Иностранным наемникам в составе ВСУ и  МВД Украины дан четкий сигнал: дело может кончиться плохо

За что в ДНР осудили британских «повара» и «блогера»?

Василий Верещагин. Два ястреба (Башибузуки). 1879
Василий Верещагин. Два ястреба (Башибузуки). 1879
Василий Верещагин. Два ястреба (Башибузуки). 1879

Продолжают раздаваться вопли «международной общественности» о том, что вынесенный 10 июня 2022 года судом Донецкой Народной Республики (ДНР) смертный приговор в отношении британцев Эйдена Эслина и Шона Пиннера, а также марокканца Саадуна Брагима, является «ненастоящим», «марионеточным».

Требования применить к осужденным Женевскую конвенцию о военнопленных, которая должна стать альтернативой якобы несправедливому приговору, раздаются все чаще. Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ осудило вынесение смертных приговоров наемникам.

На наш взгляд, это многоголосное возмущение говорит и о полной растерянности представителей [в первую очередь] британского истеблишмента, и об истинной или мнимой правовой безграмотности, и о попытках скрыть огромный конфуз.

Читайте также: Признает ли Великобритания ДНР, чтобы спасти своих военных преступников?

На самом деле Народная милиция ДНР полностью соблюла не только Женевскую конвенцию о военнопленных, но и другие нормы и положения международного законодательства.

Женевская конвенция об обращении с военнопленными

Женевская конвенция ООН об обращении с военнопленными была принята 12 августа 1949 года Дипломатической конференцией для составления международных конвенций о защите жертв войны.

Для СССР (а значит и для Украины, и для России, и для ДНР) Конвенция окончательно вступила в силу 10 ноября 1954 года, после соблюдения необходимых ратификационных процедур.

Конвенция о военнопленных гарантирует гуманное отношение к любому военнослужащему, попавшему в ходе военного конфликта в плен к противнику. Согласно этому международному закону, в отношении военнопленных «запрещаются и всегда и всюду будут запрещаться <…> посягательство на жизнь и физическую неприкосновенность, в частности всякие виды убийства, увечья, жестокое обращение, пытки и истязания».

Кроме этого, военнопленных запрещено шантажировать взятием заложников. Категорически запрещено в отношении военнопленных «посягательство на человеческое достоинство, в частности оскорбительное и унижающее обращение».

Но самое главное, этим документом подразумевается категорический запрет на «осуждение и применение наказания без предварительного судебного решения, вынесенного надлежащим образом учрежденным судом, при наличии судебных гарантий, признанных необходимыми цивилизованными нациями» (подпункт «d» пункта 1 статьи 3 Конвенции).

Этим пунктом Конвенции прямо подразумевается, что статус военнопленного прекращается сразу же, как только пленный стал фигурантом уголовного дела. С этого момента он более не военнопленный, а подозреваемый или обвиняемый.

Военнопленных Эслина, Пиннера и Брагима не стали подвергать унижениям и пыткам, какие применяли, к примеру, к узникам печально известной американской тюрьмы Гуантанамо.

Их предали публичному суду, который проведен с соблюдением общепринятых во всем мире принципов судопроизводства. Суд состоялся открыто и гласно. Доказательства в суде исследовались прямо и непосредственно, с участием самих подсудимых. Полностью соблюдены право на защиту и принцип равноправия сторон — обвинения и защиты.

Согласно этим принципам судопроизводства, приговор суда ДНР основан отнюдь не только на признаниях Эслина, Пиннера и Брагима. В суде были исследованы и другие, объективные доказательства как обвинения, так и защиты. Под давлением этих доказательств наемники заявили о «деятельном» раскаянии.

Женевская конвенция о военнопленных не может освободить и отнюдь не освобождает от ответственности за военные преступления. Вот почему апелляции главы британского МИД госпожи Трасс и других членов английского правительства к Женевской конвенции о военнопленных в данном случае — не более чем неуместная истерика.

Наемничество и насильственный захват власти как преступления международного масштаба

Украинские, британские и другие «защитники» уже поспешили объявить, будто приговор Эслину, Пиннеру и Брагиму по статье 323 УК ДНР («Насильственный захват власти или насильственное удержание власти») и статье 430 УК ДНР («Наемничество») политически ангажирован, и что власти ДНР чуть ли не выдумали новые законы якобы специально для показной казни британских подданных.

Это не так. Законодатели ДНР ничего нового не изобрели.

Международная конвенция о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников Принята резолюцией 44/34 Генеральной Ассамблеи ООН 4 декабря 1989 года.

