отражение и в песнях тех лет. Именно эти «песни гнева и мщения» стали основой данной публикации.

Одной из первых песен, в которой рассказывалось о зверствах фашистов, стала «О чем ты тоскуешь, товарищ моряк?» Один из ее авторов — Василий Павлович Соловьев-Седой вспоминал, что родилась она «в грозные дни первого военного лета 1941 года». Автором стихов песни стал Василий Иванович Лебедев-Кумач.


О чём ты тоскуешь (Соловьев-Седой - Лебедев-Кумач) А.Зайцев, ЦА ВМФ ССС

В конце 1941 года композитор Матвей Блантер совместно с поэтом Владимиром Винниковым создают «Песню мщения». «Песней-набатом» назовут ее позже…


Песня мщения (М. Блантер - В. Винников, 1941) В. Бунчиков, 1942

Чуть позже на музыку этой песни поэтом-антифашистом Эрихом Вайнертом были написаны слова на немецком языке. «Alle Waffen gegen Hitler» («Всё оружие против Гитлера») — так будет звучать название этой песни, которая будет активно использоваться на фронтах Великой Отечественной для звукопропаганды среди солдат гитлеровской армии.

18 июля 1942 года в газете «Красная звезда» впервые было опубликовано стихотворение Константина Симонова «Убей его!». Уже на следующий день оно было перепечатано газетой «Комсомольская правда», а 20 июля появилось в «Окнах ТАСС».

Поэт Михаил Львов, к слову, автор текста знаменитой песни «Горячий снег» Александры Пахмутовой, так вспоминал о стихотворении Симонова: «В 1944 году, на Сандомирском плацдарме, за Вислой, говорил мне мой друг-танкист о стихотворении Симонова „Убей его!“: „Я бы присвоил этому стихотворению звание Героя Советского Союза. Оно убило гитлеровцев больше, чем самый прославленный снайпер…“»

Полностью это стихотворение читатели этой статьи смогут прочитать самостоятельно, а я ограничусь только его концовкой (текст приведен в соответствии с отредактированным самим автором вариантом, появившемся в послевоенные годы).

Так убей фашиста, чтоб он,
А не ты на земле лежал,
Не в твоем дому чтобы стон,
А в его по мертвым стоял.
Так хотел он, его вина, —
Пусть горит его дом, а не твой,
И пускай не твоя жена,
А его пусть будет вдовой.
Пусть исплачется не твоя,
А его родившая мать,
Не твоя, а его семья
Понапрасну пусть будет ждать.
Так убей же хоть одного!
Так убей же его скорей!
Сколько раз увидишь его,
Столько раз его и убей!

24 июля 1942 года та же газета «Красная звезда» опубликовала статью писателя и публициста Ильи Эренбурга «Убей!». Предлагаю читателям самим найти этот очень сильный и эмоциональный текст, а в данной публикации приведу только одну фразу из него: «Рабовладельцы, они хотят превратить наш народ в рабов. Они вывозят русских к себе, издеваются, доводят их голодом до безумия, до того, что, умирая, люди едят траву и червей…»

Вскоре после этого композитором Василием Соловьевым-Седым и поэтом Алексеем Фатьяновым будет написана еще одна «Песня мщения».


Песня мщения (В. Соловьев-Седой, сл. А. Фатьянов) П. Киричек, анс. МВО 1943

Именно это произведение зазвучит на всех фронтах Великой Отечественной призывом к мести за зверства фашистских нелюдей. В 1943 году Василий Павлович Соловьев-Седой станет лауреатом Сталинской премии второй степени. Среди тех произведений, за которые будет отмечено творчество композитора этой высокой наградой, наряду со всем известными и любимыми песнями «Вечер на рейде» и «Играй, мой баян…», будет названа и «Песня мщения».

Тема мщения была очень близка авторам-ленинградцам. Возможно, потому, что жителям блокадного города понятно чувство мести за преступления фашистов. В 1942 году композитор Владимир Львович Барбе на слова поэтов Александра Ильича Гитовича и Владимира Александровича Лившица пишет песню «Лети, моя пуля!»

Ненастною ночью к поселку родному
Прорвался немецкий отряд.
По улице нашей, по милому дому
Стучит и стучит автомат.
Мать бросилась к дочке, а дочка убита,
И мать зарыдала над ней...

Лети, моя пуля.
Настигни бандита
И черное сердце пробей!


Лети, моя пуля! (В. Барбе, сл. А. Гитович, В. Лившиц) Агитвзвод арм. д. КА, 1942

В том же 1942 году композитор Борис Григорьевич Гольц и поэт Владимир Моисеевич Волженин (Некрасов) создали песню «Месть балтийцев», ставшую знаменитой у защитников города Ленина.

Неси в боях вперед, как знамя,
Святую ненависть в сердцах.
С любовью, гордыми словами,
Потомки вспомнят об отцах.
Народ и Сталин с нами вместе,
Победа ближе с каждым днем,
И пламя гнева, пламя мести
Мы кровью вражеской зальем!


Месть балтийцев (Б. Гольц, сл. В. Волженин), исп. анс. ВМФ СССР

Композитор Анатолий Новиков в далеком 1946 году так рассказывал о своей песне «Пять пуль»: «Боец крепко сжимает винтовку, в обойме которой пять пуль. Советский воин посылает первую пулю за погибшую от руки врага мать, вторую — за уведенную немцами в рабство сестру, третью — за убитого друга, с которым вместе воевал, четвертую — за родной Днепр…

…Последнюю пулу я метко пошлю
В фашистское сердце, без дрожи,
За родину нашу, что свято люблю,
Что жизни мне самой дороже!

Песня «Пять пуль» была быстро издана в Москве и направлена в фронтовые хоровые ансамбли, батальоны и роты. Мне радостно и гордо сознавать, что эта песня сопровождала бойцов в наступление».


Пять пуль (А. Новиков, слова А. Сафронов) хор ВЦСПС, 1943

Песня «Пять пуль» была написана в 1943 году, когда советские войска уже перешли в наступление практически по всему фронту. И, конечно, в том солдатском порыве на уничтожение врага, на изгнание его с многострадальной родной земли немалую роль играли чувства гнева и мести за поруганные, исковерканные судьбы родных и близких, за всех убитых, угнанных в полон.

Вспомни, вспомни обо мне
В черный час ночной
Ты лежишь в крови в огне
Милый край родной.

За тебя, мой старый дом,
За поля, леса кругом,
Взял винтовку я,
Русская земля!


Песня о русской земле (Н. Богословский, сл. В. Луговской) В.Бунчиков, 1943

«Песня о русской земле», написанная Никитой Богословским на стихи Владимира Луговского в 1943 году, очень точно выразила чувства солдат, вставших на защиту Родины.

С первых дней, с первых минут той жестокой битвы до великого дня Победы бойцы честно выполняли свой воинский, сыновний долг. Самоотверженно сражались они с врагом «на земле, в небесах и на море». Именно о том, как в песне Великой Отечественной отразился боевой путь различных видов вооруженных сил, и пойдет речь в двух следующих публикациях цикла. А начнется этот рассказ с боев на земле.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER