logo
  1. Война с историей
  2. Региональная политика Приморского края
ИА Красная Весна /
Глава приморского отделения организации "Двуглавый орел" Виктор Шалай сначала что-то говорит про «внеидеологичность» замены памятников Лазо на Завойко, а потом о том, что "Карфаген должен быть разрушен" "хирургической операцией", да так, чтобы общество об этом не узнало. 

Советскую историю на задворки! Убрать Лазо, поставить Завойко

«Орлы» хотят убрать Лазо как римляне Карфаген
«Орлы» хотят убрать Лазо как римляне Карфаген
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

16 декабря ГТРК «Владивосток» выпустила видеорепортаж, призывающий установить памятник адмиралу Российской Империи Василию Завойко на место ныне стоящего там памятника герою Гражданской войны Сергею Лазо.

Памятник адмиралу Завойко был установлен во Владивостоке в 1908 году. В 20-е годы бронзовый памятник разломали на цветмет. А в 1945 году на осиротевший постамент установили памятник зверски убитому борцу с белоинтервентами на Дальнем Востоке Сергею Лазо.

В последние несколько лет видные деятели приморского исторического сообщества призывают власти города и края «восстановить историческую справедливость» — убрать памятник Лазо с постамента (и, как водится у десоветизаторов по всей стране, переместить в загородный парк) и поставить туда памятник Завойко.

В видеосюжете известный приморский историк, почетная гражданка Владивостока Нелли Мизь живописует военный гений адмирала Завойко, проявленный им во время обороны Петропавловска-Камчатского от англо-французских военных моряков. И весьма вольно интерпретирует факты, заявляя, что Завойко «называли крестным отцом Владивостока» лишь на том основании, что он говорил о необходимости основания форпоста на материке в незамерзающей бухте.

Коллизию Лазо и Завойко Мизь сначала призывает не считать политической или идеологической — а вопрос «кто более матери России ценен», по ее мнению, даже ставить нельзя. И продолжает — «но по поводу Лазо есть самое главное», что слова, написанные на постаменте: «Вот за эту русскую землю, на которой я сейчас стою, мы умрем, но не отдадим ее никому», — на самом деле Лазо никогда не говорил. «Это доказано нашими исследователями», — говорит Мизь сначала, и добавляет, что пусть это останется на совести тех, кто эту легенду придумал. Ведь было такое время, когда страна нуждалась в героях.

В итоге получается резкий контраст между образами Завойко и Лазо: Завойко — герой реальный, а Лазо — так себе персонаж. Герой, сделанный на коленке, чтобы удовлетворить потребности текущего момента. Было бы очень интересно увидеть доказательства того, что Лазо эти слова никогда не говорил. Ведь это утверждение принципиально недоказуемо.

Заслуги адмирала Завойко перед Родиной очевидны, и целесообразность установки памятника военачальнику никто не оспаривает. Во Владивостоке есть улица Завойко, переименованная в честь адмирала в советское время. Однако и Лазо — не просто героизированный персонаж на потребу эпохе, а легенда партизанского движения на Дальнем Востоке. История борьбы и смерти Лазо была известна всему Советскому Союзу.

Мы не будем здесь в пику Нелли Мизь приводить биографию Лазо. В советское время о нем была написана не одна книга. Ограничимся двумя абзацами.

Дворянин, подпоручик царской армии Сергей Лазо после Февральской революции был избран солдатами своей роты делегатом в красноярский горсовет. Красноярский губернатор был арестован вооруженным отрядом под командованием Лазо. После Октябрьской революции Лазо командовал захватом власти в Красноярске. Чуть позже подавлял выступление юнкеров в Омске и Иркутске. В первой половине 1918 года — командующий Забайкальским фронтом. После прихода в Сибирь Колчака перешел в подполье и занимался организацией партизанского движения.