Наемничество, как и насильственные захват и удержание власти, отнесены к категории преступлений против мира и безопасности человечества, для борьбы с которыми при ООН создан даже специальный орган — Международный уголовный суд (МУС).

Соответствующие этим международным установкам уголовные законы, определяющие наемника в первую очередь как лицо, которое «специально завербовано на месте или за границей для участия в совместных насильственных действиях, направленных на <…> свержение правительства или подрыв конституционного порядка государства иным образом; или <…> подрыв территориальной целостности государства», приняты практически в любой стране мира. В их числе Великобритания.

Здесь надо оговориться, что упомянутая международная конвенция устанавливает лишь общие критерии наемничества, которые могут быть уточнены национальным законодательством конкретной страны, о которой идет речь.

В данном случае речь идет о ДНР и о конкретных нормах Уголовного кодекса этой страны, а также о конкретном уголовном деле, с конкретными обстоятельствами и основаниями, оценивать каждое из которых — исключительная компетенция конкретного суда, в данном случае суда ДНР.

Согласно статье 430 УК ДНР, «наемником признается лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения и не являющееся гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях, не проживающее постоянно на его территории, а также не являющееся лицом, направленным для исполнения официальных обязанностей».

В нашем случае плененные британцы в оправдание наемничества заявили о наличии у них украинского гражданства. Но в данном случае суд не принял этот фактор.

Суд ДНР счел, что приобретение украинского гражданства явилось здесь не более чем условием контракта о наемничестве с украинской армией. Суд также установил, что наемники не являлись лицами, направленными для исполнения официальных обязанностей.

Судом установлено, что и Шон Пиннер, имеющий обширный боевой опыт в Боснии и Хорватии, а затем в Ираке и Сирии, и Эйден Эслин, успевший повоевать «добровольцем» в Сирии, на деле отнюдь не были «поваром» и «блогером», как они заявляли при задержании.

Суду были представлены доказательства, что наемники принимали самое деятельное участие в конкретных боевых операциях в составе своего подразделения ВСУ, то есть выполняли функции, явно не свойственные указанным должностям. Таким образом, украинское гражданство в данном случае является лишь слабым прикрытием для наемничества.

И здесь важно понимать, что смертный приговор суда вызван отнюдь не наемничеством, от которого так старательно открещивались трое «украинских граждан». За наемничество в ДНР смертную казнь не назначают.

Смертный приговор Эслину, Пиннеру и Брагиму назначен за действия по насильственному захвату власти для изменения конституционного строя. Именно за эти действия, совершенные «в военное время», статья 323 УК ДНР предусматривает смертную казнь с конфискацией имущества.

Действия по захвату власти так же, как и наемничество, предусмотрены международным законом — упомянутой выше Международной конвенцией о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников. Так же, как и наемничество, захват власти отнесен международным законом к преступлениям против мира и безопасности человечества.

Разница лишь в том, что в законодательстве ДНР это преступление описано отдельным составом, и за него назначено более суровое, чем за наемничество, наказание — смертная казнь.

Общеизвестно, что ДНР создана как республика, не признавшая государственного переворота на Украине в 2014 году. И потому вопрос, является ли правомочным назначение самого сурового наказания за насильственный захват власти для ДНР, становится риторическим.

Приговор суда ДНР мог бы быть другим, если бы Британия официально признала, что ее подданные участвовали в военном конфликте на Украине по ее поручению и в ее интересах. В этом случае обвинение в наемничестве могло бы и не состояться. Воин, действующий в интересах и по заданию своей страны, очевидно не может считаться наемником. Но разумеется, Британия не признает, что ее военные участвуют в конфликте на Украине.

Легитимность суда

Наиболее неуместными оказываются заявления представителей британской элиты о том, что суд ДНР якобы нелегитимен. Все дело в том, действие Международной конвенции распространяется на территорию всех государств, подписавших Конвенцию.

Каждое государство мира, во всяком случае, являющееся членом ООН, обязано признавать Конвенцию, а в случае задержания наемника принять меры к осуждению его по всей строгости действующего уголовного закона или выдать для тех же целей заинтересованной стороне.

Суд над наемниками проведен в условиях открытости и гласности, с соблюдением всех общепринятых принципов судопроизводства. И это однозначно исключает любые намеки на нелегитимность суда.

Как бы там ни было, правосудие ДНР дало четкий сигнал иностранным наемникам, приехавшими на Украину «не для того, чтобы умереть», четкий сигнал, что дело может кончиться плохо.

Читайте также: «Ехал не для того, чтобы умереть» — британский наемник чудом спасся от ВСУ

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER


Другие статьи из сборника «Украинство»