С конца 1919 года Лазо становится начальником штаба по подготовке восстания в Приморье. Оно прошло успешно — наместник Колчака был свергнут, а вновь созданное временное правительство контролировали большевики. В апреле 1920 года Лазо с товарищами были схвачены японцами и спустя почти два месяца переданы белым казакам. По основной версии, двое товарищей Лазо были застрелены и сожжены в паровозной топке, а самого Лазо сожгли живьём. Парню было 26 лет.

Читайте также: Сергей Лазо: подвиг длиною в жизнь

Но вернемся к репортажу. Второй спикер — директор краеведческого музея имени Арсеньева и по совместительству глава регионального отделения организации воинствующих десоветизаторов «Двуглавый орел» Виктор Шалай — сначала тоже что-то говорит про внеидеологичность замены Лазо на Завойко, а потом, как любят говорить антисоветчики, по-пролетарски заявляет о том, что «Карфаген должен быть разрушен» — замена памятника должна быть проведена в режиме «хирургической операции», узнавать общественное мнение по этому поводу не только не нужно, но и вредно.

Читайте также: «Двуглавый орел»: в Приморье установят памятники и переименуют улицы

Также он говорит, что манипуляция с памятниками принесет Владивостоку положительные изменения, которые почувствуем не только мы, но и последующие поколения. «Вопрос стоит о жизнеспособности города, ни много и не мало», — распаляется Шалай. Молодой антисоветчик усвоил уроки старших товарищей, которые так же исступленно требуют вынести тело Ленина из Мавзолея, приводя в обоснование такой необходимости похожие аргументы.

Шалай призывает соединить Завойко и постамент, «не умаляя никаким образом значения Гражданской войны и героев с двух сторон, которые в этой войне были». Это несправедливо — поставить Завойко в сквере напротив, откуда он будет смотреть на свой постамент, продолжает директор музея. Поставить Завойко в центре города в 100 метрах от его прежнего постамента несправедливо, а убрать Лазо за город — нормально и никоим образом не умалит героя Гражданской войны.

Оно и понятно, региональный лидер «Двуглавого орла» по определению должен ненавидеть всё советское, но зачем тогда прикрываться фиговым листком внеидеологичности рокировки памятников? И как заявления о необходимости разрушения Карфагена в режиме хирургической операции соотносятся с демократическими принципами принятия решений? Ведь в данном случае очевидное меньшинство — всего несколько активистов — безапелляционно заявляют о своем праве решать вопросы культурно-исторической идентичности целого города.

Но «Орлы» чувствуют себя в Приморье вольготно. Не зря их лидер — «православный олигарх» Константин Малофеев — приезжал назначать Шалая главой региональной организации лично, да еще и тогдашнего министра по развитию Дальнего Востока Александра Галушку на собрание привел.

Они настолько расслабленны, что не стесняются упрекать губернатора Приморья Олега Кожемяко за взвешенную позицию по проблеме памятников. Они цитируют слова Кожемяко о том, что казус с постаментом стал следствием «исторического хаоса» и «памятник Сергею Лазо — это история, которая не переписывается». А после цитаты пишут, что «у профессиональных историков, душой болеющих за любимый город, другое мнение».

Но с каких пор у нас в стране «профессиональные историки» наделены правом проводить хирургические операции по разрушению карфагенов народной памяти? Такие «орлы»-историки одной своей головой кричат о тоталитаризме в СССР, а другой призывают осуществлять диктат оголтелого меньшинства в современной демократической России.

Читайте также: Двуглавый реваншизм, или Мифчик XXI века

Не секрет, что в последние годы российское общество переживает ресоветизацию. Но нашему ресоветизированному обществу продолжают навязывать бело-монархическую идентичность, причем антидемократическими методами. Понятен задор боевых десоветизаторов — владивостокцы стерпели возведение арки в честь цесаревича Николая, установку бюста Николая II, наименование набережной в честь того же цесаревича и даже установку мемориальной таблички нереабилитированному военному преступнику адмиралу Колчаку, но политическая ситуация изменилась, и общество вряд ли утрется от очередного плевка в свою душу. Народ готов бороться за свои ценности и идеалы.